Mkset.ru
Страна глухих. Башкирия стала единственным регионом в России, где детям возвращают слух
16 февраля 2009, 01:18
Общество
Страна глухих. Башкирия стала единственным регионом в России, где детям возвращают слух
Глава Башкирии Муртаза Рахимов встретился с директором научно-клинического центра оториноларингологии Минздрава РФ Николаем Дайхесом. Г-н Дайхес прибыл в Уфу, чтобы обсудить возможность возведения в столице республики филиала высокотехнологичного центра. Интерес крупного чиновника российского Минздрава к региону не случаен. - Кроме Башкирии никто в стране больше не решился на проведение операций по вживлению кохлеарных имплантатов детям, - объяснил Николай Дайхес.

Действительно, в прошлом году в республике 40 малышам, глухим с детства, в детской больнице имени Куватова вживили в ухо специальный звукоулавливающий аппарат - кохлеарный имплантат. Дорогостоящие аппараты закупили за счет республиканского бюджета, а деньги на операции - по полтора миллиона рублей на каждого – были выделены из городской казны. После того, как чудо случилось, и детишки начали слышать, в республике приняли президентскую программу «Кохлеарная имплантация в Республике Башкортостан» на 2008-2010 годы. На ее развитие из казны Башкирии выделено 379,5 миллиона рублей. 150 миллионов рублей будет потрачено на строительство реабилитационного комплекса на базе республиканской клинической больницы, где прооперированные малыши будут учиться жить в мире звуков. Если в Уфе появится оториноларингический центр федерального значения, то слух смогут обрести и дети, живущие за пределами Башкирии.          

Рассказывают, что первым кохлеарными имплантатами заинтересовался президент Башкирии Муртаза Рахимов, побывав в Австрии. Глава республики настоял, чтобы внедрить новые технологии в лечении глухих детей и у нас. Башкирские врачи освоили инновационный метод одними первыми в стране и 40 ребятишек, обреченные жить в мире без звуков, обрели слух.

Многие из первых пациентов уже пошли в обычные школы, хотя их ждал интернат для слабослышащих детей.   

 

Искусственное ухо

 

Помогать башкирским коллегам прибыли иностранные врачи, которые провели несколько операций и мастер-классов.

- Не каждый регион может себе позволить подобные операции, - отмечает заместитель начальника управления здравоохранения администрации Уфы Эльвина Хусаинова. - Конечно, можно было отправлять детей в Москву и оперировать их на федеральные деньги, но в республике очень много ребят с проблемами слуха.

По статистике в Уфе на каждую тысячу детей один ребенок рождается глухим. Только в Башкортостане – около четырехсот слабослышащих детей, а диагноз тугоухость и глухота различной степени – у 170 ребят. Нарушение слуха выявляют еще в родильных домах, когда с помощью небольшого аппарата – аутоскрина – новорожденных проверяют на наличие врожденного дефекта. И важно не упустить время. Чем раньше сделать малышу операцию по вживлению кохлеарных имплантатов, тем лучше. Взрослого ребенка, который привык изъясняться исключительно жестами, сложно научить разговаривать. Еще труднее настроить слышать звуки.

- Речь для таких ребят - словно для нас китайский язык, - поясняет Эльвина Талгатовна.  -  У них могут возникать даже нервные срывы. Это сравнимо с тем, если здоровому человеку одновременно проиграть огромное количество разных звуков. И чем дольше ребенок просуществовал в глухоте, тем труднее он привыкнет к «громкому» миру. Конечно, многое зависит от интеллекта ребенка, от того, по каким программам занимались с ним специалисты и не бездействовали ли родители.

- Перед операцией дети, как правило, заболевают, - рассказывают врачи. - Видимо, чувствуют, что им предстоит перенести сложную операцию, которая длится около пяти часов. Поэтому заранее госпитализировать малышей в больницу перестали.

Но операция лишь половина успеха на пути к выздоровлению. Необходима еще грамотная реабилитация, которая может продлиться до пяти лет. После операции малыши слышат, но еще не понимают, что с ними происходит. Потому для начала врачи настраивают звук на самый маленький диапазон. Частота и громкость будут добавляться постепенно. Пока в Уфе не появился специальный реабилитационный комплекс, дети занимаются с сурдопедагогами, логопедами и психологами в подростковом центре. 

- Ребята уже рассказывают стихи, но различные бытовые шумы пока мешают нашим деткам различать речь, - говорит сурдопедагог центра Роза Гильмиярова. - И этому надо будет длительно их обучать. Они должны понимать, что важно, а что - нет. Правда, один из прооперированных – Рустем разговаривает по телефону – слышит, а не читает по губам, что для прооперированных ребят считается высшим пилотажем.

Постепенно дети, перенесшие операцию и реабилитацию, избавляются от комплексов и садятся за парты в обычных общеобразовательных школах. Пока на очереди - еще пятьдесят малышей.

 

Булатная сталь

 

Слуховые аппараты хорошо работают для людей с различными степенями потери слуха, но они не могут восстановить звук людям, которые являются глубоко глухими. Кохлеарный (в переводе с латыни - «улиточный») имплантат заменяет по сути звукоулавливающий аппарат. Он состоит из микрофона, речевого процессора, передатчика и рабочего электрода, вживленного прямо в ухо.

Вся система кохлеарной имплантации складывается из двух, несвязанных друг с другом, частей: внешней, которую можно в любой момент надеть и снять, и внутренней, в установке которой и состоит задача операции кохлеарной имплантации. Микрофон принимает звук и посылает его в звуковой процессор, который переводит звук в цифровую форму. Далее эта цифровая информация посылается во внедренный приемник, который трансформирует цифровые коды в электрические сигналы и посылает их на электроды. Электроды передают звук непосредственно в слуховой нерв.

Самому маленький пациенту, которому сделали операцию с кохлеарными имплантатами, недавно исполнилось четыре года. Нарушения слуха у Булатика Ахмадишина обнаружили в год и шесть месяцев.

- Для нас это известие стало настоящей трагедией, - вспоминает мама малыша Олеся Ахмадишина. – До сих пор нам не поставили точный диагноз. Потому неизвестно врожденное это заболевание или приобретенное.

О том, что существует кохлеарная имплантация и возможна операция, родителям сообщил сурдолог. Семья связалась с врачами, ребенок прошел отбор и попал во вторую пятерку. Затем Ахмадишиным оставалось лишь ждать, когда сыну исполнится два года.

- Говорить, что мы переживали, значит, ничего не сказать, - как и в тот трудный момент волнуется Олеся. - Операция для всех нас стала переломным моментом в жизни.

После операции мальчик кардинально изменился. Если раньше он носил слуховой аппарат и с трудом произносил какие-то звуки, то сейчас, хотя и не часто, но разговаривает. Составляет предложения из двух-трех слов. Особенно отчетливо произносит «мама» и «папа».

- Сначала Булатик лишь подражал голосам животных, - рассказывает Олеся, - рычал как мишка или мяукал как котенок. Приучать к новым понятиям его совсем не просто. Ему нужно показать, объяснить, что значит то или иное слово. Еще не случалось, чтобы он услышал слово и понял его смысл. Но, думаю, через год он уже и сверстников догонит!

Малыш у Ахмадишиных растет подвижный и любознательный, не может усидеть на месте. Меньше всего его интересует рисование, лепка или собирание пазлов. Гораздо больше Булат любит возиться с игрушечными машинками, тракторами, да паровозиками – его интересует все, что связано с транспортом. А в будущем его ждет обычная школа, а не интернат для глухих.

- Неслучайно мы дали сыну такое имя, - напоследок говорит Олеся. - Булат с тюркского переводится как «стальной», «крепкий». Уверена, что в жизни он с легкостью преодолеет все проблемы.

А перед нашим уходом Булатик самостоятельно попрощался, с улыбкой прокричав: «Пока!».

Айгуль ХАФИЗОВА.