Вирус недоступности: почему ведомства скрывают правду от жителей Башкирии и СМИ

Вирус недоступности: почему ведомства скрывают правду от жителей Башкирии и СМИ

30 июля, 17:20Общество pixabay.com
Медиакорсеть искала ответ на вопрос о том, влияют ли отписки госструктур на текущую ситуацию в республике.

В июне 2020 года главного редактора уфимского издания «ПроУфу» оштрафовали за опубликованную новость о тысяче выделенных мест на кладбище для умерших от коронавируса. Эта заметка, вышедшая в начале апреля 2020 года, была признана в судебном порядке нарушением закона о распространении фейковых новостей. Все бы ничего, но дело в том, что данные, описанные в журналистском материале, были подтверждены пресс-секретарем городской администрации Марселем Байдавлетовым. Однако мировому судье это не помешало назначить редактору издания штраф в размере 60 тысяч рублей.

К удивлению журналистов, уже на следующий день после публикации новости администрация города опровергла информацию о выделении дополнительных мест на кладбище.

Известно, что самым первым данную новость опубликовало издание «Коммерсантъ». Роскомнадзор направил главному редактору предписание с требованием удалить новость. Такие же письма получили еще несколько уфимских СМИ, в том числе информационное агентство «Башинформ», «Уфа1», «Горобзор», опубликовавшие новость со ссылкой на первоисточник. Издание «ПроУфу» обжаловало решение суда. Аналогичные действия решили предпринять и в остальных изданиях.

— Мой собеседник — уважаемый до недавнего времени мною человек, который предоставил эту информацию, пользовался моим доверием и доверием многих моих коллег-журналистов. Мне стыдно за него, так как он отказался от своих слов, направив официальное письмо об этом в прокуратуру и Роскомнадзор.

Тем самым он подставил под удар — гигантские штрафы — сразу нескольких журналистов и несколько изданий, — рассказала журналисту Медиакорсети главный редактор «Коммерсантъ-Башкортостан» Наталья Павлова.

В суде пресс-секретарь столичной мэрии Марсель Байдавлетов заявил, что его ответ журналисту издания был неофициальным комментарием. По его словам, получается, что мэрия города дает официальные ответы только на специальных бланках с подписью и печатью, а переписка в мессенджере является личной. Даже несмотря на то, что общение в мессенджерах с представителями тех или иных ведомств и получение комментариев от них— это обычная практика.

Так, например, в начале пандемии коронавируса был создан чат Минздрава по ситуации с коронавирусом для оперативного общения с прессой. Поначалу представители ведомства отвечали на вопросы журналистов, однако такое «счастье» продлилось недолго.

Отметим, что государственные ведомства и раньше не были слишком уж откровенны со средствами массовой информации. А с момента начала пандемии они и вовсе закрылись от журналистов.

По закону о СМИ высылать ответы на редакционные запросы государственные ведомства обязаны в течение семи рабочих дней. В противном случае СМИ имеют право подать на ведомство в суд. Чтобы формально отчитаться об ответе на запрос журналистов, пресс-службы госструктур научились отвечать журналистам размыто. То есть ответ по факту есть, но его как бы нет. Ну, а если редакция, опираясь на свои собственные достоверные источники, опубликует какую-либо информацию, она может с легкостью попасть под нарушение закона о фейковых новостях.

Честно говоря, нам такое положение дел изрядно надоело, и мы решили разобраться в ситуации.

Истории, о которых молчат

У редакции Медиакорсети накопилось достаточное количество вопросов к региональному минздраву. К нам поступает множество обращений от читателей. Зачастую люди обращаются к журналистам от безысходности, когда обычными методами добиться справедливости уже не удается. В ответ на наши запросы госведомства присылают отписки без конкретики, либо письма и вовсе «теряются» по пути к ответчику.

Так, по сей день минздрав не озвучил количество умерших от коронавируса врачей. Объяснения таковы: говорят, что личные данные пациентов — это медицинская тайна, либо «проходит проверка». Только несколько дней назад минздрав республики назвал количество врачей, заболевших коронавирусом с начала пандемии. По данным на конец июня, их число составило 868 человек, что говорит о существенном уровне заболеваемости работников здравоохранения республики.

Чаще всего о фактах смерти медработников Башкирии журналисты узнают от знакомых и близких погибших, когда те не боятся рассказать об этом представителям СМИ. Отметим, что такой же позиции придерживается и федеральный минздрав. В связи с этим медики самостоятельно создали «Список памяти» погибших врачей. Среди них уже есть пятеро медработников из Башкирии.

Мы так и не получили ответы по результатам проверки по факту фальсификации электронной истории болезни после смерти медсестры Елены Никоноровой. Напомним, женщина работала в детской поликлинике, но по роковому стечению обстоятельств 30 марта, как раз в канун введения режима самоизоляции в стране её перевели в приемный покой в отделение Белебеевской ЦРБ в поселке Приютово. В больнице начали массово заражаться пациенты. Досталось и Елене Никоноровой, которая умерла на руках у своих коллег.

Вскоре после её смерти в интернете появились вполне правдоподобные данные о том, что кто-то пытался удалить из её электронной истории болезни сведения о взятых тестах на коронавирус, а диагноз «неуточненная пневмония» был исправлен на «острый бронхит». Минздрав Башкирии проинформировал, что по данному факту будет проведена проверка, однако её результаты до сих пор неизвестны.

Именно после этого скандала в вышеупомянутом чате минздрава, созданном весной для общения со СМИ, получать ответы на запросы стало значительно сложнее.

Еще одной неприкасаемой темой стали выплаты врачам за работу с коронавирусными пациентами. Когда государству пришло время платить по счетам, появились сведения о систематических случаях нарушения прав медиков. Так, врачи Белебеевской ЦРБ смогли получить выплаты только после вмешательства прокуратуры.

Вопросы о выплатах сыпались в адрес чиновников и в социальных сетях. На них попыталась ответить на еженедельном брифинге минздрава Ирина Кононова, но получилось не очень. Замминистра лишь заявила, что «все разъяснения по выплатам мы уже дали, других системных разъяснений минздрав не дает». Такой обтекаемый ответ ясно дал понять, что медики остались наедине не только в борьбе с коронавирусом, но и с системой.

Тревожное сообщение в конце июня поступило из Сибайской больницы. Сотрудники, пожелавшие остаться анонимами в страхе потерять свою работу, рассказали Медиакорсети о том, что ситуация в их клинике повторяет судьбу РКБ имени Куватова. Там началось заражение медиков. В какой-то момент работать стало просто некому.

— Даже дежурного хирурга нет, чтобы выйти в ночную смену. Невролог Лукманова не в отпуске, как писали ранее, а на больничном. Половина поликлиники также на больничном. У многих тяжелая форма заболевания. С легкой формой всех выписали домой. Кардиология и неврология — закрыты,

— сообщил источник Медиакорсети.

В пресс-службе минздрава нам сообщили, что в Сибае «есть ряд врачей на больничном, но это не по коронавирусной инфекции», а также пояснили, что «из всего персонала больницы болеющая коронавирусной инфекцией только одна сотрудница, по которой в конце неделе пришел уже отрицательный анализ». После такого комментария вновь появилось ощущение, что сотрудники ведомства живут в другой реальности.

Море вопросов вызывает ежедневная «ровная» статистика по коронавирусу. Постепенно число заболевших за сутки снизилось с 80 до 35-40, чего нельзя сказать о статистике про заболевших пневмонией. По сей день и количество зараженных внебольничной вирусной пневмонией варьируется в среднем от 50 до 110 человек. При этом счет общего количества заболевших эти недугом минздрав в открытом доступе не ведет, не говоря уже про данные об умерших от него.

Лишь спустя несколько недель после отправки официального запроса в минздрав нам удалось выяснить, что всего, начиная с 15 марта, в республике было выявлено 10914 случаев внебольничной пневмонии — это почти вдвое больше, чем заболевших коронавирусом в регионе. После публикации материала об этой «сестре короны» на сайте Медиакорсеть минздрав несколько следующих дней просто не предоставлял свежие данные о ежедневном приросте заболевших пневмонией.

Не верю СМИ и Минздраву

Впрочем, не стоит думать, что всему виной внезапно наступившая пандемия коронавируса, затмившая собой разом все проблемы. Чиновники и раньше строчили отписки, игнорируя неудобные вопросы. Особенно если честные ответы могли хоть как-то опорочить репутацию чиновников. Так, например, в еще докарантинные времена журналист Медиакорсети выяснила, что миллионы рублей по федеральной программе «Земский доктор» были розданы незаконно. Мы просили сообщить нам о результатах проведенной проверки, однако так и не дождались ответа.

Чтобы не быть голословными, мы попытались выяснить, как читатели относятся к информации, подаваемой в СМИ, и верят ли они официальной статистике минздрава. В опросе, проведенном журналистом Медакорсети в социальных сетях, приняли участие около 70 жителей Башкирии возрастом от 20 до 30 лет. Результаты были ожидаемы.

Так, у каждого второго респондента, как выяснилось, есть знакомый, заболевший коронавирусом. Большинство проголосовавших верят в существование опасной болезни, а вот 10 человек из 72 считают, что Covid-19 — выдумка.

На вопрос, замалчивают ли СМИ реальную картину происходящего, ответ «да» выбрали 64 человека из 70. Показательно, что 6 человек, давших отрицательный ответ на данный вопрос, так или иначе связаны со СМИ и знают, с чем приходится сталкиваться журналистам в поисках правды.

Отметим, что только 3 респондента из 70 ответили, что реально верят в статистику минздрава.

Тем временем события не стоят на месте. Жители республики уже давно начали требовать открытой статистики и правдивой информации по ситуации с коронавирусом и пневмонией. Так, журналист Марат Гареев создал в соцсетях онлайн-пикет, который уже поддержали более 30 человек.

— Республиканское управление Роспотребнадзора официально признало рост заболеваемости пневмонией по сравнению с прошлым годом в шесть раз. При этом странно умалчивая о причинах пневмонии, хотя у подавляющего большинства заболевших и не попавших статистику симптомы именно ковидные. Этими симптомами еще весной и в начале лета всех пугали официально — теперь об этом предпочитают молчать. Почему — непонятно. Хотя, конечно же, все всё понимают, — пишет он в своем требовании не скрывать правду.

Мы попросили опытных журналистов и влиятельных спикеров высказать свое мнение по обсуждаемой теме. Так, Борис Мелкоедов, много лет руководивший Агентством РБ по печати и СМИ, а ныне действующий глава Зилаирского района, отметил, что открытость ведомства напрямую зависит от понимания руководством своего предназначения и влияния на общество. Чем лучше понимание, тем выше открытость. Также он не считает, что закон о фейках не станет панацеей для чиновников, так как свою позицию каждому придется доказывать еще в суде. А в случаях, если чиновники отказываются отвечать на запросы, для них действующим законодательством уже предусмотрено наказание.

У практикующих журналистов несколько иное мнение.

— Мне кажется, информационная повестка вокруг пандемии (и в Башкирии, и, вероятно, в других регионах) — самый серьезный просчет власти за последние десятилетия.

Чиновников многократно ловили за руку на манипуляциях со статистикой. А это совсем не то же самое, что фальсификация выборов или другие подобные вещи. Замалчивание и сокрытие прямо влияет на рост заболеваемости. Люди ведут беспечный образ жизни потому, что их обманывает власть, приукрашивая реальную картину.

Я не юрист, но мне кажется, что это может стать предметом судебного процесса в будущем, — считает писатель и журналист Игорь Савельев.

Ответы на редакционные запросы сродни шифрам: додумывай, как хочешь. В период пандемии мы столкнулись с тем, что подписаться под честной информацией боятся врачи и родственники умерших. Одни готовы работать без защиты и не получать положенных выплат в переполненных госпиталях, но под угрозой увольнения об этом помалкивать, другие — просто боятся на всякий случай. Публиковать анонимные данные в защиту врачей и пациентов — большой риск для СМИ после принятого закона о так называемых заведомых «фейках». Это одно из самых больших зол, которые сотворили депутаты Госдумы: они загоняют правду в угол, так как официальная информация зачастую и есть, извините, фейк, только под закон о фейках она не попадает. Правда в нашей стране становится чем-то сродни гостайне. Не болтай — а то мало ли, — высказалась главный редактор «Коммерсантъ-Уфа» Наталья Павлова.

— Мы с законом о фейках пока вплотную не сталкивались, но согласны, что информацию подтвердить реально невозможно. Вот из личного — у соседки по даче умерла племянница в Стерлитамаке, работала медсестрой. В выписке — Covid-19. Минздрав говорит: никакой информации нет, ничего не знаем, — отметила журналист радио «Эхо Москвы в Уфе» Елена Чиркова.

— Считаю, что самое время по-новому изучить возможности статьи 144 УК РФ («Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов», — прим. ред.). А журналистам — искать свои источники, уметь анализировать, самостоятельно извлекать информацию. Находить свой, «срединный царский путь», не лебезя перед чиновниками, и не устраивая им травлю, работать ради своей аудитории, — считает руководитель «Аппарата Общественной палаты РБ», известный публицист Шамиль Валеев.

— На протяжении практически всей своей истории Россия была авторитарным бюрократическим государством. СМИ, общественное мнение и прочие новомодные западные изобретения глубоко чужды российской политической традиции. Они воспринимаются правящей бюрократией практически в качестве врагов. А какая перед врагом может быть открытость? — ёмко подытожил обсуждение политтехнолог Аббас Галлямов.

От нашей редакции мы хотели бы сообщить следующее: мы, будучи журналистами, хотим и имеем право получать достоверную информацию вовремя, чтобы помогать людям, содействовать достижению справедливости. Хочется надеяться, что государственные ведомства станут более открытыми, ведь конечная цель у нас всех, по большому счету, должна быть одна — донести до людей реальную картину происходящего и тем самым сделать мир лучше. По крайней мере, в это хочется верить.

Медиакорсеть следит за развитием событий.

Для справки

Случай с наказанием главреда «ПроУфу» стал первым в истории башкирской журналистики. Напомним, закон о фейковых новостях вступил в законную силу в марте 2019 года. А еще через год, по инициативе депутатов от партии «Единой России» Андрея Исаева и Сергея Боярского ввели штраф для юрлиц за «распространение в СМИ и интернете под видом достоверных сообщений заведомо недостоверной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, или о принимаемых мерах по обеспечению безопасности населения и территорий».Данная формулировка, само собой, касается, в том числе, и любой информации о распространяющейся пандемии коронавируса.

Кому вы доверяете?
Survey
СМИ
Властям
Соцсетям
Никому
Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter