Как я пережил коронавирус: истории жителей Башкирии, переболевших COVID-19
17 октября , 13:28
Общество
Минзаля Аскарова
Photo: pixabay.com
Собеседники Mkset рассказали личные истории борьбы с коронавирусом и поделились рекомендациями, как победить этот недуг.

В последние дни цифры по коронавирусу в республике неутешительные — количество инфицированных растет каждым днем. При этом, согласно статистике, подавляющее большинство из тех, кому официально поставили диагноз COVID-19 лечатся в домашних условиях. Mkset пообщалась с несколькими жителями Башкирии, переболевшими коронавирусом. Возможно, их личные истории помогут другим в борьбе с этим страшным и, в некоторых случаях, смертельным недугом.

Елена Чиркова, журналист «Эха Москвы в Уфе»:

Я заболела 4 августа. На работе почувствовала легкое недомогание — кружилась голова, хотелось спать, глаза слезились. Вечером дома слабость и слезливость не прошли, поднялась температура (38,5) и давление (170/100), я вызвала скорую. Медики дали таблетки и уехали. Утром 5 августа пришел терапевт из поликлиники, открыл больничный и назначил антибиотик и анализ на ковид. Его взяли 6 августа, а 7 сказали, что результат отрицательный.

Через пару дней у меня сильно заложило нос, еще через 2 дня полностью пропало обоняние, а на следующий день — вкус. При этом общее состояние было отличное, ни болей, ни слабости, ни температуры — ничего. 14 августа я позвонила в поликлинику, чтоб узнать, что делать с отсутствующим обонянием. Там сказали надевать маску и приходить к ним. Врач направила меня на КТ и выписала еще один курс антибиотика.

17 августа КТ показало, что легкие поражены уже на 28%, а левое в одной доле — вовсе на 35%. В заключении стояла двусторонняя пневмония, «матовое стекло», а доктора, выдавшие заключение, сказали, что надо срочно начинать лечение. Но ни одышки, ни проблем с дыханием не было

Утром 18 августа я позвонила в поликлинику, чтобы вызвать врача на дом. Врач не пришла. Ближе к 14.00 она позвонила и попросила отправить ей в вацапе фотографию заключения КТ и что-то сказала про госпитализацию, а потом пропала. На всякий случай я собрала вещи и позвонила родителям, так как у меня кот и собака, и надо было как-то решить вопрос с тем, кто останется с ними. К счастью, с «котопсом» могла остаться мама, иначе пришлось бы за час найти догситтера или друзей/коллег, которые согласились бы пожить у меня.

Еще через час я перезвонила врачу. Она сказала, что оставила мне в регистратуре направление на госпитализацию, которое я должна приехать и забрать, а потом идти и ложиться в больницу.

В больнице (я попала в Демский госпиталь) меня встретили медики в костюмах химзащиты. В приемном покое взяли кровь, смерили температуру, собрали анамнез, сказали легендарное «К нам только с одним диагнозом попадают» и подняли в отделение. Там я пробуду 10 дней, у меня будет 3 отрицательных результата анализа на ковид, но в выписке будет стоять «коронавирус, осложненный двусторонней вирусной пневмонией».

Если госпитализация не экстренная, когда тебя везут на скорой, и есть хотя бы немного времени, чтоб собрать вещи, то очень советую захватить не только стандартные чашку-ложку-зубную щетку, но и воздушный шарик (врачи просят делать дыхательную гимнастику или надувать шарики), обычный ртутный градусник (в больнице температуру измеряют бесконтактно, разница в результатах значительная и иногда может быть очень важной), гепариновую мазь (руки, живот и ягодицы быстро станут синими от количества уколов и капельниц), маски (без них просят не выходить в коридор), витамин Д (для поддержания себя в более-менее рабочем состоянии), препараты для микрофлоры системы ЖКТ.

Последние очень советую начинать пить как можно раньше. Я этого не сделала, а потом почти месяц восстанавливала флору и лечила кожу от прыщей и высыпаний (их у меня не было даже в подростковом возрасте).

Реакция организма на препараты может быть очень неожиданной. Некоторые из них могут увеличивать уровень глюкозы (это было у меня) и вы будете постоянно чувствовать сладость во рту, даже от обычной минералки. На фоне общего стресса это может привести к воплям «у меня диабет!!!», к счастью, были отличные врачи, которые объяснили, что к чему.

Надо быть готовым к тому, что схема лечения включает в себя препараты даже от малярии, препараты довольно сильно влияют на твое состояние. Постоянно хочется спать, сил нет даже долго сидеть, болит голова. Пугаться не надо, надо обязательно говорить обо всем врачам.

После завершения лечения и выписки слабость, тремор, слезливость и угнетенность будут вашими спутниками еще довольно продолжительное время, но витаминки, сон и бережное отношение к себе с этим справятся.

Photo:pixabay.com

Евгения Филимонова (фамилия изменена по просьбе героини), Уфа:

У нас была такая ситуация. Когда я заболела, мы всей семьей были на выезде. Ни детей, ни кого-то еще не получилось изолировать, так как мы были в гостях в другом городе. Мало того, что дети и муж были рядом, еще была другая семья. Первые три самых тяжелых дня с температурой я провела с ними в одном доме, куда-то уехать и изолироваться не было возможности. Слава богу, ни один из пятерых взрослых и четверых детей не заразился от меня. Конечно, не было понятно, ковид это или нет, потому что анализы я смогла сделать только спустя неделю в Уфе. Сначала сдала ПЦР — он был отрицательным, по результатам которого мне поставили одностороннюю пневмонию. Спустя неделю анализ уже показал ковид с высокими антителами.

Когда даже вернулись в Уфу, детей не стали изолировать, так как изначально были вместе, кроме самого маленького — 2-3 недели жили отдельно от него. Как выяснилось, всем, кто общался с больным коронавирусом необходимо пропить полный курс противовирусных препаратов и иммуномодуляторов, чтобы усилить иммунитет. Все взрослые и дети, контактировавшим со мной в те дни, это сделали. Дети противовирусные не пили, но им мы давали витамин С.

Самая старшая дочь один день температурила и все прошло, поэтому подозреваем, что она бессимптомно все-таки переболела. Когда сдавала анализы, я видела, какая высокая концентрация людей в лабораториях, поэтому муж настоял, чтобы остальные члены семьи не сдавали анализы без необходимости на это. Потому что никакой симптоматики не было, а просто вести, чтобы узнать, болели они или нет — сознательно вести их в эпицентр больных. Поэтому мы сейчас живем в неведении — есть ли антитела у моей семьи или нет.

Какие рекомендации больным с подозрением на коронавирус: естественно, по возможности максимально изолироваться ото всех. Если нет такой возможности, то пить противовирусные препараты-иммуномодуляторы после контакта с ковидным.

Врачей лучше лишний раз не тревожить, до них все равно сложно дозвониться.

Photo:pixabay.com

Айсылыу Гарифуллина, жительница Бурзянского района:

Я знала, что один из признаков коронавируса — потеря обоняния. Но мой нос из-за самостоятельного лечения гайморита уже давно не чувствует запахи. Сначала я просто почувствовала бессилие, но все же пошла на работу. Начальник измерил температуру — все в порядке, в тот же день утром побывала на августовском педсовете учителей — там тоже мерили температуру — без отклонений.

На обед вернулась домой и началось: меня рвало, температура поднялась. А ведь старалась избежать болезни, как могла: делала настойку из корня хрена по рецепту из интернета, жевала цветочки полыни — говорили, помогает.

Позвонила в «скорую», быстро приехали. Сделали укол, дали рецепт на лекарства. Предупредили, чтобы не занималась самолечением. Всю ночь температурила, чувствовала себя как избитая. За 52 года жизни, после 5 перенесенных операций еще так тяжело не было. Через знакомых нашла номер инфекциониста, позвонила, рассказала о своем состоянии. Сама думаю, может все-таки коронавирус? Однако дышала свободно, кашля не было и инфекционист посоветовал записаться к терапевту и к хирургу. Коллегам на рабочем чате шутила: «У меня вроде не коронавирус, но точно его родной братишка». Ощущение было такое, будто мясо от костей отрывается, а температура не падает с 38,5-38,8. Пыталась пить жаропонижающие — не помогло.

Еле дождалась понедельника и поехала к врачу, предварительно сдав анализы. Врач начала ругать, что я пришла с высокой температурой, меня сразу же отправили к инфекционисту. Там говорят, что я превысила дозу настойки из корня хрена и поэтому заболела. Написали рецепт на лекарства. Пью, я, значит, эти лекарства на 2,5 тыс. рублей во время, как и сказала врач, но температура не падает, к ночи вовсе невыносимо.

На следующий день звонит инфекционист и предлагает ехать в Белорецк на КТ. Там результаты не сообщили сразу. Мы успели проехать полдороги обратно, когда позвонили из «скорой»: «У вас 2/3 легких поражены». Сразу же поехали обратно.

«Гарифуллину на ковидгоспиталь», — говорят врачи. Только тогда до меня доходят — у меня коронавирус.

В палате больных много, у большинства сопутствующие болезни. Самая молодая — белоречанка 1989 года, она мучается, делая уроки с сыном по видеосвязи. Тут и директор Авзянской школы, в больницу также положили и ее мужа. Еще одна женщина — Наташа — особо мучается — коронавирус ухудшил ее состояние после инсульта, пол тела не двигается, язык заплетается. Ей помогают как могут, особенно женщина по имени Зифа — кормит с ложки, общается с ней.

Я соблюдающая мусульманка, поэтому отказываюсь от мясных блюд больницы. Первое время держалась только на кашах. Все вокруг говорили: «Ешь, ты ведь сейчас почти на условиях войны, от этого греха не будет, а твоему организму нужно мясо». Я отказывалась, потому что боялась, что мои молитвы будут пустыми, а мне сейчас так надо, чтобы на небесах их услышали. Через несколько дней позвонили и сообщили, что мне привезли халяльный суп. Оказывается, белорецкие мусульмане так помогают свои братьям и сестрам по вере, оказавшимся в больнице. Всей палатой радовались — и русские, и башкиры. Все-таки это вам не больничная еда. Эти мусульмане и после моей выписки присылали еду в нашу палату, просто так, хотя остальные могли есть больничную еду.

Когда выписывали, предупредили, что я должна 14 дней пробыть на самоизоляции. А я живу не одна — со мной мой сын и сноха. Им пришлось временно переехать в чужую квартиру. Иначе никак — здоровье дороже. После долгой разлуки не смогла даже обняться с ними, это было очень больно.

Как только вернулась, пошла в баню, больничную одежду домой занесла только после того, как обработала спиртом и постирала.

Потом посчитала: за период моей болезни нашей семье пришлось потратиться на 50 тыс. рублей, чтобы купить лекарства. А сколько дней и ночей провели в переживаниях — это ничем не измерить.

Самое главное, вернулась домой на своих ногах. Эта болезнь изменила мою жизнь на 90 градусов. Теперь я больше ценю то, что у меня есть, своих близких, детей, не переживаю по пустякам. Главное — я жива.

Photo:pixabay.com

Роман Самойлов, Уфа:

— Я заболел коронавирусом в середине лета. Ну как заболел: потерял вкус и обоняние. Решил проверить и сдать анализы на всякий случай. В государственной поликлинике мои анализы оказались чистыми, но я все же пошел в платную клинику, где подтвердили наличие вируса в организме. На работе отправили на самоизоляцию, но полностью остаться наедине не удалось. Сына, сноху и внука отправили в деревню, благо, у них была возможность работать удаленно. А вот дочь и зять, живущие в соседней квартире, все же успели заразиться от меня. Они пережили болезнь тяжелее, чем я: зять температурил, КТ легких показал поражение легких. Но его в госпиталь не отправили почему-то, он переболел в домашних условиях. Дочка не температурила, но как и я, перестала чувствовать запахи и вкус еды. Единственный человек, который все время находился с нами и отказывался куда-либо уезжать — моя жена. Странно, но она вообще не болела. Либо пережила болезнь бессимптомно, либо же ее иммунитет оказался стойким — проверять не стали.

Самолечением не занимались, выполняли то, что рекомендовали врачи — пили лекарства, которые они выписывали и находились на самоизоляции, пока нам не разрешили общаться с другими людьми. Я считаю, это правильно, ведь, по сути, нам повезло, что в семье не было людей с хроническими болезнями, иначе сложно представить, к чему могли привести осложнения.

Photo:pixabay.com

Альфия Исмагилова (имя и фамилия изменены по просьбе героини), Уфа:

Я заболела коронавирусом с восьмесячной беременностью. С начала пандемии старалась оберегать себя из-за своего особого положения, но избежать коронавируса оказалось сложно: им заразил меня муж. Он сразу же самоизолировался в своей комнате — не выходил оттуда без необходимости, если выходил, только в маске и избегал нас.

Через пару дней я почувствовала озноб, просыпалась ночью от дикой головной боли. Градусник показал, что температура тела поднялась почти до 38 градусов. Утром сразу же об этом известила акушера-гинеколога. Она рекомендовала три дня пить противовирусный препарат, антибиотики и обильное питье.

Однако через три дня мое состояние не улучшилось. Температура все еще оставалась высокой. Более того, прибавилась слабость, боль в костях, потеря аппетита.

Я переживала за маленького сына и, конечно же, за малыша в утробе. Все время мучалась, задаваясь вопросом, как эта болезнь могла отразиться на его развитии. Вызвала врача на дом, он послушал мои легкие, назначил лекарство от температуры и обильное питье.

В последующие дни температура не падала. Появилась кашель и боль в груди.

Я снова вызвала врача, она мне назначила антибиотики, препарат, разжижающий кровь, витамин С и сироп от кашля. Улучшений не последовало и на этот раз, тогда акушер-гинеколог рекомендовала лечь в стационар. В роддоме, где принимают беременных с симптомами ковид, потребовали справку. В результате мне пришлось долечиваться дома.

Примерно через неделю мое состояние стало улучшаться. Все лекарства я принимала под присмотром врачей. Анализ показал, что у меня положительный результат на коронавирус.

Слава богу, сейчас со мной и малышом все в порядке. Урок, который я вынесла из этой истории с коронавирусом — не поддаваться панике.

Photo:pixabay.com