Медовый заговор: в Башкирии коммерсанты, отравившие пчел, отделались лёгким испугом

9 января 2020, 07:28
Фото: Ильшат Имангулов / Mkset.ru
Пчеловоды, которые понесли убытки на несколько миллионов рублей, возмущены таким решением.

Сегодня, 9 января, пчеловод из Илишевского района Анас Ахметов подал судебный иск к СПК-колхозу имени Куйбышева с требованием возместить ему ущерб в размере миллиона рублей, понесенный из-за гибели пчел в связи с отравлением пестицидами.

История массового отравления пчел на пасеках Башкирии не завершена. Пчеловоды у «разбитого корыта», и лишь единицы ищут правды и возмещения многомиллионных убытков. Реально ли их получить и как это происходит в действительности? История пасечника из Илишевского района Башкирии даст ответы на часть вопросов.

Все-таки в удивительное время живём! Люди хотят есть липовый мёд и одновременно иметь баньку из липы, липовой вагоночкой обшить домик, покупать сувениры из липы, иметь деревянную липовую посуду… Приходит ли людям в голову, что имея такую баньку, не надо ждать от пчеловодов липового мёда? Или даже вообще — мёда. На носу Апимондия — в 2021 году, а важнейший центр республиканской пчеловодной науки, практики и отрасли — Башкирская опытная станция пчеловодства в поселке Улу-Теляк разгромлена. К напастям рукотворным прибавляется и изменение климата. Неконтролируемый запрещенный массовый ввоз южных рас пчёл в республику ведет к вырождению местных.

И на этом фоне очередная новость 2019 года: при обработках посевов рапса погибли тысячи пчелиных семей. Минсельхоз Башкирии подтверждает: массовый мор пчел по вине человека произошел в Иглинском, Уфимском, Стерлитамакском, Ермекеевском, Миякинском, Бижбулякском и Илишевском районах.

Фото: Ильшат Имангулов / Mkset.ru

В том числе под «раздачу» попала и пасека пчеловода Анаса Ахметова из деревни Буралы Илишевского района. Анасу Фарсыевичу 60 лет, полжизни он занимается пчеловодством. И это его основная доходная статья: на пенсию далеко не уедешь.

Деревенька Буралы расположена в 12 километрах от райцентра Верхнеяркеево и в четырех километрах — от села Итеево, центра сельсовета. Кругом — сплошные поля посевных культур, насколько глазу видно.

Поля засеяны медоносами. Это выгодно и фермерам — урожай увеличивается от опыления пчелами раза в четыре, и пчеловодам — постоянный конвейер медоносов. Здесь многие держат пчел. Только в небольшом селе Буралы, где проживает не более 250 человек, кроме Ахметова, еще как минимум пятеро — пасечники. А тут как раз и рапс посеяли прямо за околицей.

Начало июля. Он еще не зацвел. Все вроде хорошо. 4 июля у Ахметова отроились пчелы. Вечерком посадил их в улей.

Фото: Ильшат Имангулов / Mkset.ru

— Пятого июля в семь утра вышел посмотреть отроившихся пчел: как прижились. Подхожу к пасеке, а она усеяна мертвыми пчелами. Сразу подозрение пало на местный СПК, чьи поля под рапсом: сильный ветер уже два дня подряд дул с полей колхоза имени Куйбышева. Позже выяснилось, что так и есть, а действующее вещество примененного там пестицида «Каратошанс» под названием перметрин — это сильнейший яд контактно-кишечного действия. Достаточно его присутствия в воздухе, как отравление гарантировано.

Для пчел это вещество считается ядом первого класса опасности. Для человека перметрин имеет второй класс опасности, при этом, кстати, у четырех жителей села Буралы в тот день, 5 июля, отмечалось резкое ухудшение состояния здоровья.

Пчеловод оказался не робкого десятка, сразу вызвал полицию, пригласил свидетелей. Составили протокол, сделали фотофиксацию, взяли пробы.

- Я планировал числа восьмого июля откочевать на гречиху. Но чтобы спасти оставшихся в улье пчел, откочевал уже пятого июля. Это не помогло: там пчелы погибли все. Открываешь улей, а там пять еле живых пчелок ползают, ужасная картина. Сердце кровью обливалось, — поделился переживаниями Анас Ахметов.

Фото: Ильшат Имангулов / Mkset.ru

Анас Фарсыевич отвез мертвых пчел на экспертизу в Уфу. Дальше начался детектив.

- Башкирский Россельхознадзор за неимением своих лабораторных возможностей отправляет пробы аж в Саратовское территориальное управление Россельхознадзора. В тот период по Башкирии от 65 пасек привезли материалы. Я был 59-м в списке. Через некоторое время узнаю, что и этот получил результаты, и тот. А моей экспертизы всё нет и нет. В нашем Россельхознадзоре отвечают невразумительно. Пришлось позвонить в Саратов. Выяснилось, что из 65 пасек лишь 26 оплатили экспертизу — перечислили 10 тысяч рублей. В числе этих 26-ти меня не оказалось. Прямо детектив какой-то. В Саратове по моей проблеме собрали совещание и решили сделать повторную экспертизу. Через некоторое время мне все-таки прислали результаты. Всё подтвердилось — отравление пчел перметрином — действующим веществом, использованного на соседнем с деревней поле СПК-колхоза им. Куйбышева, — рассказал пчеловод.

Параллельно всё население деревни Буралы написало обращение на имя министра экологии и природопользования республики. Также все пчеловоды коллективно обратились в прокуратуру. В итоге расследование проводили прокуратура и Росприроднадзор в рамках созданной межведомственной комиссии.

В постановлении Нефтекамского территориального отдела управления Роспотребнадзора по РБ от 13 декабря 2019 года говорится, что установлены многочисленные нарушения СанПиН при использовании СПК-колхозом им. Куйбышева пестицида «Каратошанс». В их числе: нарушение заявленных сроков и несвоевременное информирование местной сельской администрации об обработке полей. По регламенту данный препарат разрешено применять лишь после захода солнца при очень слабом ветре в радиусе не ближе четырех километров к пасекам, с обязательным предупреждением их хозяев, чтобы обеспечить прекращение лёта пчел не менее чем на четверо суток.

— Тоже самое сказано и в статье 21 «Закона о пчеловодстве РБ», — говорит Ахметов. — Согласно ей любой сельхозпроизводитель, собравшийся проводить опыление инсектицидами, пестицидами, обязан оповестить об этом население и пчеловодов за пять дней в радиусе не менее пяти километров от обрабатываемого поля.

В итоге пчеловод Анас Ахметов лишился всей пасеки — 74 пчелосемьи. Также погибли все остальные пасеки деревни Буралы — в общей сложности более 50 пчелосемей.

А теперь самое возмутительное в этой истории: по итогам рассмотрения ситуации Роспотребнадзором на СПК был наложен штраф в размере 10 тысяч рублей. Убытки пчеловодам никто и не думает возмещать. Затраты Анаса Фарсыевича только на проведение экспертизы по доказательству факта отравления обошлись почти в 20 тысяч рублей. Его потери в пчеловодстве, по данным независимой экспертизы, перевалили за миллион рублей. Сегодня Ахметов подает судебный иск к СПК-колхозу имени Куйбышева с требованием возместить ему данную сумму ущерба.

— Люди не обращаются в органы экспертизы, не борются за возмещение ущерба, считают, что это бесполезно, не доказуемо и очень сложно, — горько отмечает пасечник. — Народ пассивен и неуверен.

Илишевец не опускает руки. Летом купил новые пчелосемьи, часть пчел дали друзья и просто добрые люди, узнавшие о его беде. Он старается воссоздать пасеку — пока 30 ульев, меньше половины от того, что было до трагедии.

— Если не будет соблюдаться закон, нам, пчеловодам, ничего не останется, как прекратить это дело, отказаться от пчеловодства, — горестно констатирует Ахметов.

Медиакорсеть следит за ситуацией.

Для справки

По данным на 1 января 2019 года, в Башкирии насчитывалось около 325 тысяч пчелосемей в хозяйствах всех форм собственности.

Площади рапса в 2019 году занимали площадь в 47 тысяч гектаров.

Печальный итог 2019 года: от химикатов в Башкирии погибло несколько тысяч пчелосемей.