Игорь Захаркин: «Что я мог сделать больше?»

Игорь Захаркин: «Что я мог сделать больше?»

Игорь Захаркин: «Что я мог сделать больше?»

4 марта 2017, 11:26
Спорт
Главный тренер ХК «Салават Юлаев» дал откровенное интервью «Советскому спорту».

Обозреватель «Советского спорта» взял эксклюзивное интервью у главного тренера «Салавата Юлаева» Игоря Захаркина в день, когда стало известно о расторжении контракта с ним. В интервью он откровенно рассказал о причинах столь быстрого вылета команды из Кубка Гагарина, о его взаимоотношениях с генеральным менеджером команды Вайсфельдом и о многом другом.

Полностью интервью с Игорем Захаркиным можно прочитать здесь.

Ситуация была закономерна

- Я сделал все, что мог, - сказал Игорь Захаркин. – Но как побеждать с такими травмами? Фактически без игроков. Мы бились сколько могли против команды, которая укомплектована и реально готовилась к плей-офф. Что я мог сделать больше?

Ухожу с чувством собственного достоинства, с незамаранной профессиональной честью. Так заканчиваю свой период жизни в Уфе.

 Считаю, мы проделали огромную работу. Не думаю, что допустили какие-то профессиональные ошибки. У нас не было людей – но это не от нас зависит. Мы говорили об этом постоянно. Били тревогу, начиная с августа. В сентябре вообще плотно этим занимались.

Но не вышло. Не получили мы подкрепление ни в сезоне, ни на флажке при дозаявке. Ну играли теми, кем есть. И выглядели достойно.

Захаров и Вайсфельд – это не конфликт

- Нет у нас никакого конфликта, - сказал Захаркин. -  Конфликт – когда люди ругаются друг с другом, высказывают разные точки зрения. А тут все просто и ясно. Я хотел, чтобы генеральный менеджер постоянно работал в тесном контакте с тренерским штабом, с игроками. Он же видит, какие у нас проблемы по составу. У меня 60 процентов игроков травмированы. И никаких сдвигов.

Говорить, что на рынке нет игроков? В чем тогда смысл работы генерального менеджера? Набрать команду – кстати, без участия тренеров – в апреле-июне. А в июле я вижу, что мы получаем. И потом я начинаю эту нервотрепку. Это что ли правильно?

Я считаю, что он должен работать постоянно. Менеджер – это 24 часа труда в сутки. Так работает тренер.

Можно говорить что угодно. Я читал интервью Леонида Вайсфельда о том, что у нас творческие разногласия. О чем вы? У нас что, квантовая физика? Тут чисто практическое дело. Нужен игрок – найдите его мне.

- На самом деле я очень хорошо отношусь к Леониду как к человеку. Я же не могу сказать, что он – плохой. Хороший парень. Просто у нас разный подход. Для меня работа – это все. Я живу хоккеем, занимаюсь командой.

С удовольствием здороваюсь с Вайсфельдом. Надо общаться – пожалуйста. Но есть вопрос работы. Там я чувствую, что меня подставляют. Потому что я не получаю игроков.

Есть я. И есть моя перебитая, израненная команда. И есть человек, который говорит: «Молодцы, все с нами в порядке». Может, тут начинается конфликт?

Мы знали уровень Сведберга, его слабые и сильные стороны. Осознавали, что это за вратарь. Тем более он год играл в КХЛ, адаптировался, понимает условия и особенности. Поэтому он остался.

«Горжусь ребятами»

- Мне просто не хватило человеческого ресурса, да и везения, - подчеркнул Игорь Захаркин. -  Я очень рад, что парни провели эти матчи очень достойно. Они были не пустыми, а проведенными в борьбе. Все игры – с разницей в одну шайбу. Два гола мы пропустили на последних секундах из-за глупости своей. Один матч взяли, вчера в овертайме проиграли. Но сражались как могли против «Ак Барса», который был ровным во всех линиях.

Я сказал вчера ребятам, что горжусь ими. Они провели очень сложный сезон, играли с серьезными травмами. А они идут еще с прошлого года. И как решал проблему менеджмент?

Мы ведь знали, что у нас Энгквист с сотрясением мозга, Григоренко, Бодров и Соин с серьезными травмами, Майоров – тоже. Я вам пятерых травмированных с того сезона перечислил. Вот как на них можно было рассчитывать?

Но мы же остались без укрепления! Посмотрите, ни одного игрока не взяли. Хорошо, что получили Кирилла Капризова. Но нельзя говорить до сезона, что команда усиливается юниором. Это же смешно.

И еще несколько коротких вопросов и ответов.

- Вы пойдете на встречу с главой Башкортостана Рустэмом Хамитовым? О чем будете говорить?
- Я думаю, в этом нет никакой необходимости. Я сделал полное заключение по результату. Довел все это руководителю клуба. Мы обо всем переговорили.

Если глава республики захочет – то конечно. Это его право. Но решение тут не за мной. Я же считаю, что в таких условиях нет никакой возможности для продолжения работы.

Еще раз спасибо коллективу игроков, тренерскому штабу, персоналу – медицинскому, хозяйственному, административному. Все честно выполняли свои профессиональные обязанности.

- Вы увольняетесь? Или вас уволили?
- По обоюдному согласию. Это ведь одно и то же. Кто меня будет судить? Но понятно, что я дальше не буду выполнять функции главного тренера «Салавата Юлаева».

И не хочу усугублять отношения с Вайсфельдом, заявляя – или я, или он. Это некорректно и неправильно. Леонид меня пригласил. Я ничего против него не имею в человеческом смысле.

- Какие ваши ближайшие планы?
- Пока не знаю. Нужно еще подписать обходные документы. Я только что переговорил с директором. Сейчас с юристами все обсудим, как дальше поступить.

Потом надо собрать вещи, запаковать в коробки, перевезти… Практические вещи, которые я слабо умею выполнять.

- Едете в Москву?
- Да. Куда потом – не знаю. У меня еще есть обязательства по ВУЗу, по статьям. Есть материалы в работе, которые я должен закончить.

- Вы открыты для новых предложений, как тренер КХЛ?
- Безусловно. Мне интересно работать в хоккее. Я люблю игру. Посмотрю, что будет дальше.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter