Молитва фронтовички: чему радуется и о чем плачет 92-летняя уфимка

Молитва фронтовички: чему радуется и о чем плачет 92-летняя уфимка

Молитва фронтовички: чему радуется и о чем плачет 92-летняя уфимка

29 декабря 2017, 13:39
Общество
Татьяна Майорова
Фото: Артур Салимов
Ветеран Великой Отечественной войны Галина Андреевна Осташевская призналась корреспонденту Медиакорсети, что примерно подсчитала, сколько у нее осталось друзей и кто ждет не дождется ее смерти.

Сегодня, 29 декабря, исполняется 92 года ветерану войны и легенде башкирской журналистики Галине Андреевне Осташевской. В канун этого события мы навестили Галину Андреевну с поздравлениями и небольшими гостинцами. Она принарядилась и стала похожа на добрую Снежную Королеву, при этом по-детски искренне обрадовавшись гостям.

Впрочем, она всегда была такой – честной и откровенной. Таких, как она, наверное, сегодня можно по пальцам перечесть. В том числе и потому, что обостренное чувство справедливости, как правило, появляется у тех, кто видел своими глазами войну или смерть.

Про войну и смерть

Про Галину Андреевну писали неоднократно и в газетах, и в интернете, и телепередачи снимали. Фронтовиков ныне осталось мало, а журналистов, наоборот, стало много. А Галина Андреевна – личность творческая и собеседник интересный.

Мы встречались с ней много раз, уже не для статьи, а просто так. И каждый раз она рассказывала новую историю из своих фронтовых воспоминаний.

Волею судьбы в 15,5 лет попала на фронт, вместе с отступавшими частями Красной Армии ушла из родного украинского села, от разбомбленного дома, похоронив погибшую под обстрелом маму. Хрупкую юную Галю Осташевскую однополчане прозвали Дюймовочкой. При этом, несмотря на свой маленький рост, девушка имела железный характер. Прошла всю войну, воевала на Северном Кавказе, на Кубани, в Крыму, на Малой земле, в Польше, Венгрии, Германии, Чехословакии. Будучи медсестрой, спасла немало солдатских жизней. Ходила в разведку. Не раз была ранена сама, получила контузию во время высадки десанта на Керченском полуострове, едва не утонув во время обстрела и став инвалидом II группы.

Удостоена многих наград, орденов, медалей, благодарственной грамоты от маршала Конева. После войны свою жизнь посвятила журналистике, писала книги о нефтяниках, строителях, статьи для газет и журналов. Единственная из журналистов республики награждена серебряной медалью ВДНХ СССР.

Но война осталась ее главной темой на всю жизнь.

Небольшая книга воспоминаний под названием «Шла на фронт девчонка», которую она выносила и прочувствовала словно ребенка, стала центральным произведением всей жизни.

В ней много неожиданных деталей, о которых раньше не принято было говорить в контексте воспоминаний о второй мировой войне. Например, о том, как красные командиры расстреливали потерявших рассудок от ужасов войны солдат, как молоденьким медсестрам приходилось отбиваться от домогательств военачальников, как в мае 1945-го из Германии разнокалиберные полководцы отправляли домой вагоны с трофеями вплоть до конфискованных коров, заставляя солдат заготавливать для них в пути сено.

19-летняя Галя Осташевская увезла из Германии только вещмешок с парой портянок и куском мыла.

- Ну и дура же ты, - смеялись над ней.

А она просто не понимала, как можно взять чужое, и в каждом человеке стремилась разглядеть, прежде всего, добрые черты.

Про дураков и аферистов

- Ну и дура же ты! - эту же фразу, но совершенно с другой интонацией произнесла в ее адрес уже в наши дни, спустя 75 лет после войны, уфимка Елена Ларкина, которая жестоко и нагло обманула Галину Андреевну, выманив почти полтора миллиона рублей под разными благовидными предлогами (то помочь детям, то спасти брата, отбывавшего срок по якобы несправедливому обвинению, и т.д.). Самое печальное, что немалую часть денег для аферистки Галина Андреевна по простоте душевной занимала по ее просьбе у других людей. А когда пришла пора возвращать долги, мошенница заявила, что не сможет этого сделать, потому что у нее нет таких средств.

- Когда к Ларкиной приходили тележурналисты с судебными приставами, она клялась, что готова вернуть мне долг, как только у нее появятся деньги. И даже отдала последние, по ее словам, шесть тысяч рублей, которые ей выделила дочь на продукты. А шикарная квартира с роскошным интерьером, в которой она в тот момент находилась, ей будто и не принадлежат. Я тогда ей почти поверила и через некоторое время решила позвонить, просто хотела поговорить. А она как заорала на меня в трубку: «Ты еще живая, что ли?», - рассказывает с тяжелым сердцем Галина Андреевна.

После того разговора фронтовичке стало плохо, и она упала, сломав при падении шейку бедра – распространенная травма у пожилых людей, после которой далеко не все поправляются.

Галина Андреевна с тех пор больше не может ходить. Ей сделали операцию под общим наркозом, после чего пострадали еще зрение и слух. Она целыми днями сидит на своей кровати, иногда включает небольшой телевизор или звонит по телефону. Нечастые визиты врачей, соцработников и журналистов и общение с сиделками – вот и вся ее связь с внешним миром. В редкие дни, когда нет головных болей, она по старой памяти пытается что-то сочинять и много размышляет.

- Я часто думаю над тем, зачем Бог отмерил мне такую долгую жизнь, - делится она мыслями. – Вместо того, чтобы доживать свой век спокойно, теперь вот испепеляю себя постоянно этими переживаниями.

Был у нее муж, но умер от онкологии. Был у них сынишка, скончался еще в детстве от молниеносного менингита. Были друзья, но, как говорится, иных уж нет, а те далече. А к новым знакомствам после истории с Ларкиной Галина Андреевна стала относиться крайне осторожно.

- Видимо, мне суждено жить, пока не рассчитаюсь с долгами, а с пенсии у меня не получается возвращать помногу моим кредиторам, еще за квартиру плачу 5 тысяч рублей, на лекарства уходит много, бесплатные медикаменты мне выписывать почти перестали, - сокрушается Галина Андреевна. - Так что, наверное, придется пока пожить.

Здесь, наверное, уместно было бы задаться риторическим вопросом о том, почему бы не объявить ныне живущих ветеранов Великой Отечественной войны почетными жителями города или даже республики с предоставлением им максимальных льгот? Но даст ли кто-то из представителей власти ответ на этот вопрос?..

Про жизнь и политику

По мнению Галины Андреевны, аферистка Елена Ларкина – не единственная, кто жаждет ее смерти (кстати, позднее выяснилось, что она выманила деньги не только у Галины Андреевны, но и еще у нескольких человек). Вместе с мошенницей, как считает Осташевская, надеется поскорее сжить ее со свету и зять Ларкиной, занимающий некую должность в полиции и наверняка посодействовавший тому, чтобы теща избежала ответственности.

- Я не сомневаюсь, что на меня и мои проблемы также глубоко плевать и чиновникам, которые присылают отписки на все мои обращения, и судебным приставам, которые не в состоянии взыскать долги с якобы нищей Ларкиной, и депутатам, которые вспоминают о фронтовиках только по праздничным датам и дают громкие обещания. А когда обратишься к ним с просьбой, так сразу делают вид, что у них есть более важные дела. Все они вздохнут с облегчением, когда меня не станет, - рассуждает Галина Андреевна, и сложно поспорить с таким ее выстраданным убеждением.

К слову о депутатах, одна солидная дама из Госсобрания РБ в прошлом году как раз в канун выборов в региональный парламент, выпросила у Галины Андреевны последний экземпляр ее книги, чтобы отправить в Москву - дескать, там увидят книгу и сразу помогут. Как бы не так! Выборы прошли, депутатша угнездилась в парламенте на новый срок и забыла про свои обещания. В итоге фронтовичка осталась и без книги, и без помощи.

- Опять я поверила чужим словам, как дура, - говорит с грустной улыбкой Галина Андреевна.

Единственный политик, которому она пока верит, - президент России Владимир Путин. Галина Андреевна бережно хранит поздравительную открытку, полученную от главы государства два года назад, к ее 90-летнему юбилею.

По мнению Осташевской, Путин способен изменить многое в стране.

- Вот только надо чтобы ему кто-то сообщал подробно о проблемах и чаяниях народа. Может, он не все знает, - предполагает Галина Андреевна.

…Сегодня к ней, наверное, придет в гости много людей, среди которых не должно быть тех, кто совершает подобные визиты «для галочки» - ведь дата у Галины Андреевны в этом году не круглая, и, значит, в зону внимания чиновников она попасть не должна. Поэтому Галину Андреевну навестят сегодня те, для кого общение с этой маленькой мужественной женщиной реально является радостью. И может быть, Галина Андреевна снова поверит, что на свете еще есть много людей, которые действительно ее любят и переживают за нее.

Медиакорсеть поздравляет Галину Андреевну Осташевскую с днем рождения и наступающим Новым годом и желает имениннице здоровья, терпения и веры в лучшее.

Отрывок из книги Галины Осташевской «Шла на фронт девчонка»:

Десант в Крым

…Команда нашего батальона погрузилась в мотобот, где сидели вооруженные моряки. Ночью отчалили от пристани. Мотобот заливали волны, пришлось вычерпывать воду шапками и котелками. Все дрожали, были мокрыми. Вдруг в кромешной темноте раздались взрывы – три катера напоролись на морские мины. Снаряды рвались вокруг, поднимая столбы холодной воды.

Наш мотобот загорелся, но продолжал идти к берегу. Среди бойцов оказалось шесть раненых, которым я оказала помощь. Наконец мотобот врезался в песок. Штурм Этильгена первыми начали бойцы нашего 4-го стрелкового батальона капитана Жукова. Бойцы были уже на берегу, когда послышалось матросское «Полундра!» и раздались разрывы гранат. Воины ворвались на огневые позиции врага и завязали бой.

…Утром я пошла на берег. Крымское море! Мучила жажда. Набрала в ладошку немного воды, пригубила. Затошнило, на миг потеряла сознание. Питьевой воды не было. По ночам с Таманского берега прилетали девушки-летчицы и сбрасывали сухари, консервы, которые чаще всего попадали не на наш клочок земли, а в море.

Фашисты усилили нажим. Танки, авиацию, артиллерию – все обрушили оккупанты. Положение было критическое.

Тогда кто-то из комсостава дивизии собрал всех командиров и повел их в контратаку. Несмотря на декабрьский холод, шли без шинелей, при орденах, во весь рост, не кланяясь ни осколкам, ни пулям. Чуда не могло быть. Каждый это знал и хотел как можно дороже отдать свою жизнь. И тут заработала наша артиллерия с Тамани, которая накрыла врагов.

…Мне поручили сопровождать раненных воинов. Как только вышли в море, вражеские суда начали обстреливать нас. Море бушевало от взрывов. Я едва успевала перевязывать раны.

Снаряд попал в наш мотобот. Раздался взрыв – взметнулся веер черного пламени. Судно накренилось набок и стало тонуть. Больше я ничего не помнила. В сознание пришла в плавучем госпитале. Кроме тяжелой контузии, заболела двусторонним воспалением легких из-за переохлаждения в ледяной воде. Это было 9 декабря 1943 года.

Я была оглушена, плохо слышала. Из-за дрожания рук не удавалось держать в руках даже ложку. Потом я узнала, что морской пехотинец на бронекатере спас мне жизнь.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter