Mkset.ru
За месть недругам уставший от дедовщины курсант заплатит 8-летним заключением
10 ноября 2009, 21:25
Происшествия
За месть недругам уставший от дедовщины курсант заплатит 8-летним заключением
Восемь лет в колонии строгого режима проведет бывший курсант Уфимского юридического института МВД РФ 19-лений Айрат Мустаев. Напомним, 10 января этого года этот юноша убил сокурсника Уллубия Адукова зажигалкой Zippo. Первокурсник факультета БЭП, устав от издевательств более сильного товарища, дагестанца по национальности, решил отомстить ему другим способом. Мустаев начинил обычную зажигалку изобретенной им взрывной смесью и подложил самодельную бомбу в карман кителя недруга.

Уллубий Адуков спросил: «Чья зажигалка?» и не получив ответа, машинально щелкнул кремнем. Адуков умер через несколько минут после хлопка – от проникающего осколочного ранения груди с повреждением сердца и легкого. Кроме того, взрывом ему оторвало все пальцы на правой руке. Тяжело ранило осколком самодельного снаряда еще одного курсанта – парень получил перелом голени на левой ноге. Царапинами и ссадинами отделались остальные учащиеся, в тот момент находившиеся в спальне на шестом этаже институтского общежития № 1.

Интересно, что следствие так и не сумело установить, какие химические компоненты применял «взрывник», мастеря смертоносную игрушку. Состав оказался слишком летучим, чтобы специалисты сумели определить его суть. Сам подсудимый уверяет, что использовал обычную пиротехническую смесь, но эксперты считают, что простое смешение серы и пороха не могло вызвать такой силы взрыва, который прозвучал в стенах спальни.

Кировский суд признал Айрата Мустаева виновным сразу по четырем статьям Уголовного кодекса – в незаконном хранении боеприпасов и изготовлении взрывчатых веществ, умышленное причинение вреда здоровью, повлекшее смерть сокурсника и причинении тяжкого вреда другому однокашнику. 

На судебном процессе выяснилось, что погибший весь первый семестр первого курса издевался над Айратом Мустаевым – дагестанец оказался сильнее физически и морально. Лидер по характеру Уллубий Адуков использовал любой повод, чтобы посмеяться над коренным уфимцем. Колкости парень выбирал намеренно ранящие человеческое достоинство, то заявлял товарищам, что Айрат не моется и от него пахнет, то говорил, что у Мустаева косят глаза. Не раз недруги сходились в рукопашную, но побеждал, конечно же, тот, кто сильнее. Адуков хорошо чувствовал себя в юношеском коллективе – на третьем курсе учился его родной брат, который всегда мог заступиться за родственника.  

В злополучный, второй после новогодних каникул день, Адуков вновь «напал» на Мустаева, отняв у него принесенные из дома тетради. В распорядке дня у курсантов значилась уборка территории, и парни пришли в спальню переодеться в спортивную форму. В этот момент Айрат, похоже, и подложил сопернику зажигалку. Трагедия случилась через несколько часов, когда курсанты вновь пришли переодеться в кители перед ужином. Кстати, Мустаев вышел из спальни в тот момент, когда Уллубий стал облачаться в форму.  

Впрочем, к мести волевому дагестанцу Айрат начал готовиться заранее. В домашнем компьютере у Мустаевых нашли файлы, говорящие о том, что первокурсник давно изучал взрывное дело – лекции по теме «Взрыв», «Зажигательные смеси», «Тротил», «Водокапельные взрывчатые вещества» и многие другие. Любопытно, что домашние знали, чем занимается юноша, но не придавали значения его увлечению, считая, что если парню интересно, то пусть изучает книги. А ведь молодой человек явно подавал большие надежды, если сумел не только изобрести взрывную смесь и «упаковать» ее в металлический корпус зажигалки, но и добиться детонации с помощью обычного кресала.

По словам подсудимого, убивать сокурсника он не собирался, надеялся лишь напугать его. Взрыв ужасной мощности стал шоком и для изобретателя. 

На процессе юноша просил его оправдать, так как считал, что совершил непоправимое в состоянии аффекта, доведенный до крайности издевательствами дагестанца. Однако снисхождения судей не получил. Более того, гособвинение посчитало, что восемь лет лишения свободы в колонии строгого режима – слишком мягкая расплата за совершенные Мустаевым преступления. В прокуратуре РБ настаивают на ужесточении приговора, требуя в кассационном представлении 15 лет заключения для взрывника.