Mkset.ru
Нонна Гришаева: «На ТВ меня стало слишком много»
28 июля 2009, 18:28
Культура
Нонна Гришаева: «На ТВ меня стало слишком много»
Актриса прибыла в столицу Башкирии, чтобы сыграть главную роль в антрепризной трагикомедии «Женщина над нами», где умудрилась создать сразу три гротесковых образа. Комический талант Гришаевой заметили уже на третьем курсе училища имени Щукина, когда Игорь Угольников пригласил начинающую артистку в юмористическую передачу «Оба-на».

Здесь она, что называется, «набила руку», и в последствии ей предлагали именно комедийные роли. Комические образы Гришаева создала в сериалах «Люба, дети и завод», «Кто в доме хозяин», «Моя прекрасная няня», фильме «День выборов». Широко развернулась она в пародийной передаче «Большая разница». На Первом же канале в «Двух звездах» можно было увидеть поющую Гришаеву. А в этом году 38-летняя актриса стала матерью сразу для шести девочек, не родив ни одной – появилась в сериале СТС «Папины дочки».

- Теперь кому-то кажется, что на телевидении меня стало слишком много, - жалуется актриса.

 

«Хорошо, что дочь не рвется в актрисы»

 

- Похожи на героиню ситкома? – интересуемся у Нонны.

- Ну что вы! Я никогда не вживаюсь в образы настолько, чтобы брать у героя какие-то черты.

- В «Папиных дочках» разрешают импровизировать?

- Да, это допустимо. В этом сериале я работаю с людьми, которых знаю очень давно. С режиссером мы вместе учились в Щукинском училище и отношения у нас доверительные, поэтому, если я предлагаю что-то дельное, это принимается к сведению.

- Среди экранных дочек есть любимица?

- Конечно, это наша Пуговка.

- Такая популярность может негативно отразиться на дальнейшей жизни ребенка?

- Не хотелось бы, но вполне возможно. Рядом с малышкой всегда бабушка, которая при любом капризе строго говорит: «Я тебе щас дам звезду!». Она ее держит в кулаке.

- А своей дочке что-то запрещаете?

- Да, последнее время она очень увлеклась мистикой и ужастиками. Мне это очень не нравится: напрягает и огорчает. Потому я запрещаю ей смотреть подобное кино. Рада, что у Насти есть серьезное увлечение - она замечательно рисует, учится в художественной школе. А вот актрисой стать, слава богу, не хочет. Она снялась в сериале «Люба, дети и завод» и ей не понравилось. Младший – Илюша - только начинает говорить и рано еще что-то прогнозировать.

- Какие были ощущения, когда вышли на сцену в первый раз?

- Ощущения просто волшебные – все равно, что попробовал наркотик и понял, что без этого уже не прожить. Спустя 25 лет, когда я приехала со спектаклем «День радио» в этот же театр и попала за кулисы, меня накрыло – у меня началась истерика, слезы градом. Я очень сильно чувствую все запахи, и тут я вспомнила запах кулис, который мне так запомнился в детстве. Даже сейчас я рассказываю это, а у меня мурашки.

- Спектакль «Женщина над нами» представляет для вас творческий интерес?

- Если бы эта постановка не являлся для меня творчеством, я бы в нем не участвовала. В антрепризе я не зарабатываю деньги, а только теряю. В других местах я получаю в десять раз больше. Вообще практически все предложения по антрепризным спектаклям я отклоняю, потому что у меня нет на это времени. Просто этот спектакль был выпущен давно, мы его восстановили, и я согласилась снова играть, поскольку на его подготовку уходит мало времени. Я начинала в нем работать около трех лет назад, когда у меня еще не было большой популярности и огромного количества работы.

- Какие впечатления остались после съемок в фильме «Первый удар» с Джеки Чаном?

- Я тогда одновременно снималась в картине «Графиня де Монсоро» и мне до такой степени было чудовищно это сравнение... В «Графине» можно было целый день просидеть в костюме, проточить лясы, но так и не выйти на площадку, а в боевике съемочный день шел с 7 утра до 10 вечера с одним получасовым перерывом на обед, а камеры переставлялись бегом, чтобы не потерять драгоценные секунды. Там вообще нет перекуров!

- Вам больше нравится играть в кино или в театре?

- Все артисты больше стремятся на сцену, и я в этом неоригинальна. Потому что в отличие от кино театр – это живое искусство. Кроме того, на сцене все зависит от тебя, здесь актера ничем не прикроешь – ни монтажом, ни светом. Это совершенно несравнимые истории. Сейчас я начинаю работу над мюзиклом «Кабаре» - об этом я мечтала семь лет, после того как увидела его на Бродвее в Америке.

- Какой зритель для вас идеальный?

- Каждый зал нужно завоевать. На сцену мы выходим по одному и ждем, будут аплодисменты или нет – именно так мы понимаем, трудный зал сегодня или хороший. Постепенно, с каждой минутой ты завоевываешь зрителя и к концу спектакля, как правило, это получается.

 

«В театре я всегда играла через силу»

 

- Помните какие-нибудь смешные случаи из студенческой жизни?

- Их было огромное количество. Как-то мама прислала мне из Одессы сало, которое обязательно надо было растянуть, потому что есть было нечего. А Маша Аронова, с которой мы жили в общаге, говорит: «Давай его сожрем сразу!». Я не дала, а она в ответ: «Ну, жидовка, ладно, храни». Я положила сало в сетку и повесила за окно, а когда вечером достала, оно показалось мне слишком легким – оказалось, что его склевали синицы. Маша мне потом долго припоминала, что я пожалела сала для соседки.

- Правда ли, что сначала вы были с Ароновой в контрах?

- Да, нам было не просто найти общий язык - характеры-то какие у обеих! А жили мы вместе долго, часто ругались, но потом все же подружились. Четыре года мы играем с ней в спектакле «Мадемуазель Нитуш», эту роль я ждала десять лет.

- Как на вас отразилась смена худрука театра Вахтангова?

- Там все изменилось. Это просто стал другой театр, совершенно иной. Я уже два года ничего не выпускаю и сейчас как раз пытаюсь уйти оттуда. Пока что директор меня не отпустил, но, надеюсь, отпустит. Так сложилась ситуация, что мне надо уходить.

В этом году я была чудовищно занята и не могла поехать ни на одни гастроли. Худруку театра Римасу Туминасу я приносила то одно письмо с телеканала, то другое, и он всегда меня отпускал. Просто когда ты можешь приносить родному театру деньги, не надо отбирать у актера роль, которую он ждал десять лет.

- С кем вам приятно работать?

- С Машей Ароновой, с Полицеймако. Я с ним уже в стольких спектаклях играла! Когда работаешь с родным человеком, с которым очень многое пройдено, на сцене себя чувствуешь совсем по-другому. В антрепризе тебя точно никто не заставит играть с тем партнером, который тебе неприятен, а в театре Вахтангова я всю жизнь играю через силу с нелюбимыми коллегами. 

- Своим чувством юмора обязаны родной Одессе?

- Несомненно, город на меня повлиял. Уезжаю туда каждое лето. Я объездила весь мир, но лучший отдых все равно дома. Если уфимцы приедут в Одессу, они поймут, что это самый чудесный город на земле. Тем более что в связи с кризисом там сильно упали цены и все очень доступно.

- За модой следите?

- Одеваюсь только на гастролях, потому что в Москве совершенно нет свободного времени. Мне очень часто хочется купить какую-нибудь вещь, но нет возможности съездить за ней. Например, я долго мечтала о босоножках-сапогах и наконец-то нашла свободную секунду, мне позвонили из магазина, сообщили, что они появились, и я тут же поехала покупать. Шопинг очень люблю, но к вещам отношусь спокойно, без фанатизма.

- Как удается так хорошо выглядеть?

- У меня фантастический косметолог, один из лучших врачей в Москве. Без нее я бы выглядела иначе.

- Вам свойственна мечтательность?

- Я всю жизнь активно мечтаю, посылаю свои желания в небо. Если ты достоин желаемого, то очень скоро к тебе это придет. Видимо поэтому у меня мечты сбываются всю жизнь.

Ксения ЛАПТЕВА.