Полюбите пианиста. По мнению Путина, Денис Мацуев стоит ста миллионов музыкантов

Полюбите пианиста. По мнению Путина, Денис Мацуев стоит ста миллионов музыкантов

Полюбите пианиста. По мнению Путина, Денис Мацуев стоит ста миллионов музыкантов

19 мая 2008, 02:33
Политика
Сегодня выступления всемирно известного пианиста Дениса Мацуева расписаны на несколько лет вперед, мировые оркестры и дирижеры почитают за честь выступать с ним. Тем не менее, музыкант с удовольствием объезжает с концертами российские города. В гастрольный тур вошла и столица Башкирии.

- С русским зрителем у меня какой-то особенный роман, который уж если состоялся, то на долгие годы. Слушатели прекрасно помнят все мои успехи и всегда ждут чего-то нового. Так что основная сложность заключается в том, чтобы удивить россиян интерпретацией и репертуаром. Именно поэтому любой концерт на российской земле для меня архиважен. Российский тур устраиваю себе каждый год и в каждом городе играю абсолютно разные программы. Люблю такой экстремальный график – он позволяет держать себя в хорошей форме. Затем выступаю в Москве и уезжаю в месячный тур по Америке. Для меня российские концерты – это некая закалка перед западными гастролями, потому что после нашей публики нигде не страшно играть.

 

«В Москву я переехал благодаря «Спартаку»

 

- В детстве вы с удовольствием музыкой занимались?

- Я не любил играть гаммы и по сей день считаю это не нужным и бесполезным занятием для музыканта. Я был совершенно нормальным и приземленным ребенком – любил играть и в хоккей, и в футбол, и дрался, и ломал руки. Несмотря на то, что считался у себя в Иркутске вундеркиндом. Детей и раньше и сейчас заставляют заниматься музыкой из-под палки, потому что у нормального подростка совершенно другие интересы и желания. Понятия не имею, как воспитать вундеркинда, но предостеречь могу. Считаю, что одаренного ребенка нужно раскрывать постепенно, не перегибая палку. Если таланта нет, то нельзя заставлять ребенка что-то делать насильно - это может привести к трагедии.

- Что помогло вам получить мировую известность?

- В первую очередь благодаря родителям, которые приняли волевое решение ради меня переехать в Москву. Они были не последними людьми в городе – вся музыкальная жизнь Иркутска держалась на них. Когда я уезжал, бабушка продала свою квартиру и вручила все вырученные за нее деньги – 25 тысяч долларов. Можно сказать, что прославиться мне помог семейный фанатизм. Я же на тот момент не знал, чем все закончится, и совсем не хотел уезжать из своего родного Иркутска, желал остаться со своими ребятами. Но родители, зная мои слабые места, заставили меня захотеть уехать в столицу хитростью. Отец спросил: «Неужели ты не хочешь смотреть матчи своего любимого «Спартака» вживую?». Это было решающим аргументом.

- Вас не тяготит внимание прессы, поклонников?

- Я понимаю, что многие хотят получить от меня новую информацию. Имею свой абонемент в филармонию, встречаюсь с фан-клубами, причем не только российскими. Конечно, иногда бывает очень тяжело - ты перелетаешь с континента на континент, меняется климат… Иногда я встречаю своих поклонников в разных странах мира. Раньше, например, за мной всегда ездили три японки. Где бы я ни был, они появлялись на концерте. Но они не были сумасшедшими фанатками. Я с ними постоянно общался – очень сдержанные и интеллигентные девушки.

 

«Уфимские зрители имеют культурные корни»

 

- Для вас имеет большое значение, где и на чем играть?

- Я придерживаюсь мнения Святослава Рихтера, который говорил, что не бывает плохих роялей и залов, а бывают плохие исполнители. Стараюсь играть на любых роялях и по возможности выдавать лучшую игру. В Уфе неплохой инструмент, но он совершенно новый, на нем еще никто не играл. А рояль все-таки должен быть разыгран… Но это не составляет большой трудности. А вот в зале есть некоторые проблемы, но, правда, их тоже можно решить. В концертном зале «Конгресс-холла» необходимо поставить деревянный отражатель и убрать ковролин, тогда акустика значительно улучшится. А пока зал скорее подходит для конференций, но не для концертов.

- Вы уже в четвертый раз выступаете в Уфе…

- Впервые побывал в вашем городе еще в студенческие годы – выступал в театре оперы и балета. Позже приезжал со Спиваковым и со своей сольной программой. Я очень люблю Уфу. Она колоритная и своеобразная. И народ здесь живет необычный, чувствуются культурные корни. Когда артист выходит на сцену, сразу же понимает энергетику зала. Так вот когда выступаешь в Уфе, понимаешь, что здесь люди с интересом ждут чего-то нового. Вообще в России сейчас возобновляется пора активной концертной жизни. Конечно, я имею в виду классику, ни в коем случае не попсу.

 

«Китайцы переманили всех наших пианистов»

 

- У вас такое негативное отношение к попсе…

- Попсу я вообще не могу назвать музыкой. Классика – единственная отдушина на фоне всего того ужаса, который сейчас звучит. Глубоко убежден, что классическая музыка способна излечивать человека. Знаете, я ощущаю тоску по 60-м годам. И хоть сам не жил в то время, но состояние некой оттепели мне близко. Именно в то время раскрылись возможности для поэзии, кино, театра. И мне кажется, сейчас как раз такой период, когда все это можно повторить. Для меня очень важно, чтобы следующее поколение не росло на американских стандартах, а понимало и ценило все родное, наши истоки. Считаю позором то, что о российских гастролях Мадонны трубят по всем каналам и делают из этого новость номер один. В стране, где жили Чайковский, Рахманинов и Римский-Корсаков подавать такое событие как сенсацию нельзя. Да, девушка профессионал, нормально к ней отношусь, но все-таки Россия - другая страна, здесь не должно быть подобного.

- Как вы относитесь к тому, что шоу-бизнес входит в мир классической музыки?

- Шоу-бизнес - как я не приемлю это слово! Но коммерческая составляющая вошла в классическую музыку еще в начале века.  Конечно же, не правильно. Слова «пиар», «раскрутка» «промоушен» также стали неотъемлемой частью классической музыки и это ужасно. Ни один продюсер или менеджер никогда не будет вкладывать деньги в молодого солиста, потому что это нерентабельно. Из-за этого масса талантливых людей осталась невостребованными. Надо с этим бороться и потому я придумал фестиваль «Крещендо», который прошел в четырех российских городах и Париже, представив молодое поколение талантливых российских музыкантов. Бытовало такое мнение, что русская школа классической музыки умерла. А мы решили доказать, что это не так, что есть молодая исполнительская команда, которая идет вслед за нашими мэтрами.

- Как относитесь к современному ТВ?

- Абсолютно все телеканалы с помощью постоянного давления и зомбирования держат человека в ужасном напряжении. Когда приезжаю в Россию и включаю телевизор, меня просто начинает трясти. Однажды заболел, лежал дома и просто переключал каналы. Но не вытерпел, понял, что можно сойти с ума, если смотреть наше телевидение. Единственная отдушина – канал «Культура», по которому идут нормальные передачи без убийств и криминала. Меня часто спрашивают: «Вы не хотите стать героем нашего времени? Вы же не бандит какой-нибудь из сериала». К сожалению, я и сам не могу назвать героя нашего времени. Телевидение «производит» для нас кумиров, но, увы, большинство из них - выскочки… Нет индивидуальности, нет большого таланта, нет чего-то такого, за что зрителю можно зацепиться… Я очень люблю настоящую классическую рок-музыку – «Beatles», «Rolling Stones», «Deep Purple». Это не фальшивка, не поп-корн, который можно есть в кино. А вот мальчики и девочки, которых сейчас раскручивают и делают из них звезд? Это настоящий поп-корн. А какие раньше были актеры - Любовь Орлова, Николай Рыбников… Сейчас вроде и фильмов много снимается, и деньги на это есть, но все равно в кино сейчас какой-то патологический застой. А почему наши мэтры молчат? Не производят шедевров, которые были 15-20 лет назад.

- Правда, что вы собирались застраховать пальцы на миллион долларов?

- Да, хотел… Думал-думал целый год, но так и не застраховал. Просто если постоянно думать об этом, обязательно попадешь в какую-нибудь историю или травму получишь. Лучше не провоцировать… Но мне все постоянно напоминают, что не мешало бы застраховаться. Так что, возможно, я действительно так и сделаю.

- Сейчас масса частных музыкальных школ открывается в Китае…

- Это большая проблема. Китайцы переманили к себе всех наших педагогов. В этом нет ничего удивительного: в моей любимой Центральной музыкальной школе при московской консерватории, которую я закончил, преподаватели получают 2,5 тысячи рублей. На эти деньги не возможно существовать, тем более в столице. Многие перебираются в Китай и ни к чему хорошему это не приведет. Причем если раньше, чтобы получить хорошее образование, китайцы приезжали в Москву или Петербург, то теперь они понимают, что преподавателей легче переманить к себе. И не  только из столицы, но и из моего родного Иркутска. И сейчас в Китае около ста миллионов пианистов. Об этой проблеме я рассказал Путину, а Владимир Владимирович парировал, что у нас есть Мацуев и нам не нужны эти сто миллионов. Но все-таки не надо ограничиваться одним Мацуевым. У нас есть много музыкантов, которых мы не должны упустить. С другой стороны профессия концертирующего музыканта – это кочующая профессия, но дом должен оставаться домом. Я не мыслю себя без России – без Москвы, без Иркутска и всегда буду возвращаться домой.

Мария ПАНИНА,

Дмитрий СТЕКОЛЬ.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter