Культурный шок: в Уфе отменено решение о выплате 25 млн рублей за снос старого дома

Культурный шок: в Уфе отменено решение о выплате 25 млн рублей за снос старого дома

10 января , 12:29ОбществоТатьяна Майорова
Дело отправлено на новый пересмотр.

Сегодня, 10 января, судья Ленинского районного суда Уфы Артур Гималетдинов отменил решение о выплате 25 миллионов рублей за снос старинного здания на улице Нехаева, 110, вынесенное 16 декабря прошлого года. Основанием для отмены решения стало обращение ответчика Фината Нигманова о том, что при его вынесении были нарушены его права. Финат Нигманов не присутствовал на том заседании 16 декабря, никакой повестки ему никто не отправлял, как выяснилось из материалов дела.

Отмена решения суда, конечно, не означает, что семье врачей Нигмановых больше не грозит выплата гигантской суммы. На суд приехало много журналистов, и в этом нет ничего удивительного, поскольку дело по-своему уникально, столь «драконовского» наказания за снос старого здания в Башкирии еще не выносилось. А ведь известно немало случаев, когда ранее сносились здания, имевшие статус выявленных памятников и даже признанные реальными памятниками культуры, и те, кто это сделал, отделывались чисто символическими штрафами. Так почему же правосудие обрушилось всей своей мощью на семью врачей, которая решила снести полуразвалившийся дом, о статусе которого не было информации ни в Росреестре, ни в других инстанциях (кроме документа, опубликованного где-то в недрах сайта Башкультнаследия)?

Напомним, Ленинский районный суд Уфы принял решение о том, что уфимский врач Финат Нигманов должен возместить стоимость разработки научно-проектной документации и прочих работ, необходимых для восстановления старинного здания, которое располагалось по улице Нехаева, 110 в столице республики. По подсчетам привлеченных экспертов, сумма должна составить около 25 млн рублей.

Вдобавок Верховный суд РБ также привлек Нигманова к ответственности за административное правонарушение по ч. 3 ст. 7.13 КоАП РФ и обязал его уплатить штраф в размере 40 тысяч рублей.

- Когда мы оформляли сделку купли-продажи, спрашивали у предыдущей собственницы, не является ли дом памятником архитектуры. Но она дала отрицательный ответ и даже уточнила, что объект расположен в границах красной линии запроектированной улицы, которая считается территорией общего пользования, зарезервированной для муниципальных нужд. Бывшая собственница даже имела справку из Главархитектуры о том, что дом подлежит сносу. Мы проверили информацию в Росреестре, но и там никаких данных об обременении не нашли, - рассказала Медиакорсети Гульнур Нигманова.

Часть дома (примерно четверть) до последнего времени перед продажей еще оставалась жилой, но и то, по словам Гульнур Хамзеевны, всё там держалось «на честном слове». На крыше и стенах уже успели вырасти деревья, часть «поехавшей» кирпичной кладки была заменена силикатным кирпичом. Поначалу супруги Нигмановы рассматривали вариант восстановления дома. Но его обследование показало, что степень износа конструкций уже стала представлять опасность для окружающих. На фотографиях хорошо видно, что стены старинного строения перечеркнуты трещинами, внутри попадали потолочные балки и провалились полы. На крыше и выступах стен даже выросли деревья – до такой степени здание было заброшено. Ремонтировать его было нереально.

Вдобавок, когда в марте текущего года Финат Нигманов обратился в администрацию города за разрешением на реконструкцию дома, в мэрии ответили, что строительство и реконструкция индивидуального жилого строения не относятся к разрешенным видам использования данного участка. Говоря проще, реконструкцию этого дома провести не разрешили. Это укрепило Нигмановых в намерении все-таки снести дом и построить на его участке другой. О своем намерении сносить дом Финат, по его словам, уведомил Главархитектуру и чуть позже получил ответ, что информация принята к сведению.

Сразу после сноса дома представители Управления по госохране культурного наследия (Башкультнаследие) и заявили, что дом является выявленным объектом культурного наследия и по этой причине сносу не подлежит. По факту его сноса было подготовлено обращение в суд и полицию. Полиция отказала в возбуждении уголовного дела, а суд принял иск в работу. Разбирательство завершилось непомерным штрафом, обосновать который не получается при всем желании. По документам, которые имеются на руках у Нигмановых, площадь дома не превышала 245 кв.метров. Подсчеты проводили специалисты. Почему у экспертов, привлеченных Башкультнаследием, площадь дома получилась втрое больше, никто не понимает.

- Почему суд принял во внимание данные экспертизы, не подкрепленные никакими реальными фактами, нам непонятно. Такую экспертизу, по сути, может написать любой человек. Обычно она делается на основании техпаспорта дома, но в нем указаны совершенно иные данные о площади строения, - прокомментировала адвокат Нигмановых Гульшат Файзирахманова. – Мне известны прецеденты, которые были рассмотрены, в том числе и в Ленинском суде Уфы, когда подобная экспертиза не была признана. Почему в этот раз судья не поставил ее данные под сомнение, непонятно.

- Всего в нескольких метрах от нашего участка, по улице Нехаева, 126, расположен старинный дом, который тоже постепенно приходит в негодность, но по поводу его судьбы никто не переживает, никто не пытается его спасти. Почему государство не реконструирует его, если ему так дороги старинные дома? Видимо, тоже ждут, когда появится возможность оштрафовать кого-то, - предположила Гульнур Нигманова. – Где мы возьмем 25 млн рублей за полгода? Почки свои продадим или где возьмем эти деньги? Три с половиной месяца живем в этом кошмаре!

- Мы же живем в 21-м веке! Оказывается, здание считается выявленным памятником культуры еще с 1992 года. Все эти годы в нем жили люди и даже не подозревали об этом, их никто не предупредил, делали пристрои к дому, перепланировки. И до сих пор никого судьба дома не беспокоила, пока он не стал разваливаться окончательно.

Если в 90-е годы были сложности с документами, то почему нельзя теперь в электронном порядке внести оперативно информацию об обременении в Регпалату? - возмущается Финат Нигманов.

Представитель ведомства, начальник отдела госнадзора и правовой работы Башкультнаследия Ильнур Лукманов, не моргнув глазом, дает комментарии, ссылаясь на закон РСФСР от 1978 года.

- Закон РСФСР не регламентировал порядок уведомления собственников культурного наследия, также не регламентировал порядок регистрации ограничения в Росреестре. Действующее законодательство также не указало о том, что те объекты, которые были выявлены ранее, должны были быть зарегистрированы в Росреестре, и о том, что новый собственник также должен быть уведомлен, - пояснил Ильнур Лукманов.

Примечательно, что в последний день прошлого года на сайте прокуратуры Башкирии было опубликовано сообщение о том, что сотрудники Башкультнаследия привлечены к дисциплинарной ответственности за незаконные проверки и размещение неполной информации о проведенных мероприятиях по контролю. Значит, все-таки не всё так безупречно в работе ведомства.

Теперь, когда дело отправлено на пересмотр, ответчик Финат Нигманов и его адвокат постараются вновь отстаивать свою позицию. В отличие от середины декабря теперь дело приобрело уже всероссийский резонанс, и к нему приковано внимание многих СМИ. Все ждут, каким образом Башкультнаследие будет доказывать злой умысел семьи врачей, которые снесли полуразвалившееся здание.

Медиакорсеть следит за ситуацией.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter