«Когда родился сын, пела ему комсомольские песни»: Жители Башкирии - о юности и ВЛКСМ

«Когда родился сын, пела ему комсомольские песни»: Жители Башкирии - о юности и ВЛКСМ

29 октября 2018, 14:39
Общество
Татьяна Майорова
Photo: Avito.ru
В день 100-летия комсомола в своих воспоминаниях наши современники попытались определиться в своих оценках деятельности ВЛКСМ. Чем он стал для них - зовом души и пламенем сердца или показухой и цензурой?

Сегодня, 29 октября 2018 года, исполняется 100 лет со дня рождения Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодежи (ВЛКСМ), который всего каких-то 30 лет назад объединял в своих рядах подавляющее большинство молодых граждан Советского Союза. Бывших комсомольских активистов можно легко распознать и в наши дни по их не иссякающей жизненной энергии и отчаянному блеску в глазах. Они любят встречаться и вспоминать свои задорные юные годы.

Спору нет, как и о любом общественно-политическом явлении, о комсомоле бытует также и немало разнообразных воспоминаний - не только хороших, но и плохих, которые также сыграли определенную роль в судьбах людей, наделив с юных лет разочарованием в институтах власти.

Медиакорсеть предложила читателям поделиться своими воспоминаниями о комсомоле – как хорошими, так и не очень приятными.

«Лучшие годы жизни»

Накануне, 28 сентября, в Государственном Кремлевском дворце состоялся юбилейный концерт «Комсомолу 100», для участия в нем из Башкирии в Москву летала большая делегация комсомольцев прошлых лет, в их число вошло много известных в республике людей – предпринимателей, политиков, людей искусства. Среди них была и Нафиса Акчурина:

- Первым секретарем Федоровского райкома ВЛКСМ меня выбрали в декабре 1985 года, мне исполнилось 25 лет. В одно мгновения осуществился мой переход из состояния молодого специалиста, который закончил ВУЗ в ноябре 1985 г., в разряд, как сегодня принято говорить, ЛПР - лиц, принимающих решение. Но как труден для меня лично был этот стремительный переход. Сегодня, работая с молодыми людьми, я понимаю, что с таким грузом ответственности, объемом функций, задач, дел, текучки, не каждый молодой специалист может справиться. Считаю, что именно организационные особенности ВЛКСМ помогли мне успешно пройти этот период.

Мне очень жаль, что истинное значение для молодежи комсомольской организации не до конца оценено в настоящее время. Сегодня в оценке молодежной организации ВЛКСМ, на мой взгляд, преобладает малообъективный подход, частично сформировавшийся в «лихие 90-е годы», частично – под влиянием стихийных, эмоциональных оценок. Я считаю, что нам, комсомольцам, повезло. При всей массовости комсомольской организации, ее жизнь была наполнена реальными делами, поступками, подвигами и интересными людьми. С ними хотелось работать, общаться и дружить. С них мы брали примеры и на них ориентировались.

Для нас, молодых людей 80-90-х годов, воины-интернационалисты, прошедшие Афганистан, являлись примером выполнения своего долга, патриотами Родины. И это не было пустословием – мы эмоционально были с ними связаны, мы искренне переживали вместе с ними их воспоминания, когда организовывали встречи с молодежью. И поверьте, их рассказы не оставляли никого равнодушными. Впоследствии, многое переменилось, но это уже политика, а она всегда субъективна, т.к. выражает интересы определенных людей.

Конечно, как и в любой огромной корпорации, внутри организационная жизнь ВЛКСМ была не свободна от формализма и бюрократии, которые так ненавидит каждый из нас. И именно для молодых, с их энергией, креативностью, стремлением к новому эти принципы организации были плохо усваиваемыми. И ВЛКСМ как организация, как мне кажется, могла справляться с этими социальными вирусами, вырабатывая свой внутренний иммунитет против этих явлений. И не случайно, все новое в период «горбачевской оттепели» проходило «обкатку» именно в комсомольских организациях.

Эстафету воспоминания у Нафисы Акчуриной подхватили другие жители Башкирии.

Владимир Мазин:

- Часто вспоминаю свою комсомольскую юность. Она у меня была необычайно яркой, заполненной многими событиями, определившими всю мою дальнейшую жизнь. Иной раз кажется: неужели оно было, то прекрасное время? Да было, эх, было…

В школе со своими неразлучными друзьями мы громко распевали теперь подзабытую песню: «17 мальчишеских лет, в руках комсомольский билет, и школа, прощаясь с тобой, приветливо машет рукой…».

Комсомольским активистом я стал не по принуждению, а по зову души. В родной третьей школе поселка Туймазы был членом комитета комсомола, ребята избрали меня председателем клуба «Алый парус», который занимался не идеологией, а организацией вечеров отдыха, игр КВН. Наша команда всегда побеждала в соперничестве с другими школами.

В химико-технологическом институте сразу попал в студенческий комсомольский актив: возглавлял агитбригаду, был членом комитета комсомола. Но самым запоминающимся эпизодом стала работа секретарем комсомольской организации воинской части. Во время службы я и сделал свой профессиональный выбор, начав писать заметки в окружную газету «За Родину». Вскоре комсомольская организация нашей дивизионной авиаремонтной мастерской была признана лучшей в Прибалтийском военном округе, и гвардии сержант Мазин был делегирован на Всесоюзное совещание секретарей комсомольских организаций вооруженных сил СССР, которое проходило в Кремле.

Вернувшись с таким послужным списком в поселок Култук на Байкале, к семье, я был тут же принят на работу в Слюдянский РК ВЛКСМ. Должность получил самую живую и ответственную – заведующий отделом комсомольских организаций. Это была отличная школа, которая научила умению общаться с людьми, решать возникающие жизненные проблемы, позволила расширить свой кругозор.

Работая в райкоме, продолжал писать заметки в газету, и, уже возвратившись на родину, в Башкирию, начал трудиться в газете, вначале - в городской, потом - в республиканской. Но с комсомолом не порывал никогда. Не случайно молодежная газета «Ленинец» признавала меня одним из лучших своих внештатных корреспондентов. А однажды назвала лауреатом республиканской премии за серию публикаций, посвященных…, конечно, комсомольско – молодежным стройкам региона. Комсомольский билет я бережно храню.

Иногда достану из шкатулки, и сразу перед глазами то веселое, в чем-то бесшабашное время молодости. И как тут не запеть: «Не расстанусь, с комсомолом, буду вечно молодым…».

Валентина Аптикаева:

- Я глубоко убеждена, что комсомол - это лучшая школа взросления и созидания. В 7-м классе я вступила в ряды ВЛКСМ, и уже в школе смогла реализоваться, прошла путь от рядового комсомольца до секретаря школьной комсомольской организации.

Какие только мероприятия не проводили! Взрывы идей, всплеск инициативы комсомольцев царили вокруг учителей в школе. Мы сами все придумывали, организовывали, участвовали в различных конкурсах. В мероприятиях была здоровая конкуренция. А в основе отношений - дружба, взаимопомощь, справедливость, другие общечеловеческие ценности.

В первой Бакалинской средней школе был лагерь труда и отдыха В сентябре там работали на свекловичных плантациях. Дождь, грязь, слякоть... Мы, старшеклассники, уехали на 25 км от райцентра вместе с педагогами на уборочные работы. Закончили сельхозработы и ждали автобус, чтобы ехать домой. Меня, секретаря комсомольской организации школы, позвали к телефону. Звонил директор школы Акрам Каримович Латыпов и сказал, чтобы я уговорила комсомольцев помочь соседнему колхозу. Найдутся ли добровольцы? Через некоторое время директор школы Акрам Каримович перезвонил и осторожно спросил: «Сколько человек согласились остаться?». Я бодро доложила: «Все, 48 комсомольцев». Пауза в трубке и он ответил: «Молодцы, корчагинцы!». Вот какое было воспитание.

Вернувшись в родной Бакалинский район, работая в ПМК-20, была избрана комсоргом, потом перешла в редакцию, где создала комсомольско-молодежную редакцию. И оттуда началась комсомольская карьера, меня избрали вторым, а потом первым секретарем Бакалинского райкома комсомола. Это были красивые содержанием годы жизни. Аппарат райкома ВЛКСМ был дружный, мы вели масштабную активную работу с сельской молодежью.

О комсомольской дружбе, о замечательных коллегах, товарищах по работе, которые стали с годами, как родные, можно слагать легенды. Здесь формировались лучшие кадры, профессионалы для работы с людьми, отбор и дисциплина были жесткие, но оправданные

В районе я была последним первым секретарем райкома ВЛКСМ. Помню указ Б.Н.Ельцина, милиция - рядом, собрала вещи, забрала с собой комсомольскую символику, кабинет опечатали. Но тот бесценный опыт, комсомольские принципы, чувство служения на благо обществу и людям - со мной по жизни. Комсомольский билет, награды стали реликвиями как память лучшего периода трудовой биографии. Когда родился сын, вместе с колыбельными всегда ему пела комсомольские песни. Считаю, что мы - достойное поколение своей страны потому, что мы - комсомольское племя.

«Для старта карьеры»

Андрей Борисов:

- Вступать в комсомол наш 8"В" класс пошел в Советский райком Уфы осенью 1982-го... после экскурсии в анатомичку мединститута. Неудивительно, что у меня на комсомольском билете подпись была как у пьяного. В школе и в университете вроде пытался включиться в комсомольскую работу, но никак не мог сообразить, что это делают вовсе не по идейным соображениям, а просто используют хороший момент для старта карьеры. Кое-кто из соратников по комсбюро, на тот момент - серость и троечники, так и пролезли вплоть до правительства РБ! Другие в бизнесе поднялись. Но тут кого винить, кроме самого себя? Не приемлю показуху и личные пресмыкания для достижения личных же целей. А другого пути, как стало ясно с годами, практически нет. Чтобы «словить хайп», вспомнил и расскажу такую историю.

Зимой в начале 87-го за хорошую учебу записали меня в интеротряд БГУ «Дружба», который ежегодно летом вместе с немцами из ГДР что-нибудь строил в республике. Командиром отряда был студент (или аспирант?) юрфака Радий Хабиров. Имя мне тогда понравилось. Химическое такое. Но самого его я и не видел. Всем рулил, очевидно, его зам. До самого лета мы еженедельно встречались и делали что-нибудь полезное. То в складе каком-то прибирались; то около дома-музея Ленина снег раскидывали. А ближе к лету работали в знаменитой штольне (огромной пещере с воротами) на Пугачева, где хранился госрезерв... Окончилась эта история тем, что меня забрали летом в армию, в стройотряд этот я не поехал, и шансов на должность около ВРИО у меня никаких.

Марат Гареев:

- Комсомол отменили буквально тогда, когда я в него собирался вступать, продолжая свою политическую школьную карьеру, где я был пионером и председателем совета отряда. Вступил бы в комсомол - стал бы активистом движения, потом партийным функционером, каким-нибудь красным директором, потом олигархом. Короче, крутой облом у меня случился с комсомолом.

Михаил Ергин:

Аналогично - отменили. А друг ушлый, грит, слухай, вроде в универ поступать надо - все ж лучше быть комсомольцем. За месяц до окончания школы.. Ну репу почесал, а там у меня «концы» были, пошли, говорю - корочки дадите? Дадим, марку даже наклеили......Так и вступил, а в универе и не спрашивали, блин.

«Ты всех нас позоришь»

Эмиль Шаяхметов:

- Меня в 1986 году в комсомол принимал Марат Магадеев, бывший вице-премьер. Надо было много чего выучить, помимо устава. И рассказать про ПРО и СОИ, и безошибочно отчеканить фамилию генсека ООН Переса Декуэльяра, и сколько орденов у комсомола и за что.... Выход из ВЛКСМ был гораздо интереснее. Я первый из всего вуза подал заявление в феврале 1990 года на выход из комсомола. Меня 2,5 часа песочили на собрании вуза: «Ты кто такой?», «Ты всех позоришь!» и т.д. и т.п. А уже осенью 1990 года пошли остальные. Там было всё проще, принимали заявление и исключали, и никаких тебе разборок.

Родион Татаринов:

- Вступал в Калининиском райисполкоме. Тренировались на ступенях между этажами. Я отказался от зубрежки. И так хорошо знал клятву и прочие аспекты. Вожатая не хотела в зал пускать. Оставила в коридоре. Психанул и потом вошел. А там речи с трибун и прочее.

Прошел. Влез на ступеньку и клятву с жестикуляцией зачитал. В зале тишина. Я стою с гордым видом. Убежден по самое-самое. Председатель собрания вышел из-за стола и значок прицепил.

Роза Тухбатова:

- 1989 год. Я училась на четвертом курсе биофака БашГУ и возглавляла дружину по охране природы (ДОП), которая объединяла студентов-природоохранников БашГУ и БСХИ. Это была параллельная комсомолу структура, которая родилась не по указке сверху, а по инициативе снизу.

Первые горбачевские выборы проходили несколько по иной системе, нежели сейчас. Тогда 750 депутатов Верховного Совета СССР избирались половина по округам, а половина были выдвиженцы от общественных организаций, в том числе и от комсомола. И вот зеленое движение страны решило выдвинуть меня. Зарегистрировали быстренько «первичку», запротоколировали собрание, выдвинули.

11 января вызвали меня в ЦК ВЛКСМ. Я толкнула речь. Из 200 с лишним членов нужно было набрать 50% голосов, но я набрала 100 (то ест меньше).

И тогда вся западная пресса напечатала, что нехорошее ЦК ВЛКСМ, не допустило до выборов единственного кандидата от зеленых. Но самое смешное началось потом.

В самолете из Москвы возвращалась с тогдашним первым секретарем обкома комсомола РБ Р. Сафуановым. Он говорит: «А что ты нас-то не поставила в известность, что собираешься в депутаты? Может, поддержали бы». И тут я подумала: а почему бы не проверить новую избирательную систему на своей шкуре, выдвинувшись от территориального округа. И началась моя выборная эпопея, в которой принимали участие бывший директор завода Кирова Ю. Шарипов, академик Г.Толстиков, банкир Р.Кадыров, общественник Д.Новицкий. И еще кто-то... Уже не помню.

Власть местная тогда так сильно злилась из-за моего выдвижения, что топали ногами и кричали на тогдашнего ректора БашГУ Р.Н.Гимаева «Заберите свою студентку обратно». А он в ответ: «А я ее не выдвигал.» В общем, веселые были времена.

Но о комсомоле тем не менее я вспоминаю с теплотой и любовью. Потому что в школьные годы мы очень много делали полезного, нужного и интересного

Разиф Абдуллин:

- Я был начальником отряда по заготовке веткормов в конце 80-х. Мы собирали ветки на переработку в корм для животных. В составе комсомольского отряда было несколько десятков студентов разных вузов и ссузов, в том числе два комсорга. Они считали себя элитой и общались только со мной, а остальных называли «быдлом».

Роберт Галеев:

- В комсомол меня не приняли, отказали на основании некого лимита на прием в комсомол лучших из лучших. Меня это так оскорбило, что только насильно меня туда приняли, когда уже стал выпускником школы. Очень хорошо помню комсомольскую жизнь в армии во время срочной службы. Специально для комсомольцев организовывали вечера отдыха-дискотеки с приглашением студенток вузов, экскурсии в увольнении с посещением музеев, кинотеатров и цирка.

Аскар Фазлыев:

- Был даже комсоргом класса... Провел в 1987 году диспут на тему: «Нужен ли комсомол в школе?». Тут же исключили из комсомола, вызвали маму, грозились, что меня в институт не возьмут... Повезло в 1989 году - при поступлении в вуз уже не смотрели на членство в комсомоле.

Рустэм Калимуллин:

- В 8-м классе хотел вступить (1988 год), но не приняли из-за прически «Взрыв на макаронной фабрике» и увлечения рок музыкой, а в 1989 в СПТУ уже не хотел вступать, но комсорг так виртуозно рисовал радужные перспективы, что в итоге билет был торжественно вручен.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter