Mkset.ru
Любовь Толкалина: «Михалковых погубит тщеславие»
20 октября 2009, 20:06
Культура
Любовь Толкалина: «Михалковых погубит тщеславие»
В новом фильме «Запрещенная реальность» актриса сыграла необычную для себя роль – хладнокровной убийцы, которая хорошо владеет своим телом, психикой и умет управляться любым видом оружия.- Это была роль на сопротивление, - рассказывает Любовь. - Мы планировали какие-то репетиции, где должны были разучивать движения, боевые схемы. Но потом это не состоялось - решили просто взять дублершу - чудесную девочку, которая заменяла Настю Заворотнюк в картине «Код апокалипсиса». Она делала все просто «на ура». Единственное, я непосредственно сама умирала в картине. Меня поднимали с пола и кидали снова, поднимали и кидали об стенку. Не сказать, что я сильно пострадала, но головой об бетон пару раз ударилась сильно.

«Роль рождается на пробах»

 

- Считаете себя прирожденной актрисой?

- Мой учитель – актер и режиссер Алексей Баталов говорил, что у меня фантастическое актерское восприятие. То есть мне скажешь «пошла и сделала вот это», и я пойду и сделаю точно так, как мне сказали. Если не получилось, значит, плохо объяснили. Хотя сейчас многие режиссеры считают, что лучше показать, чем долго объяснять. Вот Алексей Владимирович был совсем другим, он давал очень много информации вокруг того, что ты должна сыграть, потом брал за руку, сжимал ее и говорил: «Все, пошла!». Я считаю, что самое главное – это обладать актерской восприимчивостью, но этому можно научиться запросто.

- Свою популярность ощущаете?

- Люди меня узнают не по внешности, а по голосу, физиогномике и темпераменту. Был однажды потрясающий случай: я летела из Симферополя в Москву. Ко мне подходит стюард и говорит, что меня просит подойти капитан корабля, который уверяет, что я его хорошая знакомая. Хотя точно знаю, что у меня нет знакомых пилотов. А мне было очень интересно, что происходит в кабине капитана. И я пошла. Потом, конечно, выяснилось, что он ошибся. Хотя он был уверен, что я его какая-то давняя любовь. Я говорю: «Я хотя и Любовь, но не давняя». Но, тем не менее, я в тот день летела в кабине пилота до Москвы. А что касается узнаваний на улице, то если я молчу и как-то спокойно одета, то меня никто не узнает.

- Опыт занятий синхронным плаванием пригодился в актерской карьере?

- Ну а как же? Во-первых, рекомендую всем родителям обязательно подумать над тем, каким видом спорта будут заниматься их дети. Потому что спорт учит преодолевать себя, сосредотачиваться, брать себя в руки, даже в тот момент, когда тебе этого не хочется. Еще ты узнаешь свой организм и понимаешь, сколько в него заложено. Даже в обычной жизни. Потому что актерская профессия, какой бы она ни казалась прекрасной девицам, это тяжелейший физический и психологический труд. Ты приходишь и должна всех удивить - полностью владеть своим актерским аппаратом и быть во всеоружии. Надо уметь мгновенно переключаться. Особенно это тяжело в кино, потому что в театре ты имеешь возможность подготовиться к спектаклю, размять свой речевой аппарат, попрыгать, сделать упражнения, гимнастику. Энергия на площадке или на сцене – это вообще великое дело.

- Всегда удается влиться в актерский ансамбль картины?

- От того, как ты «спелся» с остальными актерами, зависит успех фильма. Поэтому нужно обязательно ходить на пробы. Не понимаю тех артистов, которые не ходят на кастинги, где можно показать весь свой максимум. Ты сразу чувствуешь, насколько роль твоя, насколько ты ее чувствуешь и можешь углубить. Все твое взаимоотношение с ролью происходит не на площадке, а на пробах.

 

«Ненавижу актерский онанизм»

 

- Где больше везет на интересные роли - в кино или в театре?

- Наверное, у каждого есть на этот счет свои мысли. Это нельзя просчитать - все очень индивидуально и конкретно. Кого-то ждет великая слава в театре, а кому-то везет в кино. Роль в фильме начинает жить своей жизнью, а в театре, чем он замечателен, есть возможность себя раскроить и выкрутить что-то новое, невиданное, что ты кладешь потом себе в копилку. И каждый спектакль по-своему иной. Именно поэтому театр бессмертен: зрители приходят посмотреть на тебя, какая ты сейчас живая Люба Толкалина, вынешь внутренности, покажешь их всем и положишь обратно. Поэтому я очень сильно волнуюсь перед каждым спектаклем.

- Каких сценариев или пьес ждете?

- Конечно, классику. Именно на ней нужно учиться играть. Но хорошие роли в кино и, особенно, в театре – это заслуга партнеров. Я не могу играть в одиночестве, ненавижу актерский онанизм. 

- Видите в дочери актерские задатки?

- У нее в гимназии был конкурс – первоклашки читали сказки Пушкина. И наша Маша со своим одноклассником заняли третье место. И я была совершенно потрясена тем, что увидела в своей дочери себя, потому как она делала это точно моими интонациями и жестами. А я отдала ее в математическую гимназию, считая, что она не склонна к актерскому мастерству. Но тут я поняла, что она фантастически актерски одарена, даже больше, чем я. 

- Думаете, станет актрисой?

- Это связано не столько с тем, что мы принадлежим к этому роду деятельности, сколько с тем, что у нее фантастический родовой багаж. Чем глубже у человека корни, тем выше он вырастает. И в случае с Михалковыми-младшими, погубить их может только лень и тщеславие. Вот я человек одноэтажный - мои родственники из деревни в Рязанской области. Дедушка – крестьянин. У него трактор, коровы, большое хозяйство. И когда попадаешь в компанию именитых режиссеров Павла Чухрая, Сергея Соловьева, Дениса Евстигнеева, то понимаешь, что ты у подножия величайшей горы. Это такое удовольствие! По этому поводу можно страдать, заниматься самоедством, а можно компенсировать чем-то другим. Например, работоспособностью, умением не сдаваться. Ты - как однолетние растения, у которых нет корней, не тот цветок, который, например, уже 28 лет живет на окне у Никиты Михалкова. У тебя мало времени, поэтому надо рвать когти. Чем я и пытаюсь заниматься. Но это тоже надо делать со вкусом.

 

«Работу в дом не несу»

 

- В семье Михалковых-Кончаловских чувствуете себя комфортно?

- Мне комфортно, потому что я нашла это место сама. Меня никто не приглашал в семью, не было никакого знакомства. Не могу даже сформулировать какое оно, но я его уже нашла. Но к этой семье я имею отношение. В обществе родственников Егора я превращаюсь в какой-то камушек: могу просто сидеть, молчать и слушать. Я очень долго робела, потому как, 17-летней попав в эту семью, у меня был фантастический юношеский максимализм. Я могла, например, подойти на какой-нибудь вечеринке к Юрию Башмету и сказать: «Здравствуйте, я Люба». И его это совершенно не смущало, как и других. Потому что по-настоящему одаренных творческих людей эта иерархия интересует меньше всего - они кормятся совершенно другими вещами. И нет этого пренебрежения, этого снобизма.

- Почему не оформите официальные отношения с гражданским мужем Егором Кончаловским?

- Егор делал мне предложение, и не раз. Но к тому должны сойтись все звезды. Во-вторых, это решает мужчина. И тут будет все зависеть от того, насколько он будет искренен в своем желании. Если я действительно почувствую, что ему это нужно, то тогда я, конечно, соглашусь. Но вот пока что те предложения, которые были высказаны, оказались немного подпорчены.

- Дома о работе говорите?

- Работу в дом не несу, потому что с этим шлейфом меня там никто не ждет. У меня и так много обязанностей по дому. Меня ждут улыбчивую, энергичную, как маму, которая все быстренько сделает, покушать приготовит, все приберет. И я дома как центр управления полетами, потому что все планирую на неделю. Несу весь быт, кроме стройки, потому как Егор сейчас возводит дом.

- В последнее время работы меньше не стало?

- Сейчас я задействована только в одном проекте. Он будет называться «Правила английской королевы», что-то вроде мини-сериала про светскую жизнь Москвы. Все остальное закрылось. Но главное, чтобы не было кризиса в душе.

Ксения ЛАПТЕВА.

Фото продюсерской компании «Русь-Медиа».