Posted 27 марта 2019, 15:04

Published 27 марта 2019, 15:04

Modified 17 октября 2022, 20:04

Updated 17 октября 2022, 20:04

«Чувствую себя беззащитной»: Как в Сибае прошла встреча с членами СПЧ

27 марта 2019, 15:04
Фото: Артур Салимов / Mkset.ru
Московские эксперты подтвердили, что этап подтопления участков возгорания завершен. Однако Сибай все еще травится сернистыми соединениями.

Радужные выбросы

В день приезда делегации Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте России (СПЧ) активисты сообщества «Дыши, Сибай» зафиксировали превышение ПДК диоксида серы в 64 раза в Третьем микрорайоне города.

Фото: Артур Салимов / Mkset.ru

- Помню выброс в феврале. Он был похож на салют, переливался всеми цветами радуги. В последний момент вырвался черный смог. Это было ночью, я еще не спала, стояла с собакой на улице и наблюдала. Потом испугалась и забежала домой. К утру мне стало плохо, голова болела, чувствовала себя как пьяница. Рано утром к моему дому подъехала «скорая», и меня забрали в больницу. Хотя врачей я не вызывала, - вспоминает жительница этого микрорайона 81-летняя Фая Хабирова.

Фая Хабирова
Фото: Артур Салимов / Mkset.ru

После этого случая пенсионерка около месяца пролежала в больнице.

- Потом я вернулась домой, но через некоторое время сама напросилась в больницу. Меня туда не положили, а отправили в пункт временного размещения на базе медицинского колледжа. Там было тяжело, кушать было нечего, даже стакана чая не было. Пришлось звонить знакомым и просить привезти еду, - продолжает свой рассказ тетя Фая.

То и дело она пытается угостить нас чаем с козьим молоком – несмотря на пожилой возраст, она за животными ухаживает сама. «Козье молоко помогает от смога, становится легче», - уверяет тетя Фая.

После того радужного выброса у тети Фая сильно ухудшилось зрение. Она хочет подправить здоровье в Красноусольске. «Там работает внучка моей знакомой, она бы за мной ухаживала», - говорит она. Однако несмотря на то, что дом тети Фаи находится в «зоне 500», местные власти ей не дают путевку в здравницу. Объясняют это тем, что она по возрасту не проходит.

Вера Нефедьева с соседней улицы живет еще ближе к карьеру – в нескольких сотнях метрах открывается вид на чашу - на вторую в глубине в мире. С этой стороны она не обнесена обвалом, поэтому смог Вера чувствует постоянно. Женщина признается, что почти перестала выходить на улицу.

В этом крае карьера установлены те самые вентиляторы, которые должны отгонять испарения от жителей города. Выяснилось, что у медали есть другая сторона – вентиляторы, отгоняя смог с основной части города, отравляют жителей поселков Золото, Аркаим и Старый Сибай.

Василя Мавлеткулова из Аркаима почувствовала ухудшение общего состояния сразу после начала тления горных пород в карьере. У нее постоянно болит голова, горло, да и тело ломит. С тех пор она не выходит на улицу – только с противогазом или респиратором. Хлопотами частного хозяйства во дворе приходится управляться ее мужу Ишмухамету в одиночку.

Фото: Артур Салимов / Mkset.ru

- Самое обидное, к нам не приезжают на замеры воздуха. Когда становится совсем невыносимо, вызываем сами, но машины лаборатории приезжают с опозданием на несколько часов. К этому времени смог пропадает, - рассказывает Ишмухамет.

Мужчина часто наблюдает за карьером: иногда, говорит он, можно увидеть, как плотная бледная завеса накрывает равнину между карьерами и поселком.

Камаганский карьер со стороны поселка Аркаим
Фото: Артур Салимов / Mkset.ru

Опустевшие улицы Старого Сибая

16 улиц самого большого поселка Баймакского района с 8-тысячным населением находятся между Камаганским и Сибайским карьером. Что до одного, что до другого – отсюда рукой подать. Это район новостроек, большинство жителей здесь молодые семьи с маленькими детьми. В последнее время улицы заметно опустели.

Фото: Артур Салимов / Mkset.ru

- Семьи предпочитают оставить свои новые дома и на момент экологической катастрофы быть отсюда дальше, - рассказывает местный житель Ильдар Янбеков. Он показывает руками новые деревянные здания, чьи хозяева уехали либо в деревню, либо на другой конец города. На всей улице, где мы стоим, только несколько домов остаются жилыми. Ильдар попутно признается: «Я сам жену и детей отправил в город Баймак».

Местные жители не раз обращались к администрации Сибая, чтобы их также включили в «зоны 500 и 1000» для проведения профилактических мероприятий. Однако власти Сибая им отвечают, что территориально Старый Сибай относится к Баймакскому району, а значит, здоровье населения поселка не их забота. Муниципалитет Баймакского района, в свою очередь, подчеркивает, что карьер горит на территории Сибая, значит, ими заниматься должны там.

Кроме того, в Старом Сибае в начале марта закрылась единственная школа. Детей определили в самое ближайшее сибайское образовательное учреждение.

- Беспокоит, что школа территориально находится в «зоне 1000». Наши дети травятся не только дома, но и во время уроков, - говорит Ильдар.

По словам Ильдара, в районе новостроек хватает проблем и без смога. Особенно больная и давно не решаемая тема – дороги. Здесь их нет. Жители 16 улиц вынуждены оставить свои автомобили возле дороги и идти пешком по грязи до дома. Иначе застрянешь и без трактора автомобиль уже не вытащишь. В таких условиях дети вынуждены ходить в школу и детский сад .

- Если бы проложили новый мост в сторону Сибая от нас, то стало бы легче. 8-тысячному населению поселка приходится передвигаться по аварийному узкому мосту, чтобы попасть в город, - рассказывает мужчина.

С «душить» на «лечить»

Делегация президентского Совета по правам человека в Сибае ознакомилась с работой социальных объектов, а также посетила шахты дымящего карьера. 26 марта в местном Центре детского творчества они встретились с активистами Сибая и поделились предварительными тезисами будущих рекомендаций.

Председатель постоянной комиссии по экологическим правам СПЧ Сергей Цыпленков отметил, что «если не сегодня вечером, то завтра вода дойдет до расчетных уровней».

- Город Сибай остро нуждается в двух основных вещах. Первое: городу необходима комплексная экологическая оценка. Это промышленный город, экологически нагруженный, а комплексные исследования никогда не проводились. Есть жалобы по состоянию горных рек, есть вопросы по атмосферному воздуху. Вполне логично, что федеральный центр должен такую работу провести. Причем надо сказать, что в Башкортостане ранее такая практика была. В 70-х в Стерлитамаке, а также во время фенольной аварии в Уфе такой мониторинг проводился, - отметил руководитель токсического отдела Гринпис России Алексей Киселев.

- С вопросов «душить» надо перейти к вопросам «лечить», - подчеркнул он.

Директор по горному производству УГМК Григорий Рудой отчитался о том, что на сегодняшний день вода дошла до расчетных уровней. По его словам, после этого требуется еще месяц времени на мониторинг ситуации, но смог уже должен исчезнуть.

- 8 марта мы начали поднимать воду, не могли это сделать быстрее, так как перемычки могли не выдержать. Сейчас время наблюдения и мониторинга. Через 26 дней мы сможем сказать точно, был ли положительный эффект. Если что-то пойдет не так, мы готовимся к поднятию уровня воды еще выше. Для этого строим еще четыре перемычки, - рассказал он.

По словам представителя УГМК, предприятие полностью берет на себя ответственность за случившееся. На сегодняшний момент шахтерам предложили перейти на работу вахтовым методом на другие карьеры компании. «Около 100 человек дали согласие», - подчеркнул Рудой. Кроме того, предприятие заранее рассматривает варианты откачки воды. После прохождения через очистные сооружения, вода попадет в хвостохранилище.

В ходе встречи экспертам было задано множество вопросов. Активисты прежде всего требовали установить регулярный и качественный мониторинг за атмосферным воздухом и выплатить компенсацию жителям Сибая. Также было отмечено, что в городе отсутствует токсикологическая лаборатория, которая могла бы установить вред здоровью, нанесенный сернистыми соединениями.

Антонина Пономаренко, учительница с 40-летним стажем, сообщила, что в данной обстановке чувствует себя бесправной, беззащитной и растерянной:

- Я вижу, что моя жизнь гроша ломаного не стоит. Руда горящая дороже человеческой жизни. Я теряю здоровье, я теряю недвижимость. Я теряю право на жизнь. Мне стыдно и больно смотреть, как безнаказанно и бессовестно травят мою землю, мой город, моих родных и близких. Мне стыдно осознавать, что за полгода никто не бросился нас спасать.

Мне стыдно за власть, ее – нет, есть власть больших денег.

- Я думаю, что выражу мнение многих людей, если попрошу комиссию обратиться в правительство страны и президенту, о том, что надо ввести жесткий независимый контроль на таких объектах, как наш карьер. Должна работать независимая экспертиза, ученые, врачи. Считаю, что в данной ситуации здесь должен работать Следственный комитет России, - рассказала она.

Желающих задать свои вопросы и озвучить предложения было много. Было заметно, что Сибай поделен на несколько лагерей: одни поддерживали УГМК и доверяли действиям предприятия, другие относились скептически. Выступления в некоторые моменты превращались в откровенную перепалку, освистывания, ссоры. Модератору встречи Сергею Цыпленкову пришлось периодически призывать зал к спокойствию.

- Вся надежда на объективную работу делегации президентского Совета по правам человека, - отметила после завершения мероприятия активистка сообщества «Дыши, Сибай» Диана Филиппова.

На следующий день, 27 марта, делегация правозащитников провела встречу с врио главы РБ Радием Хабировым. Как прошла встреча и что на ней сказал глава региона – читайте здесь.

Медиакорсеть следит за развитием событий.