Дмитрий Клоков: я страшный гулёна

Дмитрий Клоков: я страшный гулёна

14 декабря 2005, 01:42
Спорт
На чемпионате мира по тяжелой атлетике, проходившем в ноябре в Катаре, уфимец Дмитрий Клоков принес победу мужской сборной России, завоевав золотую медаль в весовой категории 105 килограммов.— Год назад я пообещал всем выиграть чемпионат мира. Мои слова были написаны во всех газетах. И я не подвел, — объясняет свою победу Дмитрий. — Начал тренироваться сразу после чемпионата Европы-2004 в Киеве, где уступил Берестову и не попал на Олимпиаду в Афины. Уже тогда мы решили с тренером Айдаром Яруллиным, что побьем результат — готовились полтора года. Я отвечал перед многими людьми за эту победу.
Когда я думал, как буду всем в глаза смотреть, если проиграю, у меня начиналась дрожь по всему телу.Однако прогнозировать свое выступление на Олимпиаде в Пекине тяжелоатлет пока не берется, боясь сглазить:— Времени еще очень много впереди, все может измениться.Отец просто беспокоится за меняОтец Дмитрия Вячеслав Клоков — экс-президент российской Федерации тяжелой атлетики, и Клокову-младшему часто приходится слышать упреки в том, что старший родственник протаскивает сыночка. Спортсмену, конечно, обидно.— Показывали чемпионат Европы в Киеве, и комментатор сказал, что, мол, слухи ходят, папа очень мне помогает, — рассказывает Дмитрий. — Следующая фраза ведущего была такой: "Вот рядом с Клоковым папа стоит, а вот штанга лежит и на ней 225 кг. Ну что сейчас может сделать папа?" Понимаете, отец — мой наставник, моя защита. Ведь когда человек на виду, все постоянно хотят его подловить, спихнуть. А папа создает мне условия для тренировок, чтобы я не загонялся и не думал о неудачах.— Однако мы слышали, что отец не хотел отпускать тебя в профессиональный спорт…— Сразу скажу, что дело было не в том, что тяжелая атлетика опасна для здоровья. Отец не понаслышке знает, что после того, как люди уходят из большого спорта, они обычно теряются, не могут найти себя в другой сфере после окончания спортивной карьеры. Ведь получается как? Ты заканчиваешь школу наравне со сверстниками, но потом потихоньку забываешь про учебу и отдаешь все время соревнованиям и тренировкам. Ровесники поступают в институт, а тебе некогда. После института люди начинают работать, а спортсмен остается без профессии. Мой папа сам через это прошел. Но тогда другие времена были — не существовало таких проблем с трудоустройством. В то время любую палку возьми, воткни и она начнет расти. А сейчас куда ни пойди — все везде занято. Плюс необходимы знания языков и техники, без этого просто никуда. Папа естественно беспокоился за меня. Но его друг Айдар Яруллин все время говорил, что мне надо идти в тяжелую атлетику. Я прекрасно помню дату, когда решилась моя судьба. 10 декабря исполнилось ровно десять лет, как я начал заниматься спортом.— Сейчас ты уже знаешь, чем будешь заниматься после окончания спортивной карьеры?— Пока не знаю, что буду делать, но тренером точно не стану. Не хочу, чтобы тренерство доминировало. Когда ты посвящаешь себя какой-либо деятельности полностью, она становится внапряг. Мой отец другое дело, он даже диплом защищал по тренерской работе. Это была мечта всей его жизни. Но судьба распорядилась по-другому, и ему пришлось заниматься бизнесом. Не могу пока точно сказать, стану ли бизнесменом, но тяга к этому есть.— Не опасаешься, что провалишь тренировочный процесс, отказавшись от тренера?— Сейчас тренируюсь в зале один, но я не отказывался от тренера, не разругался с ним. У любого нормального человека есть свое видение. Когда занимаешься с тренером, ты должен его слушать. У нас возникали споры. У меня неуступный, тяжелый характер, у него такой же. Поэтому чтобы не портить отношения, мы просто разошлись, раз уж не смогли прийти к компромиссу. Мой отец, кстати, был очень расстроен из-за этого, потому что считал наш тандем удачным. И ни в какую не соглашался, чтобы я тренировался один. Мне пришлось доказывать, что я сам могу заниматься. После победы отец меня уже не упрекает, что самовольничаю.— Не боишься, что тебя могут засудить в Пекине?— Мой отец, будучи президентом российской федерации, сумел установить дружеские отношения со всеми мировыми представителями тяжелой атлетики. Поэтому не думаю, что штангистов будут засуживать, как это было, например, с Немовым. Это исключено. Возможно, судьи и не любят Россию из-за ее преуспевающих спортсменов, но палки в колеса ставить не станут.По правилам жить не умею— Правда ли, что сам Шварценеггер пригласил тебя поучаствовать в турнире "Арнольд-Классик" весной этого года?— Да, причем я выиграл там в абсолютной категории. Но главным для меня было сфотографироваться с Арнольдом. А о соревнованиях даже и не думал. Приглашение дошло по цепочке через товарищей. Последний звонок был от друзей, которые мне и сообщили об этом турнире. Понятно, что Шварценеггер лично мне не звонил. Но я все же сумел пробиться через охрану, сфотографироваться и пообщаться с ним. Хотя он не является моим кумиром. Но считаю, что этот человек достоин уважения, потому что достиг вершин в спорте, политике и шоу-бизнесе.— После турнира не возникло желания остаться за границей и выступать за другую страну?— Я думал об этом, когда еще мастером спорта был. Но после поездки в Америку как раз таки на "Арнольд-Классик" разочаровался в иностранцах. Русский человек не сможет жить за границей, мы слишком свободные. Россияне не умеют жить по правилам, как это делают за бугром. Приведу пример. Через океан лететь десять часов — просто сидеть в кресле очень тяжело. Русский как сделает? Он увидит свободные места, ляжет, и будет спать всю дорогу. А иностранцу сказали, что его место 20Д, и он будет сидеть как приклеенный, хотя рядом свободно и можно прилечь. И так во всем. Я понял, что это не для меня. В США почему все стабильно? Потому что там люди живут по правилам. По идее, конечно, так и должно быть. Иностранцы живут и не думают, что завтра проснуться, а их стопка рублей превратится в пару копеек. Они планируют свою жизнь, а у нас это невозможно.— Ты, получается, по правилам жить не умеешь?— Я однозначно не могу жить по правилам. Но в то же время, если я что-то запланировал, то обязательно это выполняю. Я вообще-то страшный гулена, но как только начинается подготовка к соревнованиям, превращаюсь в совершенно другого человека. Журналисты часто меня спрашивают, что, мол, неужели ты такой правильный? На что я всегда отвечаю: я не ангел, я — профессионал. А иначе ничего не получится. Перед соревнованиями нельзя отдыхать и расслабляться, все мысли, дела направлены только на подготовку. Но при этом нужно уметь и собираться морально, чтобы не перегореть. Чем отличается профессиональный спортсмен? Обычный человек горит перед стартами. А профессионал умеет избавляться от мыслей, спит спокойно, его ничто не тревожит. Другой же может не спать всю ночь и выйти на помост пустым. Блеска в глазах не будет, понимаешь!Звание чемпиона мира — это судьбаСвою победу на чемпионате мира Клоков даже и не думал как-то отмечать.— Не люблю отмечать дни рождения, Новый год. Честно говоря, и победу не праздновал. Вообще. Хотя это ведь, по сути, достижение, о котором многие даже и не мечтают, а другие стремятся всю жизнь и после него заканчивают спортивную карьеру.За полтора месяца до чемпионата мира Дмитрий травмировался на выступлении в Таганроге — сильно повредил пах.— Не мог приседать, не мог сделать классический рывок, — рассказывает Клоков. — Но я все равно тренировался. А за десять дней перед стартом травма прошла. Понятное дело, я лечился, все как положено. Просто все удачно сложилось. То есть, понимаешь, на Олимпиаду в Афины мне не судьба была попасть, а здесь за десять дней все решилось. А ведь тренеры мои уже поглядывали на соперников, мол, не пора ли Диму отправлять домой, все-таки травмированный…— Это же какую силу воли надо иметь…— Подготовка к чемпионату мира отличалась тем, что я поставил себе очень жесткую цель. Мой девиз — требуй от себя невозможного, и получишь максимум. Надо готовиться намного лучше и больше, чем тебе может потребоваться. Нужно сделать все возможное, чтобы совесть была чиста. Перед чемпионатом в Катаре я сделал все, что было в моих силах. Чтобы быть честным перед самим собой, и я сам установил себе режим — 14 тренировок в неделю. Кстати, совершенно не переживал, когда ехал на соревнования. Судьба, понимаешь… Ты сделал все, что было нужно, а дальше от тебя уже ничего не зависит.— Злят успехи соперников?— Как они могут злить? Успехи других спортсменов подстегивают. Как рождаются мировые рекорды? Один человек поднял 200 кг, значит, тебе уже нужно готовиться на 201. Потихоньку поднимаешь планку.Не люблю гулять один— Ты все еще собираешь коллекцию спортивных сувениров?— У Айдара Яруллина самая большая коллекция в России. Я на втором месте. Сейчас мы объединили наше хобби. Уже ведем разговор с главой Орджоникидзевского района столицы Башкирии, хотим на базе тяжелоатлетического центра сделать спортивный музей, в котором мы и соединим две наши коллекции.— Какой максимальный вес ты поднимал?— В весовой категории 105 кг лучшие результаты — 192 и 235 кг.— Получается, ты можешь сразу четверых девушек поднять!— Ну да, а если в супертяжелой категории выступать, можно и пять девчонок сразу. В рывке у меня был лучший результат — 202,5 кг, а в толчке — 240.— После напряженного графика, наверное, хочется как следует оттянуться?— На днях еду в Таиланд. Все-таки полтора года совсем не отдыхал. Но, если честно, отдыхать не люблю. Я лучше на дискотеку схожу в выходные, в Таганроге, например, меня во всех клубах знают.— А девушка не боится такого красавца отпускать одного?— Лена тоже очень красивая. Но один не люблю гулять, я все-таки домашний. Да и моя девушка Лена мне доверяет.— Если вдруг Лена скажет, что ты ей мало времени уделяешь, сможешь завязать со спортивной карьерой?— Ну, умная девушка так не скажет. Это же не просто хобби, которое превратилось в профессию. Если не буду заниматься спортом, то уйду в бизнес, а там будут командировки. И все опять пойдет по-старому. Так что это исключено.— О чем мечтает чемпион мира?— Живу сейчас только штангой и тяжелой атлетикой. Поэтому мечтаю только об Олимпийских играх. Зачем распыляться? Надо сейчас это выполнить, дойти до главного. Вот как Шварценеггер. Сначала он достиг успеха в спорте. Потом оказался на вершине шоу-бизнеса. И как умный человек в политику пошел. А вот Жан Клод Ван Дамм тоже вроде был популярен, но теперь уже не звезда.Вика ЗВЕРЕВА.
Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter