В суде по убийству топ-менеджера УМПО допросили консьержа и экс-сотрудников спецслужб
15 сентября , 20:20
Общество
Татьяна Майорова
Photo: Mkset.ru
Сегодня, 15 сентября, в Верховном суде Башкирии продолжился допрос свидетелей обвинения по резонансному делу об убийстве заместителя коммерческого директора УМПО Юрия Яшина. Среди свидетелей - племянник подчиненного Яшина, добывавший для грабителей сведения о нем, а также сослуживец, занимавшийся историей с анонимкой.

Суд проходит с участием присяжных заседателей, которые внимательно слушают показания свидетелей и делают пометки в блокнотах, чтобы потом учесть их при вынесении вердикта.

Напомним, громкое убийство было совершено 20 июля 2018 года. Сначала появилась новость об исчезновении заместителя коммерческого директора УМПО Юрия Яшина, который ушел из своей квартиры на службу, однако на УМПО так и не появился. Его автомобиль был найден на подземной парковке в доме, где жила семья Яшиных, рядом с ним виднелись кровавые следы, они дали основания для подозрений, что с Юрием Геннадьевичем случилось что-то плохое.

Страсти по заказу: защита топ-менеджера УМПО в Уфе считает его дело сфабрикованным

Худшие подозрения подтвердились на следующий день, когда тело Яшина было найдено сравнительно недалеко от его дома, под Затонским мостом. Через несколько дней были задержаны подозреваемые, они поначалу рассказали, что хотели только отнять у Яшина ключи от его квартиры и сейфа и ограбить. Но когда он оказал сопротивление, сильно избили мужчину и увезли с собой с места преступления, а затем задушили и избавились от тела.

Вскоре один из задержанных, которого остальные считали старшим, заявил, что убийство Яшина ему заказал непосредственный руководитель убитого — коммерческий директор УМПО Сергей Евстафьев. Следствие и гособвинение тут же переключились на эту версию.

Адвокаты и близкие Евстафьева настаивают на его невиновности и непричастности к преступлению.

В суд на каждое заседание приезжают работники УМПО, чтобы морально поддержать Сергея Евстафьева. Родственники или друзья других подсудимых в суде пока не были замечены. Потерпевших, которыми считаются члены семьи Юрия Яшина, в суде представляет адвокат, сами они попросили разрешения не участвовать в суде без особой на то необходимости.

Поскольку судья запретил вести фото и видеосъемку процесса, мы пригласили для иллюстрирования происходящего уфимскую художницу Наталью Якунину.

На сей раз в качестве свидетелей обвинения в суд были приглашены пожилая женщина-консьерж, работавшая в день убийства Юрия Яшина, а также бывший сотрудник спецслужб, ранее курировавший деятельность УМПО, экс-заместитель управляющего директора УМПО по безопасности и начальник одного из отделов предприятия.

«По каким-то фээсбэшным делам»

Свидетель Нина Алексеева, работавшая 20 июля 2018 года консьержем в доме по улице Карла Маркса, где жил Юрий Яшин, часть показаний давала, сидя, потому что с трудом передвигается на больных ногах. Она не смогла добавить существенных подробностей. Рассказала лишь, как жильцы дома принесли ей в тот день найденные в паркинге ключи, а затем их опознала жена Яшина.

Гораздо более информативными оказались показания сотрудника УМПО Александра Багина. Он опознал на скамье подсудимых, прежде всего, человека, которого назвал Артёмом Неволиным. Гособвинитель Роберт Фаттахов поправил свидетеля, что на самом деле это Фёдор Токарев.

По словам свидетеля, с Неволиным-Токаревым его познакомила двоюродная сестра Ольга (дочь Николая Ахмаметьева, работавшего на УМПО в подчинении Яшина) зимой 2017 года, за полтора года до убийства Юрия Геннадьевича. Неволин-Токарев представился Александру Багину сотрудником спецслужб. Видеться им доводилось всё больше на даче по выходным. Неволин-Токарев вместе с сожительницей показывали родственнику коллекцию боевых наград, которыми он якобы был награжден.

Свидетель сообщил в суде, что новый знакомый «сотрудник спецслужб» также имел свой автосервис. Он пообещал Багину и его брату помочь с приобретением новых автомобилей на выгодных условиях. Оба даже перечислили предоплату по 200 и 300 тысяч рублей, однако ни автомобилей, ни своих денег так и не увидели.

Чувствовалось: свидетелю Багину было очень стыдно, что так легко поддался на россказни явного афериста. Но еще более совестно свидетелю стало, когда пришлось отвечать на вопросы о том, как помогал Неволину-Токареву собирать информацию о Юрии Яшине.

Весной 2018 года Артём обратился ко мне с просьбой найти рабочий телефон Яшина, сказал, что нужно с ним переговорить по каким-то своим фээсбэшным делам. Потом он попросил прислать его фотографию и домашний адрес, признался свидетель.

Свидетель выполнил просьбы «сотрудника спецслужб» и передал тому требуемую информацию по WhatsApp-мессенджеру. Сотрудники УМПО, сидевшие в зале, шепотом обсуждали еще и тот факт, что «Племянник Ахмаметьева тоже не оказался в стороне, все пути ведут в одну семью».

— Вам не показалась странной такая просьба? — спросил свидетеля гособвинитель.

— Конечно, показалась.

— Почему же вы ему не отказали?

— Ну… ФСБ же, — только и смог произнести свидетель, совсем смутившись.

По его словам, это было в мае 2018 года, незадолго до убийства Яшина. Токарев попросил никому не рассказывать об услуге, оказанной «спецслужбам». Тот факт, что незнакомец, представившийся сотрудником спецслужб, интересуется личными данными топ-менеджера оборонного завода, судя по всему, Багина не сильно беспокоил.

— Обо всем происшедшем я узнал только из СМИ уже после случившегося, — уточнил Багин.

Примечательно, что через два дня после убийства Яшина Неволин-Токарев и его подруга гуляли на дне рождения у Александра Багина и даже остались ночевать. Через день Токарев был задержан полицией по подозрению в убийстве, а вскоре он назвал Евстафьева заказчиком преступления.

«Это фабрикация!»: защита топ-менеджера УМПО из Уфы изложила свою версию преступления

Адвокаты Евстафьева попросили огласить показания свидетеля Багина, данные им ранее в ходе следствия, из которых следовало, что он выполнил просьбу Неволина-Токарева прислать телефон, адрес и фотографию Яшина не весной 2018 года, а гораздо раньше — в ноябре 2017 года.

Свидетель вновь взялся объяснять, почему не смог отказать «представителю спецслужб», заверяя суд, что даже не подозревал, что добытая им информация может понадобиться для совершения преступления. Было очевидно, что ему было крайне неловко видеть в зале суда других сотрудников УМПО.

Кстати, недавно в открытом доступе появился документальный фильм-расследование, в котором подробно излагаются события, закрутившиеся вокруг убийства Юрия Яшина, в том числе описывается и личность Федора Токарева.

«Анонимка оказалась фейком»

Следующим свидетелем по делу выступил руководитель аппарата межведомственного совета общественной безопасности Башкирии Валерий Олейник, который в 2017 и 2018 годах работал в региональном управлении ФСБ.

Он рассказал, что около 20 лет был знаком с Юрием Яшиным, чуть меньше — с Сергеем Евстафьевым и Николаем Ахмаметьевым. Неприязненных отношений между ними никогда не замечал.

Наиболее полно он прояснил ситуацию с анонимкой, которая появилась осенью 2017 года и была якобы написана от имени Яшина. Сперва об анонимке Олейнику по телефону сообщил Сергей Васильевич Евстафьев и попросил помочь прояснить ситуацию. Анонимка содержала информацию о неких злоупотреблениях Сергея Евстафьева и была адресована руководителю управления ФСБ в Башкирии. Правда, звание и фамилия адресата были написаны с ошибками.

Юрий Яшин привез копию анонимки Валерию Олейнику и попросил высказать мнение о ней.

Он сказал, что не писал ничего подобного и подпись там стоит не его, поэтому ему очень неприятно случившееся. Я посмотрел письмо и сразу сделал вывод, что это подделка. Это было видно и по содержанию, и по оформлению. Там не было отметок и прочих атрибутов, которые подтверждали бы, что письмо прошло через «органы». Я сказал, что это полная ерунда, бред. И посоветовал не тратить время на такое «подметное письмо», объяснил свидетель.

Еще один свидетель — Олег Овчинников — в недавнем прошлом работал заместителем управляющего директора УМПО по безопасности. До этого он также много лет служил в органах госбезопасности.

Он также узнал об анонимке от Евстафьева, по его просьбе подробно разбирался с той историей с анонимкой, в том числе обращался в региональное управление ФСБ, где подтвердили, что данное письмо туда не поступало.

Я посмотрел письмо и сразу был на 90% уверен, что это фейк. Это было видно даже по штампику с входящим номером. Юрий Яшин, конечно, очень переживал из-за этой истории. Он сказал мне тогда: «Михалыч, ты же понимаешь, что это не я писал?». А я ему ответил: «Да, но это сделал кто-то из твоего окружения, разбирайтесь», пояснил данный свидетель.

По его мнению, история с анонимкой вполне быстро забылась и не отразилась на взаимоотношениях Юрия Яшина и Сергея Евстафьева.

Такие анонимки периодически возникали. Их писали на руководителей разного уровня, в том числе и на меня. Сам факт, конечно, требовал проверки, но слишком большого внимания не заслуживал, подчеркнул свидетель.

По словам Овчинникова, уже после убийства Яшина он спросил Николая Ахмаметьева, который, собственно, и принес Евстафьеву злополучную анонимку, о том, откуда же она взялась. В ответ тот пояснил, что письмо ему добыл сожитель дочери.

Олег Овчинников рассказал также, что Юрия Яшина на предприятии ценили, как компетентного специалиста и хорошего человека. При этом кандидатуру Николая Ахмаметьева на место Яшина Овчинников рассматривать бы не стал, прежде всего, из-за его пожилого возраста.

Допрос данного свидетеля решено продолжить завтра, в суде будут изучаться видеозапись, а также та самая «папка с компроматом», о которой в начале судебного процесса рассказывали родственники убитого Юрия Яшина.

И немного о презумпции невиновности

В конце процесса, уже в отсутствие присяжных заседателей, гособвинитель Роберт Фаттахов обратился к председательствующему судье с ходатайством вынести предостережение его оппонентам — адвокатам за комментарии, которые они дают в СМИ, отстаивая честное имя Сергея Евстафьева. По мнению гособвинения, такие публикации могут быть прочитаны присяжными и повлиять на их собственное мнение.

Однако адвокаты не согласились с такой постановкой вопроса.

Когда к нам обращаются за комментариями, мы их даем. У гособвинителя тоже есть такая возможность. У нас свобода слова, у нас открытое судебное заседание — это первое. Дело не секретное, лично я, как адвокат по данному делу, подписки о неразглашении не давал — это второе. В-третьих, адвокатская этика позволяет мне иметь свое собственное мнение. К тому же, если обратиться к вышедшим ранее публикациям, среди них много тех, в которых нашего подзащитного с подачи следствия или прокуратуры уже утвердительно называют заказчиком преступления, хотя его вина не доказана, подчеркнул адвокат Айрат Хикматуллин.

С ним были солидарны другие адвокаты, присутствовавшие на процессе.

Понятия «презумпция невиновности» никто не отменял. И тот факт, что гособвинение пытается запретить адвокатам говорить о невиновности своих подзащитных, можно расценивать как попытку усилить обвинительный уклон при рассмотрении дела. Но ведь закон четко говорит, что пока не вынесено решение суда, человек невиновен. Докажите его вину! Нельзя назвать манипуляцией общественным мнением тот факт, что Евстафьева назвали невиновным его адвокаты. К тому же, далеко не всё население России, представителями которого являются присяжные, читает публикации в интернете, у людей есть свои дела, отметил адвокат Иван Данилин.

В итоге председательствующий судья Ильгиз Ахметдинов ходатайство гособвинения отклонил, заключив, что не видит оснований для принятия мер к представителям защиты подсудимых.