Василь Ханнанов: У меня один ритуал - рисовать
8 октября 2018, 14:52
Культура
Виктория Куприянова
Фото: Фотографии Сергея Словохотова
Художник 26 сентября отметил свое 62-летие. Медиакорсеть пообщалась с мастером кисти об эмиграции, вере, деньгах и бренде Terra Bashkiria.

- Почему вы решили остаться в Уфе, наверняка ведь было много возможностей уехать в столицу или за рубеж?

- Уже восемь лет я на самом-то деле живу на два города: Уфа и Москва. В Уфе мне работается лучше, но и в Москве рисовать мне нравится. Приехав в Турцию, ты работаешь одним образом, в Тегеране - уже по-другому, в Сибири рисуешь совсем иначе. Но есть такое понятие - родная земля. Ты родился на этой земле, тебя мать выносила, и дышится на родной земле легче, и работается. Сердцебиение в унисон с этим местом - с землей.

Перефразирую Плутарха. На такой большой планете земля есть такая маленькая республика Башкортостан. И чтобы она не стала еще меньше, я буду жить и творить здесь.

- Не жалеете ли вы, что жизнь сложилась именно так, не иначе?

- Могло бы быть и хуже, а лучше это как? Я не знаю. Больше денег, построить замок? Единственное, что имеет смысл - это не материальные блага, а выход на новый уровень духовного развития.

- Вы верующий человек?

- Меня трудно назвать верующим, я скорее смирился с тем, что он (имеется в виду бог - ред.) есть. У верующих есть обязанности, ритуалы, а у меня один ритуал - рисовать.

- На многих ваших картинах используются ковры с национальными узорами. Почему?

- Сохранить историю, культуру для меня крайне важно, донести все это правильно, не исказить. Дело в том, что многие часто используют узоры, совсем не зная, какое влияние они окажут на психику. Но в умелых руках - это мощнейший инструмент. В коврах человеческая аура присутствует, люди вложили душу, а тут получается их взяли и выбросили на помойку, а я забрал и сделал из них картины. Основная часть ковров лежит у меня в мастерской и ждут своего часа, некоторые уже стали частью моих картин и находятся прямо сейчас в выставочных залах.

- А вы видели туристский бренд республики, Terra Bashkiria? Он тоже связан с узорами на традиционных башкирских коврах.

- Нет, не видел.

- Давайте посмотрим (показываем изображение на смартфоне)?

- Сложно сказать, я не изучал этот вопрос. Хотя еще в конце 90-ых поднимался вопрос о разработке бренда республики, и меня, в частности, привлекали. Но если делать - то только на мировом уровне, не меньше.

- Что касается финансовой стороны вопроса. Понимаю, что вы не гоняетесь за деньгами, но все же ваши работы позволяют вам не думать о деньгах. Сколько стоила ваша самая дорогая картина?

- Она ушла с аукциона за 9 тысяч фунтов стерлингов.

- Как идут дела в музее современного искусства имени Наиля Латфуллина, которым вы руководите?

- Все меньше и меньше желающих выставиться здесь, вполне возможно, что через год-два опять начнется ажиотаж. Сейчас все пытаются выживать, и вынуждены думать о материальном, а не творчестве. Есть, конечно, претенденты, но я же не могу брать все подряд, у многих уровень не дотягивает. Но я не тороплюсь. Разные времена у нас были - то выставка за выставкой, то тишина.

Музей сейчас работает только три дня в неделю - в понедельник, среду и пятницу. Но я его строил не для того, чтобы заработать себе пожизненные лавры директора музея, так что пусть идет своим чередом.

- Большую часть дня вы проводите в мастерской?

- Да. На проспекте Октября у меня большая двухэтажная светлая мастерская, там все мои полотна - целый склад. Фиксированного времени у меня нет, это же не офисная работа с девяти до шести. Хотя вчера, кстати, я работал до шести. Думаю, что сегодня задержусь до одиннадцати вечера. Летом я вообще редко приезжал - хотелось быть поближе к земле, повозиться в огороде, копать грядки. Это тоже своего рода искусство.

- Как ваша семья относится к такому творческому режиму?

- Вообще-то супруга знала, за кого шла замуж: я уже в то время был довольно-таки востребованным художником. Дети мной гордятся, конечно, тоже с пониманием относятся.

- Бывают ли у вас времена, когда вы не рисуете? От слова «совсем».

- Например, три предыдущих месяца. Совсем не рисовал. Каждый год случается такой период. Должен сказать, что моменты спада тоже важны: это возможность посмотреть на недоделанную работу под другим углом, что-то новое придумать.

- Получается?

- Получается.

Василь Ханнанов - живописец, каллиграф. Заслуженный художник Республики Башкортостан и член Союза художников РФ. С 1992 года - председатель творческого объединения «Чингисхан». Работы художника можно увидеть в уфимском музее имени М.В.Нестерова, ГМИИ РТ (Казань), НКЦ «Казань» Международном независимом культурологическом Фонде «Туран» (Стамбул, Турция), Музее современного русского искусства (Джерси-Сити, США), Челябинской областной картинной галерее, Краснодарском государственном музее изобразительных искусств, ОАО «Фонд «Восток» (Уфа), ГСИ «Урал» МК РБ (Уфа), Галерее «Мирас» (Уфа; Москва), Галерее искусств «Academia» (Уфа, УТИС), а также в частных собраниях в России и за рубежом. Кроме того, Василь Ханнанов - директор Музея современного искусства им. Наиля Латфуллина.

Сюжеты:
Интервью