Радмила Сурначева: «В хосписе мы будем принимать человека, а не его болезнь»

Радмила Сурначева: «В хосписе мы будем принимать человека, а не его болезнь»
Радмила Сурначева: «В хосписе мы будем принимать человека, а не его болезнь»
6 февраля, 15:51ОбществоСветлана НигматуллинаФото: Из личного архива.
Осенью этого года в Уфе планируют открыть первый в регионе хоспис. Мы попросили Светлану Нигматуллину поговорить с исполнительным директором АНМО «Уфимский хоспис» Радмилой Сурначевой о вакансиях в будущем стационаре, проверке прокуратурой и о хосписе как инвестиции в медицину.

Строительство идет по плану

Радий Фаритович озвучивал, что здание планируется ввести в эксплуатацию осенью 2021 года. Уложитесь в срок?

Мы идем в рамках календарного плана, поэтому я очень рассчитываю, что все так и будет. Сейчас поднимаются стены – этот этап почти закончен в детском отделении, приступаем к работе по наружным сетям водоснабжения и водоотведения. В скором времени будет готова кровля, и тогда начнем внутренние работы. На этапе согласования интерьеры, и это, конечно, очень вдохновляюще.

Все работы, которые выполнены на сегодняшний день, оплачены за счет благотворительных пожертвований?

Да, разумеется. Основной «костяк» - вложения крупного бизнеса региона.

Сколько удалось собрать?

99,5 миллионов рублей. Большая часть привлечена нашим учредителем, благотворительным фондом «Иман-Башкортостан».

Какое пожертвование стало самым крупным и кто его сделал?

80 миллионов. Компания попросила свое имя не афишировать.

Хоспис как инвестиция в медицину

Больше не задают вопросов о том, почему республика строит такой важный социальный объект на пожертвования? Почему государство само не может построить хоспис?

Почему не может? Государству это вполне под силу. Но такова общероссийская и общемировая практика.

Мы не строим очередную больницу, где стены покрашены краской и белье со штампами. Нам важно, чтобы хоспис вызывал ассоциации с домом, в первую очередь. Это возможно только при участии некоммерческого сектора и общества. Важно понимать, что это не просто какая-то казенная постройка, это философия, побуждение людей к добрым делам.

Знаете, как мы говорим в коллективе? Мы помогаем тяжелобольным людям. А они – помогают нам. Так же и с хосписом.

Ну, конечно, нельзя забывать, что мы работаем в тандеме с правительством – им не справиться без нас, а нам без них. Даже если отбросить моральную сторону вопроса, хоспис – однозначно выгодное вложение для власти, он себя однозначно окупит.

Что это значит?

Паллиатив – низкозатратный вид медицины. И когда паллиативный пациент занимает койко-место в рядовой больнице, государство тратит на него гораздо больше денег. При этом условия зачастую далеко не самые подходящие, не учитываются особенности и физического, и морального составляющих неизлечимо больного человека.

Между тем час нахождения в реанимации в среднем «стоит» около 900 рублей, в сутки это больше 26 тысяч рублей. При этом зачастую пациента вполне можно отправить домой, обеспечив необходимым оборудованием и поддержкой выездной бригады врачей.

Если брать наших онкологических детей, на сегодня они все, как правило, умирают в реанимации. Одни. Без мамы и без папы. Только лишь потому, что семьям страшно забрать ребенка домой. И их можно понять – а вдруг не будет обезболивания? Вдруг врач будет ехать долго? Наличие хосписных бригад и возможность получить оборудование позволят детям и взрослым находиться в домашних стенах.

При этом все остаются в выигрыше: человек находится в большем комфорте, а государство экономит. Хоспис – это своего рода инвестиция в медицину.

Что касается стационара, то мы будем принимать в стенах человека, а не его болезнь. Будем оказывать симптоматическую помощь, у нас нет задачи диагностировать. Оборудование, на которое мы сейчас собираем средства, носит не ситуационный характер. Оно будет служить нам и нашим пациентам долгие годы.

«Помогая нам, вы становитесь частью истории»

Какой вопрос самый насущный на сегодня? В чем главная сложность «захода» в стационар?

Если говорить про АНМО «Уфимский хоспис», то перед нами сейчас остро стоит задача по закупке оборудования и сбору средств на эти нужды. Это функциональные кровати, медицинская техника, мебель. Общие затраты порядка 50 миллионов рублей. Это при том, что уже в мае наш склад должен быть заполнен.

Вы рассчитываете на помощь бизнеса?

С самого начала нас поддерживают и юридические лица, и обычные жители республики. Кстати, есть те, кто отправляет пожертвования из других городов России и даже из других стран. Часто человек хочет помочь, но боится, что его 300, 500, 1000 рублей ничего не решают – это не так. Из небольших сумм складываются большие дела. Я уверена, что благотворительность делает нас лучше, сильнее, смелее. Помогая нам в строительстве, покупке оборудования, вы становитесь частью истории города.

А что касается кадров – кто будет работать в стационаре?

Это еще один очень важный вопрос. Нам предстоит набрать штат: более 80 человек медицинского персонала. Это тоже непростая задача. Мы понимаем, что в республике нет достаточного количества людей, глубоко знакомых с понятием паллиативной помощи, и, конечно, будем обучать и врачей, и младший медицинский персонал. Уже сейчас ждем резюме от медиков, которые хотят работать в хосписе. Отправить его можно на нашу почту: hospice_ufa@mail.ru

Какие основные требования к кандидатам?

Кроме образования, это желание много учиться и много работать. И, конечно, человеческие качества.

Обратиться может каждый

Говоря о созданной осенью прошлого года организации – АНМО «Уфимский хоспис». Чего удалось достичь к сегодняшнему дню?

Мы запустили несколько важных проектов, которые успешно работают. Познакомились с большим количеством наших подопечных и выстраиваем с ними партнерские отношения. Это почти 200 семей со всей республики.

Какие основные диагнозы?

Неврология, генетика, сложные формы детского церебрального паралича. Большая часть – дети, хотя мы помогаем людям всех возрастов.

А какую именно помощь можно получить?

Мы закупаем оборудование, способное облегчить жизнь наших подопечных. Это кислородные концентраторы, аппараты вентиляции легких, специальные сиденья для купания, инвалидные коляски, пульсоксиметры – все индивидуально. Обеспечиваем средствами гигиены, питанием. Есть штаб волонтеров, который оказывает помощь, юрист, психологи. Поздравляем с днем рождения – уфимские кондитеры бесплатно пекут торты для именинников, исполняем желания… Наш формат работы – патронаж, мы постоянно на связи, есть чат в WhatsApp, мы там уже как одна семья.

А как обратиться за помощью, стать подопечным?

Достаточно связаться с координатором медицинской программы – Виолеттой Гайсиной. Все наши номера – и стационарный, и мобильные - есть на сайте уфахоспис.рф.

«Мы работаем с обычными людьми»

Многие фонды говорят о том, что с приходом пандемии сильно сократилось число пожертвований?

Да, к сожалению, так и есть. Есть ощущение, что мир в некоем анабиозе, мы не знаем, чего ждать завтра. Но сейчас это оцепенение сходит понемногу на нет. Мне хочется верить, что это сложное для всех нас время останется позади, мы перестанем «висеть» в неизвестности и сможем помогать другим снова, а может и еще больше, чем прежде.

Вы выиграли грант президента РФ в минувшем году – насколько ожидания от его реализации совпали с реальностью?

Грант, полученный на наш проект учредителем, фондом «Иман», разумеется, огромная поддержка. Мы получили восемь единиц медицинской техники на сумму почти в полмиллиона рублей, которая для паллиативного пациента никогда не бывает лишней. Передаем ее по мере требований в бесплатную аренду на необходимое время. Потом оно возвращается к нам, и уверена, что оно облегчает состояние десяткам подопечных.

Вы ведь понимаете, что человеку всегда хочется и лучше находиться дома, не в больнице и даже не в хосписе. На пути к этому простому желанию часто встает вопрос о простом отсутствии оборудования. Ну если нет у семьи денег купить кислородный концентратор или хирургический откашливатель? И он остается в палате…

Недавно вашу деятельность проверяла прокуратура. Расскажите об этом – чем история завершилась?

Да, есть один человек, который постоянно пишет на нас в разные надзорные ведомства. Мы даже встречались, но так и не поняли его мотивации.

Нам бояться нечего, мы не боимся никаких проверок, готовы предоставить любую документацию. Любая проверяющая организация будет удовлетворена, как и произошло с прокуратурой.

Просто это бессмысленная, лишняя нагрузка. Нам, правда, есть чем заняться. Но почему-то мы должны тратить время на доказывание того, что мы хорошие. Если в самом начале работы это было объяснимо – хоспис был чем-то непонятным, с аурой страха, смерти, то сейчас вроде все очевидно. Отнимая наше время зря, такие «заявители» воруют его у наших подопечных.

Как на такой работе вы не выгораете?

Почему не выгораю? Да регулярно. Очень помогают и вдохновляют выезды к подопечным, общение с ними. Мы все люди, обычные люди, чьи-то дети, родители… Мы приходим в дома, где нет отчаяния, где кипит чайник, где бегают дети, где много игрушек, работает телевизор, понимаете? Даже болеющий ребенок остается ребенком. Даже тяжелобольной взрослый остается, прежде всего, человеком. И да, мы не можем изменить их, вылечить – нет. Но это не значит, что помочь нельзя. Жизнь продолжается, пока бьется сердце.

Справка

Радмила Сурначева в 2011 году создала Благотворительный фонд помощи тяжелобольным детям «Потерь нет» в память о сыне Даниле. В 2019 году возглавила строительство первого в регионе хосписа.

Член Общественного совета при Министерстве здравоохранения Республики Башкортостан и Совета при Главе РБ по правам человека и развитию институтов гражданского общества. Обладатель премии «Достояние столицы» в номинации «Уфа – город, сохраняющий традиции благотворительности», победитель Национального конкурса «Лучший донор России».

Сделать пожертвование на строительство хосписа и на медицинское оборудование можно с карты любого банка на сайте уфахоспис.рф

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter