«Оскар» подтверждает: «Паразиты» — главный фильм 2019 года

«Оскар» подтверждает: «Паразиты» — главный фильм 2019 года
Мнение

10 февраля , 19:08
Андрей Королев
Журналист
Пока весь мир собирается пересматривать «Паразитов», напомню про нескольких ключевых элементов фильма, которые сделали его мощным современным высказыванием с целой охапкой наград.

Комедийный триллер (боевая драма? социальная комедия?) из Южной Кореи «Паразиты» стал главным триумфатором Оскара-2020: фильм получил статуэтки не только как лучший иностранный фильм — это было ожидаемо — но и как лучший фильм, а также награды за сценарий и режиссуру. Впервые в истории неанглоязычный фильм выиграл «Оскар» в главной номинации, впервые в истории для Южной Кореи — еще и «Золотую пальмовую ветвь» в Каннах, став лидером проката на родине.

О том, почему победа Пон Джун Хо — это феномен и вообще революция в мире кино, уже есть ряд вполне информативных статей (например, у «Медузы» или «РИА Новости»). Поэтому поговорим о менее очевидных, но не менее важных деталях фильма.

Жанровый винегрет

Один из ключей Пон Джун Хо — стремление к полифонии жанров: в «Паразитах» сатирическая комедия плавно перетекает в хоррор, который мутирует в социальную драму, а та вырастает в трагедию с нотками черного юмора. Подобное сращивание самых непримиримых друг к другу жанров можно заметить и в других фильмах корейского режиссера, при этом зачастую такой винегрет не поддается терминологическому описанию из-за специфики жанровых наслоений — как, например, в «Сквозь снег», где удачно склеена антиутопия и постапокалиптика (а это, по сути, противоположные вещи).

В этом же контексте стоит отметить и попадание в границы современного хоррора, который, кажется, за последние годы оказался самым гибким и интересным киножанром. Так, в частности, «Паразиты» укрепили интерес к социальным хоррорам, поднятых в качестве нового знамени американцами Джорданом Пилом («Прочь», «Мы») и Ари Астером («Солнцестояние»).

Учитывая, что «Паразиты» собрали немало наград и на фестивалях авторского кино, можно считать это вполне успешной жанровой декларацией: хватит выдавать свою тоску за интеллектуальное наслаждение, пришло время ударить смехом и увлекательностью истории по отчаянию XXI века. Пон Джун Хо показывает, что хорошее авторское кино не обязательно должно вызывать зевоту, оно способно составить конкуренцию мейнстримовым боевикам (и опережать в гонке за наградами Тарантино, Скорсезе и т. д.), а попытки философствования могут быть достаточно увлекательными, чтобы срывать кассы в России, США и Корее.

Photo:kinopoisk.ru

Богатые тоже платят

Не в первый раз Пон Джун Хо фокусируется на классовой борьбе, на конфликте между богатыми и бедными. В данном случае режиссер оставляет крючок для зрителя прямо в названии, вновь рассказывая историю о том, как бедняки паразитируют на богачах и наоборот; более того он позволяет обнаружить связи «хозяин — паразит» не только по вертикали, но и по горизонтали. При этом, кажется, все еще открытым остается вопрос: если ты можешь уехать из деревни, а деревня из тебя — нет, то может ли рефлексия по этому поводу закончиться чем-то еще, кроме кровавой мести окружающему миру, который радуется еще одному славному капиталистическому дню.

Пон Джун Хо вновь не дает положительных героев — отрицательными оказываются обе стороны конфликта (из-за отсутствия симпатии или антипатии к героям фильм критиковали: в частности, персонажи как будто существуют в рамках фильма-схемы, действуя и разговаривая по траектории ситкома, но без гэгов), а финал подводит к тому, что эта ситуация не приведет к какому-то адекватному разрешению: в любом случае плохо будет всем, даже если все останется на своих местах. Порой, конечно, будет смешно, но только порой. При всей фантастичности происходящего это положение фигур делает историю «Паразитов» предельно реалистичной.

Photo:kinopoisk.ru

Make семья great again

Одна из тем книги «Каннские хроники. 2006-2016» посвящена анализу темы семьи в фильмах Каннского фестиваля — [пока еще] ключевого кинофестиваля класса А. Если коротко, то это мультижанровая констатация смерти привычной ячейки общества, фиксация которой особенно сильно проявилась после теракта в Charlie Hebdo («После этой травмы формируется новый мир, в котором все можно поставить под сомнение, в том числе и кровные связи» — Даниил Дондурей). Теперь семья — это искусственный социальный институт (как в «Дипане» Жака Одиара) или даже тоталитарный (как в «Лобстере» Йоргоса Лантимоса), распад родственных связей уже не скрепить даже формальными обрядами вроде панихиды (как в «Сьераневаде» Кристи Пую). В конце концов, неслучайно тема развода и измен становится центральной даже в российском кино в 2017–2019 году («Нелюбовь», «Теснота», «Аритмия», «Близкие», «Верность», «Давай разведемся» и т. д.).

Но в 2018 году вектор вдруг меняется — побеждает фильм Хирокадзу Корээды «Магазинные воришки», а в 2019-м — «Паразиты» Пон Джун Хо. В обоих случаях именно семья (не всегда традиционная, впрочем) оказывалась чуть ли не единственной несломанной деталью социальной конструкции, которая не дискредитировала себя — и которая не вызывала едкие подколки корейского режиссера. ИК подчеркивают, что «Пон Джун Хо выворачивает наизнанку стереотип о необеспеченных, а значит, якобы неблагополучных семьях — как за год до него совсем по-другому сделал это Корээда». И такова хоть какая-то надежда в киномире корейца, до смерти набитом несправедливостью. Может быть, неслучайно оба этих фильма стали победителями Канн?

P. S. О том, как прошла церемония награждения, что сказал Хоакин Феникс, почему Эминем стал ностальгией и о чем шутили на сцене, можно прочитать здесь или здесь или здесь. И не забудьте дождаться, когда в цифровом пространстве появится мультфильм (номинированный, но не взявший приза) с российскими корнями — «Дочь» Дарьи Кащеевой, выступавшей в данном случае от Чехии.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter