«Сплошняком идут тяжелые». Врач из Башкирии рассказал о дежурстве в «красной зоне»
16 октября , 14:15
Общество
Татьяна Майорова
Photo: pixabay.com
«Медиакорсеть» попросила одного из врачей районной больницы Башкирии предоставить для публикации свои заметки, которые он вел в течение своей недавней смены в инфекционном госпитале.

Эта вахта в «красной зоне» выпала как раз на период резкого всплеска заболеваемости пневмонией и коронавирусом в конце сентября и начале октября. Автор записок дежурил с 29 сентября по 13 октября и в полной мере пережил все страсти, связанные с началом второй волны Covid-19.

Материал публикуется с сохранением анонимности, поскольку автор дневника не уверен, что руководство медучреждения одобрит подобную откровенность.

28 сентября

Завтра захожу в инфекционный госпиталь на две недели. Врачи, которых мы сменяем с двумя коллегами, говорят, что там уже началась серьезная напряженка. Пациенты поступают тяжелые. Много запущенных случаев. Похоже, в поликлинической сети некоторые терапевты на местах еще не проснулись после летнего «плато», выписывают пациентам с температурой парацетамол и гексорал. В лучшем случае азитромицин и ципролет.

Мутыжат человека на больничном без адекватного лечения, а то и выписывают на работу с температурой. А у пациента тем временем уже вовсю поражение легких идет. Потом, когда шарахнет температура под 40 и сатурация ниже 90, везут в больницу на скорой. А случай уже запущенный.

Photo:pixabay.com

30 сентября

Второй день дежурства. Умерла 58-летняя женщина, педагог на пенсии. Много народу выучила у нас в городке, все её знали. Очень все сочувствуют семье в связи с её кончиной.

Ее лечили с августа в поликлинике. На КТ ни разу не отправили, выписывали от кашля, от температуры препараты. Потом дали рецепт на азитромицин, когда она сама попросила, потому что его в аптеке без рецепта не продают. Короче, в поликлинике не лечили, а медленно убивали человека.

Когда она стала задыхаться, отправили на КТ наконец-то. Сын говорит, мама с температурой просидела в очереди не меньше пяти часов. Зашла в кабинет на снимок уже в полуобморочном состоянии. КТ показал 30-40% поражения легких. Отправили в провизорный госпиталь, но спасти уже не смогли. Вчера поступила, а сегодня уже умерла. Организм сдался. А ведь она больше месяца в поликлинику ходила на прием к терапевту. Как же они ее там лечили, если у человека за это время развилась вирусная пневмония?

На снимке КТ видно, что у нее уже хороший такой фиброз развился. Сформировались участки, где нормальная ткань лёгкого заместилась соединительной (нефункциональной) тканью, которая не может осуществлять газообмен, не имеет кровеносных сосудов, не эластичная и прочее. То есть постепенно всё шло к инвалидизации, если бы она выжила.

Photo:Вадим Брайдов Mkset.ru

1 октября

У нас дурдом — нет антибиотиков, нет лекарств. Больные тяжелеют, умирают. В терапии снова температурящие появились. Двоих с ковидной пневмонией выписали с терапии. Судя по всему, гнались за планом наши уважаемые руководители. Бюджеты ФОМС спешили освоить. Давали команду госпитазировать всех, кого только можно. Наверное, тогда и проскочил в терапию пациент с ковидом, но без симптомов. И пошла цепная реакция. Как весной было. Всё повторяется.

При этом у нас лекарств вообще нет толком. Одно время даже витамина В не было. В госпитале хороших сильных антибиотиков нет. Пентоксифиллин 40 рублей стоит, и он пропал. Противовирусные тоже кончаются. Милдронат, мексидол раньше всегда назначали курсом по 10 дней… Их теперь вообще нет. Сейчас и пирацетама нет за 30 рублей. Всё закончилось.

Говорят, что мы за этот год все лекарства уже «съели». Поэтому пациенты и их родственники носятся по району, по аптекам или в Уфу едут лекарства искать. Как купят лекарства, так значит, и впишем в лист назначения, что пациентов пролечили этим препаратом. Так что на случай проверки вроде как у нас всё тип-топ.

Photo:pixabay.com

3 октября

Нам перестали выдавать бумагу для принтера. Говорят сами покупайте или ищите спонсоров. Старшие медсестры с отделения уже и профсоюзные деньги на бумагу потратили, сейчас на свои личные деньги ищут подешевле бумагу по магазинам.

А с приемного покоя нам пересылают на распечатку снимки ЭКГ, чтобы мы распечатывали и вклеивали в истории болезни. Тоже экономят на бумаге. Но мы уж с ними не спорим. Они там устают еще больше нашего.

Photo:pixabay.com

4 октября

Поступили два важных пациента с ковидом — один судья с мирового суда, другой - депутат с райсовета. Мы с медсестрами еще поспорили, скажут ли им покупать лекарства или откуда-то из больничного НЗ достанут. Я выиграл спор — для них лекарства нашлись в больнице.

Положили их вдвоем в отдельную палату. Разрешения попросили, чтобы вместе лежали. Говорят: «Вам же вдвоем не скучно будет?». Не сказали, что в других палатах койки и кушетки почти друг на дружку уже ставят, совсем впритык.

В «красной зоне» (для температурящих) такая очередь на прием. Люди стоят на улице, под дождем, с температурой, ждут. Или от беззысходности идут в платную клинику.

Photo:Артур Салимов Mkset.ru

7 октября

Сегодня сказали, что подкинут немного противовирусных и антибиотиков в провизорный и в инфекционный госпитали. Но это всё. До Нового года лекарств больше не будет. А эти быстро кончатся при таком количестве больных.

Ведь к нам везут не только с нашего района, но и с соседних, где не открыли провизорные госпитали. Посчитали, что там мало населения. Так его хоть и мало, но люди заражаются, их ведь тоже надо где-то лечить.

У нас вчера дежурант принял 34 пациента за сутки. Одуреть можно! Сегодня с утра везут снова больных.

Говорят, надо искать, кого выписать на амбулаторное долечивание, даже если есть температура. Чтобы отчитаться перед Минздравом, что есть запас свободного коечного фонда.

В травматологии вообще лекарств не осталось. Не хватает расходных материалов: марли, лейкопластыря, спирта, шприцов. Гепарина нет. Завотделением сегодня сказала на утреннем селекторе.

Photo:pixabay.com

8 октября

Сейчас у нас в инфекционном госпитале 102 пациента и в провизорном — 48. В реанимации 7 человек на 6 мест. Одну дополнительную койку поставили.

Больных начали класть в коридор. Одну уже положили, которая ночью поступила. Вот с утра начали освобождать другие помещения под палаты — вспомогательные типа кабинета старшей медсестры. А физкабинет и ЛФК уже давно заняли под палаты.

Неужели по всей стране так или только у нас?

Photo:Артур Салимов Mkset.ru

9 октября

Сегодня с утра «Промед» не работает. Говорят, проблема на уровне республиканских серверов. Мы повлиять на скорость работы не можем.

Проблему якобы курируют на уровне замминистра. Сидим и «курим бамбук». Пациентов принимаем только самых сложных, начальство дало такое указание, и по старинке на бумагу записываем информацию. Потом, после смены, если «Промед» наладят, надо будет вбивать туда информацию. Вместо того, чтобы отдохнуть хоть немного.

Photo:Артур Салимов Mkset.ru

10 октября

У нас кошмар! Больные с терапии сейчас поступают с температурой и симптомами пневмонии. В терапии повтор ситуации, которая была весной. Один к одному.

При этом нет мест, нет лекарств. От антибиотиков, которые у нас есть, толку нет большого при пневмонии в такой тяжелой форме. Как мертвому припарки. Родственники больных в шоке, их родным хуже, одышка, а антибиотиков сильных нет. Азитромицин, кларитромицин есть, но они не помогают. Агрессивные вирусы же — что коронавирус, что пнемококк. Все хотят мерексид. А его нету. Сами ищут в аптеках. Покупают втридорога.

Умирают люди каждый день. Редко по одному человеку. Чаще по 2-3 в сутки. Родственники приходят, рыдают, тяжело это всё видеть.

Photo:Татьяна Сафронова Mkset.ru

11 октября

Сегодня утром был селектор с Минздравом. Говорят, мало выписываем, ругают, главврачей заставили объясняться. Сказали: «Если восемь дней лечите, но нет результатов, то значит, лечение не верное». Наш главврач не стал говорить, что лекарств нет нужных, испугался, видимо, правду в лицо начальству сказать.

А вот кого выписывать? Сплошняком идут тяжелые больные. Вот если без адекватного лечения, без лекарств умрут, тогда и выпишем, и места, глядишь, сразу освободятся.

Говорят, будут искать ресурсы для расширения инфекционного госпиталя, прибавлять места. А врачи и так уже вешаются. По 35 пациентов на одного врача у нас сейчас!

Photo: Mkset.ru

12 октября

В провизорный госпиталь поступил с симптомами пневмонии терапевт, который работал в терапевтическом отделении, где появилось много температурящих пациентов. Они же там без СИЗов в сентябре работали, просто с масками и перчатками.

Еще одна терапевт находится на амбулаторном лечении дома, она помоложе и спортсменка, легче болезнь переносит, хотя у нее больше процент поражения легких.

В нашем госпитале во время обхода с главврачом один мужик начал на него наезжать. Говорит, у нас матрасы хуже, чем на мусорке валяются — желтые все, гнилые. Сказал, что у него ни к врачам, ни к медсестрам лично претензий нет, потому что они лечат на совесть, стараются. «А вот к вам у меня есть много вопросов. Вашей больнице такие средства выделяют, а вы куда их деваете?». Главврач сказал, что много больных, на всё средств не хватает, пандемия перечеркнула все планы и всё такое.

Мы потом посмотрели историю болезни этого пациента. Оказывается, он раньше работал каким-то начальником. Вот и попробовал построить нашего главврача по старой привычке.

Photo: Mkset.ru

13 октября

Сегодня последний день дежурю. Завтра домой на самоизоляцию. Буду отсыпаться после пережитого.

С СИЗом уже сроднился, как космонавт по Луне хожу.

Сегодня был селектор с Минздравом утром опять. Мы слышали, что там обсуждали. Опять ругали за плохую выписку. Говорят, плохо работаем, а для нас все условия создали.

Надо теперь учиться делать план по ковиду: одна история болезни с подтвержденным ковидом — 125 тысяч рублей приносит больнице, а одна пневмония — 25 тысяч.

Врачи у нас шутят, что наши истории болезни — это курица, несущая золотые яйца. Все хотят, пока такое время, как можно больше заработать. Вдруг потом такие миллиарды государство уже выделять не будет, если начнут вакцину людям колоть.