По мнению башкирских ученых: курай – общее достояние народов Евразии

По мнению башкирских ученых: курай – общее достояние народов Евразии

По мнению башкирских ученых: курай – общее достояние народов Евразии

20 июля 2015, 21:31
Политика
Пожалуй, нет такого человека в Башкирии, не знающего как звучит народный инструмент курай, который специалисты относят к так называемым аэрофонам и считают подвидом продольной флейты. У татар он часто называется сыбызга. На страницах местной печати и в интернете до сих пор не утихают споры, какому народу больше - башкирам или татарам принадлежит историческое «право» на музыкальный инструмент. Причем, эмоции иногда, особенно на форумах, просто перехлестывают через край. Да так, что порой становится неловко за их авторов. Мы решили попробовать разобраться, где правда, а где вымысел.

Толчком для нашего расследования послужил весьма любопытный факт, который стал известен случайно.

Из Ставрополья привезли в редакцию в качестве сувенира небольшую книжку «В верховьях Кубани и Черека, Серия: Карачай и Балкария: страницы прошлого», изданную в Нальчике в 2009 году тиражом всего-то 200(!) экземпляров. До этого книга печаталась только в XIX веке в 1892 году в Тифлисе, нынешнем Тбилиси. Её автор – Василий Тепцов, русский путешественник, преподаватель Кутаисской гимназии. Интересное описание природы Северного Кавказа, его жителей, их нравов и обычаев. Но вот на 73-й странице попался чрезвычайно любопытный эпизод о вынужденной ночевке путешественников. Позволим привести его полностью.

«Пришлось заночевать у гостеприимного землемера. Один из его рабочих, кабардинец, угостил нас концертом на дудке. Мы, не шутя, заслушались кабардинскими напевами, в которых выражалось то унылое отчаяние, то беззаветная удаль. Дудке аккомпанировали в унисон голоса других кабардинцев. Характерны были напевы, но ещё характернее тот самый инструмент и способ игры на нем. В горах встречается какое-то лопуховидное растение; длинный стебель его пустой в середине; из него-то и устраивается дудка – сыбысхе по-горски. Сыбысхе представляет с обоих концов открытую трубку, около аршина длинной; ближе к нижнему концу прорезывается три дырочки, как у кларнета; роль закрывающих клапанов играют пальцы правой руки. В другой конец дудки вставляется верхний глазной зуб. Затем играющий легко и медленно дует в трубку, причем как бы поет горлом. Сыбысхе издает чудесные мягкие звуки, близкие к звукам хорошей флейты. Регистр этого примитивного музыкального инструмента никак не меньше регистра флейты. Быстрота, с которой выделываются всевозможные вариации на сыбысхе, особенно поражает слушателя. Мотив мы постарались записать, хотя схватить все характерные мелочи не удалось нам, да вряд ли это и возможно: мелочи эти – плод фантазии самого музыканта, который сам не сумеет повторить их в точности, а повторение для точной записи необходимо».

Кабардинцы, о которых идет речь в книге, не тюрки и не монголы, а адыги - народ с древней многотысячелетней историй и культурой. Кавказ без адыгов и представить нельзя. Язык и культурные традиции этого народа весьма далеки от языка и культуры татар и башкир. Но название инструмента очень похоже именно на татарское наименование курая. Правда, из почти двух десятков народных кабардинских инструментов, он сейчас как-то особенно не выделяется местными СМИ, специалистами и музыкантами. И, тем ни менее, считается кабардинцами своим народным инструментом и нашел в Кавказских горах достойное место. Но как же этот музыкальный инструмент попал на Кавказ или, может, перебрался оттуда к нам? От Урала до Кавказских гор полторы тысячи километров по прямой. Правда курай, как растение, а это народное башкирское название крупных зонтичных растений, относящихся к родам Дудник, Борщевик и Реброплодник уральский, широко распространен в Европе и Азии. Чтобы что-то прояснить мы обратились к ученым-специалистам.

- Продольные флейты есть у многих тюркских народов, есть они и у казахов, туркмен, других народов, играли на ней ещё шумеры - рассказывает и.о. декана факультета башкирской музыки УГАИ имени Загира Исмагилова Венер Елкибаев. – По звукоизвлечению эти флейты почти не различаются. Расположение отверстий и их расположение может варьироваться. Изготавливали музыканты инструменты из тех растений, которые росли в данной конкретной местности. В Уральских горах и некоторых другим местах произрастает уральский реброплодник, который и шел на изготовление наших кураев. Сейчас используют, конечно, современные материалы, которые более долговечны и эстетичны.

- Интересно, что в Западной Европе всплеск применения продольных флейт пришелся на эпоху Барокко, - добавляет любопытную деталь Ирина Алексеева, доктор искусствоведения, профессор, заведующая кафедрой теории музыки УГАИ. – А зародился этот стиль ещё в XVI-XVII веках в Италии.

- На просторах Евразии много веков шли естественные контакты разных племен и народностей, - поясняет заведующая отделом истории края Национального музея Республики Башкортостан, кандидат исторических наук Вера Макарова. – Вспомните хотя бы «Великое переселение народов». Поэтому, нет ничего удивительного, что у совершенно разных этносов, живущих ныне очень далеко друг от друга, появились в свое время весьма близкие или даже одинаковые музыкальные инструменты. Возьмите хотя бы волынку у кельтов и волынки, которые есть у народов, проживающих между Волгой и Уралом, представленные в нашей экспозиции фино-угорских народов.

Взвешенное и аргументированное мнение ученых звучит убедительно. Сейчас не установишь, кто именно конкретно и когда впервые срезал растение и изготовил самую первую примитивную флейту. Важнее то, что хорошие и полезные предметы, в данном случае, музыкальные инструменты, были сотни и тысячи лет назад по достоинству оценены другими народами и широко распространились по просторам Евразии. Причем, каждый из этих народов вносил что-то свое в инструмент или манеру исполнения, творчески обогащая изобретение безвестного автора.

Примером как раз может и служить адыгская сыбысхе, по сути дела наш курай, о которой очень талантливо и эмоционально написал более 120 лет назад русский исследователь Василий Тепцов. А возвращенная из забытия его книга, пусть переизданная ныне мизерным тиражом, дает новую крупицу в знания об этом народном инструменте, который в Башкирии считается национальным и сохранению которого уделяется много внимания.

Наверняка ещё не раз будут найдены и обнародованы забытые документы и письменные свидетельства, лежащие пока в пыли архивов и старых библиотек.

Участникам споров на различных форумах, страсти с которых порой выплескивается в СМИ, наверное, лучше было бы умерить пыл и прислушаться к мнению ученых, которые привыкли опираться на реальные факты и документы, а не на эмоции. Пытаться делить общее достояние народов Евразии, пожалуй, не стоит.

Евгений КОСТИЦЫН.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter