Mkset.ru
Погибшие солдаты снова обретают имена
9 ноября 2009, 05:30
Общество
Погибшие солдаты снова обретают имена
Поисковый отряд «Урал» ездит на военные раскопки с 2006 года. За это время они обнаружили останки более 150 солдат, погибших в боях Великой отечественной, а потом установили их имена. - Мы с ребятами заинтересовались военной темой неслучайно, - объясняет руководитель отряда Евгений Петерс. - Сегодня существует огромное количество литературы о Великой отечественной войне. Мы пришли к выводу, что невозможно дать оценку этому событию, не зная правды.

Благородные копатели

 

До 2008 года уфимцы ездили раз в год в Ленинградскую область, а в прошлом году посетили еще Выборгский район и Туапсе. Результаты впечатляющие: обнаружили останки 106 военнослужащих, среди которых оказались и призванные в армию из Башкирской АССР. А ведь все эти люди считались пропавшими без вести!

На последней церемонии «Герой нашего времени» ребята получили статуэтку в номинации «Доброе дело».

В поисковом отряде 14 человек. Основной костяк – это студенты колледжей и вузов, но принимают и школьников, если они окончили восемь классов.

- Конечно, мы за то, чтобы дети выезжали в экспедиции, но необходимо учитывать, что условия там непростые, ведь это не пионерлагерь, - объясняет Петерс. - В течение двух недель живем в лесу в палатках, едим то, что приготовим на костре - у нас военно-полевые условия, поэтому, наверное, в отряде нет ни одной девочки. Пить и курить запрещено.

На раскопки ездят только те, кто в течение года посещал занятия, то есть уже подготовленные ребята.

- Главное, чтобы у человека целью было отдать долг погибшим, а не раскопать лично для себя какой-то трофей, - говорит Евгений.

Первый выезд отряда состоялся в Ленинградскую область - в поселок Мга в 110 км от Санкт-Петербурга, где до 1944 года шли бои.

– Мы вскопали огромное количество земли просто так, поскольку с приборами никто не умел работать, да и к тому же они были предназначены скорее для поиска монеток на пляже, нежели для военной археологии, - вспоминают ребята. - Копать порой приходилось очень глубоко - чуть ли не до пяти метров, поскольку под Ленинградом проходило много позиционных боев. Мы разговаривали с ветеранами, даже пообщались с теми, кто воевал в этих местах. Конечно, они мало что помнят, но по некоторым воспоминаниям о боях мы смогли составить более-менее целостную картину.

Результат этой поездки оказался невелик – башкирские поисковики нашли останки всего лишь двух человек.

- Но зато мы пришли к выводу, что перед тем, как ехать на местность, необходимо изучать документы в архивах, составлять отчеты и списки погибших, - рассказывает г-н Петерс.

К следующей поездке отряд стал готовиться почти за год: нашли необходимое оборудование, заказали лопаты, удобные для работы. Выехали вновь в Ленинградскую область и показали уже очень достойные результаты – нашли сразу 20 человек. А главное – приобрели бесценный опыт.

В прошлом году на раскопки выехало около ста человек - школьники, студенты и преподаватели. Копались не только в земле, но и в бумагах, чтобы назвать имена, установить время и место гибели считающихся пропавшими без вести советских солдат.

Во время работы попадаются душераздирающие находки: связист, с примотанным к ноге телефонным кабелем, санитарка, скрючившаяся в окопе, человек, закрывающий голову, раздробленную взрывом.

- Много находим боеприпасов на боевом взводе, артиллерийских и реактивных снарядов, - говорит г-н Петерс. - Обнаружили фляжку с молоком, которое превратилось в кристаллы. Личные жетоны (капсулы, внутри которых находится листок бумаги с именем человека) передаем в лаборатории, где их аккуратно открывают, чтобы не рассыпались от старости.

- Наверное, опасно ли выезжать в подобные экспедиции?  

- Конечно же, опасно. В год в России подрывается около десяти человек, но в основном это черные копатели, разбирающие на продажу раритетные снаряды, или охотники за цветметом.

 

«Останки героев растаскивают собаки»

 

Дед Евгения Петерса - Анатолий Михайлович Ильин - ушел на войну в 16 лет, уговорив сотрудников военкомата. Закончив школу снайперов, он служил на Западном фронте. А его бабушка Людмила Васильевна трудилась в тылу и принесла свою жертву - потеряла пальцы, заснув за станком на заводе «Гидравлика». Ей тогда было всего лишь 15 лет. Другой дед - Янок Оттович Петерс - жил на западной Украине. 21 июня ему исполнилось 18 лет, а 22 июня началась война. Вместе со своим братом Янок был призван на фронт и отправился жечь поля ржи, когда армия отступала. Братья попали в австрийский плен и пробыли там до 1944 года, после чего Янок вернулся на Урал и отбывал срок в лагерях практически до смерти Сталина.

- Многие судят о войне по фильмам вроде «Гитлер капут» и получается, что наши деды воевали с какими-то дурачками, - негодует руководитель «Урала». - На самом же деле немецкая армия была страшной машиной, а немцы дисциплинированы и хорошо подготовлены. К сожалению, сегодня подвиги наших дедов и прадедов в Сталинградской битве или на Курской дуге уже почти никто не помнит. А ведь великая Отечественная война была настолько жестокой, что даже трудно представить - человеческие жертвы не поддаются описанию. Мы стараемся сохранить память об этом и отдать долг защитникам, считаем, что должны их похоронить. Трудно поверить, но порой кости героев, защищавших родину, растаскивают собаки, а черные копатели просто-напросто раскидывают.

- Как на вашу работу реагируют местные жители?

- По-разному. Порой, очень неоднозначно, принимая нас за черных копателей. Старики, конечно, плачут, благодарят, но бывает, что не совсем адекватные жители приходят в надежде получить от нас спиртное. Поскольку ожидать можно чего угодно, ночью мы дежурим, чтобы на наши приборы никто не позарился.

По словам Евгения Петерса, во многих местах уже поработали черные копатели. Как правило, они забирают ценные вещи - каску, автомат, фляжку, а останки человека оставляют.

- Вещи, которые мы находим, стоят немалых денег, - говорит Евгений. - Например, некоторые образцы оружия могут стоить как автомобиль – 300-400 тысяч рублей. Однако участники экспедиций не имеют права забирать найденное себе – оружие передаем в отделы МВД.

По словам поисковиков, «если раскапывать останки погибших такими темпами, можно копать 100 лет».

- К сожалению, на некоторых местах боев сегодня уже строятся объекты, - сетует Евгений. - Например, на Невском пятачке начато строительство хладокомбината. Местные поисковые отряды рассказали нам, что экскаваторы уже вовсю работают. Поисковикам ничего не остается, как идти за экскаватором и собирать человеческие останки, снаряжение, ящики со снарядами…

- Где планируете продолжить поиски?

- В Ленинградскую область отправимся в конце апреля – хотим сместить район действий ближе к финской границе, где проходили усиленные бои. У нашего отряда есть одна мечта - хотим застолбить участок и полностью его проверить. Нас удручает работа впустую, когда целый день копаешь, но ничего так и не находишь. В начале июня поедем в Волгоградскую область, а в конце августа на Кавказ, в Кабардино-Балкарию.

Ксения ЛАПТЕВА.