Родину защищал, она меня нет: В Башкирии ветерану боевых действий не дают инвалидность
19 июля 2019, 17:46
Общество
Минзаля Аскарова
Photo: Mkset.ru
Фирдавис Исламов получает 5 тыс. рублей и живет на средства 70-летней матери. Все потому, что здоровье потерял в Чечне, а в инвалидности отказывают.

Житель села Энергетик Краснокамского района Фирдавис Исламов срочную службу проходил в Чечне, когда там разгорелась вторая кампания против террористов (официально - контртеррористическая операция). Черепно-мозговую травму он получил, когда рядом взорвался грузовик «Урал» - боевики подложили взрывное устройство. После этого молодой человек две недели лежал в коме, а когда оправился, его обратно отправили в часть и только через несколько месяцев — домой.

Единственное развлечение Фирдависа Исламова - прогулка
Photo:Артур Салимов Mkset.ru

Фирдавис тогда не знал, что его жизнь в момент взрыва разделилась на «до» и «после». И как же он ошибался, когда считал, что война в его жизни осталась позади. Еще одна была впереди.

Стыдно перед сыном

Через два месяца после того, как вернулся домой, Фирдавис Исламов пережил геморрогический инсульт. Тогда же врачи выявили острое нарушение мозгового кровообращения и как следствие, группу заболеваний, связанных с дегенеративными изменениями в тканях головного мозга.

Photo:Артур Салимов Mkset.ru

Несмотря на это, Исламов пытался устроиться на работу. До армии успел отучиться в нефтекамском ПТУ на сварщика, поэтому искал по специальности. Затем понял, что нужна работа полегче. В Энергетике особого выбора нет: все население трудится в Кармановской ГРЭС. Однако нигде дольше полугода не продержался. В одних случаях его выгоняли начальники, в других — по своей воле. Мало-мальски сложный физический труд у него отнимал намного больше сил, чем у его коллег.

При этом, здоровье ухудшалось все больше.

Через десять лет постоянная работа для него практически стала недоступной: появилась общая слабость, утомляемость не характерная для его возраста, головокружение и боль в шейной области, ухудшение памяти, зрения, шум в ушах, слабость в мышцах конечностей, судороги, а потом и приступы эпилепсии. Самое тяжелое — зрительные галлюцинации: предметы в движении начинают двоится на глазах. Несколько раз он упал с лестницы, потому что «ступеньки двигались».

Исламов до армии любил рисовать. Говорит, что это семейное.
Photo:Артур Салимов Mkset.ru

Лечащий врач Фирдависа Исламова в Республиканском клиническом госпитале ветеранов в 2014 году дал направление на получение инвалидности II группы. В нефтекамском отделении республиканского бюро медико-социальной экспертизы решили иначе: III группа. А через год, когда Исламов явился на повторное освидетельствование, вовсе лишили инвалидности. При том, что лечащий раз повторно порекомендовал дать своему пациенту II группу.

После этого Исламов еще несколько раз приходил в МСЭ с направлением, но каждый раз безрезультатно.

— Почему-то они каждый раз задают один и тот же вопрос: «У тебя есть мама? Она работает?» Причем тут моя мама? — рассказывает Фирдавис, перебирая кучу бумаг на полу.

В 2016 году семья была вынуждена продать трехкомнатную квартиру и переехать в двухкомнатную, чтобы рассчитаться с долгами. Но самое обидное, это то, что Фирдавис не в состоянии обеспечить единственного сына. С женой он развелся в 2014 году, когда здоровье ухудшилось настолько, что пришлось отказаться от любой подработки. Жена же скандалила, обвиняла, что он лентяй и тунеядец.

Сын Фирдависа Сергей учится в третьем классе. Отец и сын видятся редко, хотя алименты Исламов платит исправно — 5004 рубля в месяц, то есть, всю свою пенсию.

Photo:Артур Салимов Mkset.ru

— Не хожу к сыну, потому что стыдно. Денег нет, чтобы купить хотя бы сладости.

И это правда, у Фирдависа на существование не остается ни копейки. Приходится жить на скудную пенсию 69-летней матери. Это 15 тысяч рублей на двоих, из них 5 тысяч рублей ежемесячно уходят на лекарства не только Фирдависа, но и Фазили Садыковны — она страдает от сахарного диабета.

В таких условиях любому понятно, что малейшая доплата, а также бесплатные лекарства для Фирдависа жизненно важны. Но не специалистам бюро медико-социальной экспертизы. Цена вопроса — 5300 рублей (пенсия инвалида II группы по общему заболеванию к 2019 году).

Отказ без объяснений

Фирдавис вытягивает с нижней полки столика под телевизором черные пакеты, набитые бумагами. Вот выписки из медкарты. Вот направления в БМСЭ. Вот ответы бюро. Вот отказ главного бюро МСЭ в Уфе.

Медаль Суворова, которым наградили Исламова в 2000 году
Photo:Артур Салимов Mkset.ru

В маленьком сейфе у дивана хранит единственную награду — медаль Суворова. Серебряная кругляшка с диаметром 32 мм с выпуклым бортиком с обеих сторон лежит с другими документами, которые напоминают Исламову о Чечне.

Вообще, он должен получить инвалидность как военнослужащий, у которого ухудшилось здоровье после травмы, полученной на войне. Но ему отказывают по ряду причин. В 2013 году комиссия при нефтекамском военкомате сочла Исламова непригодным к военной службе и сняла по I группе инвалидности. Однако, и в военном билете, и в паспорте в соответствующих графах отсутствуют записи о болезни и о его причинах. Фирдавис с помощью депутата Курултая-Госсобрания Ильгама Галина обращался в Минобороны страны, чтобы те прислали необходимые архивные данные о получении травмы в Чечне. Но ответ оказался не таким, каким его ожидали. Выяснилось, что черепно-мозговая травма Исламова не была зафиксирована документально. Сам Фирдавис предполагает, что записи были утеряны — первую помощь ему оказывали в Грозном.

А прокуратура, в свою очередь, посоветовала обжаловать решение БМСЭ в суде. Да только вот на какие деньги?

Фирдавис Исламов помогает матери мерить давление.
Photo:Артур Салимов Mkset.ru

Фирдавис уже и не надеется получить военную инвалидность, ему бы хотя бы гражданскую. Но категорически не согласен, что при его диагнозе ему врачи максимум предлагают инвалидность по общим заболеваниям. При этом, нефтекамский отдел БМСЭ, отказывая Исламову в инвалидности, не уточняет, на какой основе было принято такое решение.

Руки-ноги целы, значит, выживешь

Примечательно, что случай Фирдависа Исламова далеко не единичный. 9 мая 2016 года в Чечне при взрыве пострадали шесть полицейских из Башкирии. Среди тех, кто получил наиболее тяжелые ранения – 33-летний житель Нефтекамска, старший лейтенант Азат Шаймуратов. Несмотря на то, что их ситуацию взял под контроль министр внутренних дел Башкирии Роман Деев, Шаймуратову накануне пятый раз отказали в инвалидности.

Как и Фирдавис, Азат получил черепно-мозговую травму, в результате парализовало одну сторону лица, лишь частично функционирует левая рука, теряется слух левого уха. При таких ранениях его не берут обратно в ряды сотрудников МВД. А Азату необходимо содержать семью, двух маленьких детей. Без его материальной помощи семья рискует остаться без средств существования. Ситуация отягощается тем, что Азату не хватает 7 лет работы в структурах МВД, чтобы получить необходимые льготы.

Как и Фирдавису Исламову, Азату Шаймуратову сначала дали III группу инвалидности, а затем ее сняли.

Одно из любимых мест Фирдависа, где открывается, по его словам, вид «на море».
Photo:Артур Салимов Mkset.ru

— Заявили, что у меня недостаточно оснований для этого: руки-ноги ведь целы. Мне обещали в свое время, что помогут и не оставят без работы. Любой. Прошло полгода, получается, теперь это никому не интересно, — рассказал Медиакорсети Азат.

Руководитель нефтекамского отдела Главного бюро медико-социальной экспертизы по РБ Клара Калимуллина пояснила Медиакорсети, что в обеих случаях у мужчин случай незначительного нарушения функций организма — около 10-30%. Чтобы получить инвалидность, по словам Клары Фаритовны, согласно приказу Министерства труда и социальной защиты РФ от 17 декабря 2015 г. N 1024н «О классификациях и критериях, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы», необходимо, чтобы у человека были нарушения функциональности организма от 40%.

— Им надо устроиться на работу. Исламова мама нянчила, вот и он всю жизнь не работал. Да и еще употребляет. Шаймуратову легче, у него есть семья. Я не понимаю, почему с высшим юридическим образованием он не может найти себе работу. Еще и грязью нас обливал, — сообщила Калимуллина в телефонном разговоре с корреспондентом Медиакорсети. Ей будто невдомек, что парни потеряли свое здоровье не в пьяной драке, а по приказу государства и теперь имеют право требовать соответствующую помощь.

В пресс-службе министерства семьи, труда и социальной защиты населения Башкирии сообщили, что повлиять на решение Главного бюро медико-социальной экспертизы не могут, так как бюро напрямую подчиняется к Минтруду России.

Председатель регионального отделения Союза боевых действий Тимерьян Ражапов рассказал, что в Башкирии часто встречаются случаи, когда у участников боевых действий, ветеранов войн отнимают инвалидность.

— В Гафурийском районе, к примеру, врачи отняли инвалидность у ветерана войны в Афганистане, который получил тяжелое ранение и остался без кисти руки. Тогда только после многочисленных обращений нам удалось восстановить инвалидность боевому товарищу. Я не понимаю государство, которое поступает так с теми, кто отдал ей свой долг.

Медиакорсеть следит за развитием событий.