Демография в яме. В Башкирии пандемия добавила проблем с рождением детей и абортами

Демография в яме. В Башкирии пандемия добавила проблем с рождением детей и абортами

28 октября , 14:57ОбществоТатьяна МайороваPhoto: Артур Салимов / Mkset.ru
В Башкирии отсутствует достоверная статистика о числе абортов, при этом специалисты уверены: отказаться от родов многих женщин заставила именно пандемия и большое число связанных с ней проблем.

В марте этого года, когда корреспондент Mkset брал интервью у уроженки Башкирии, живущей с семьей в Италии, та рассказала, как итальянцы, попавшие в самоизоляцию и вынужденные слишком много времени проводить дома, шутили: по окончании карантина они наверняка выйдут из дома «толстыми и беременными алкоголиками».

Некоторые аналитики тогда предположили, что в России по итогам самоизоляции также не избежать бэби-бума. Однако сейчас, спустя полгода после весенней самоизоляции, стало очевидно: в нашей стране она дала иные демографические итоги.

«Готова отказаться от ребенка»

Вероника Ахметова (имя и фамилия изменены по её просьбе — ред.) сейчас находится на восьмом месяце беременности. Она узнала, что ждет ребенка, в середине марта. В семье Ахметовых уже есть двое детей — сыновья в возрасте восьми и пяти лет. Новая беременность стала для семьи огромным испытанием.

Мы живем в Стерлитамакском районе, муж работал раньше вахтовиком, вроде бы жили неплохо. Но в апреле он вернулся с вахты, провел полмесяца в обсерваторе, а потом сообщил, что его вместе с ребятами отправили в вынужденный отпуск с сохранением минимальной зарплаты — на уровне прожиточного минимума, а это в 6-8 раз меньше, чем он получал на руки обычно, рассказывает Вероника.

Это известие совершенно выбило из колеи. Беременность уже не казалась светлым и прекрасным событием. Сбережения в семье были, но в начале года супруги решили заняться зубами и потратили на импланты больше половины суммы. При этом Ахметовы выплачивают еще ипотеку.

Свекровь, с которой у меня за десять лет брака, так и не сложились отношения, ругала меня на чем свет стоит. Говорила, что мы теперь сдохнем с голода и свои новые красивые зубы положим на полку. А когда она узнала, что я беременна третьим ребенком, а муж фактически остался без работы, вообще мне весь мозг вынесла. Заявила, что я пущу по миру всю семью, если не сделаю срочно аборт, вспоминает Вероника.

Вероника наслушалась в женской консультации историй от женщин, которые остались без работы и пришли за направлениями на аборт, и после серьезного разговора с мужем пришла к выводу, что следует прислушаться к совету свекрови. Однако, как оказалось, сделать аборт в условиях пандемии не так-то просто.

Меня отправили на анализы, УЗИ, потом к психологу. Выслушав мою историю, он не смог найти ни одного аргумента, кроме библейского «не убий», который в моем случае воспринимался так: «Не убий и оставь троих детей голодными», грустно усмехается собеседница.

Сбор справок занял больше трех недель. Потом вдруг выяснилось: перед абортом нужно сдать тест на Covid-19. Получив отрицательный результат, Вероника собралась на аборт, но в тот момент выяснилось, что гинекологическое отделение, куда она была записана на операцию, закрылось на карантин.

— Я побежала со всех ног в женскую консультацию, просила направление в другую больницу. Увидела там очередь таких же, как я, женщин. У каждой была своя трагедия в семье, которая не допускала рождения ребенка. В основном проблемы упирались в потерю работы и финансовые трудности или отсутствие мужа, — делится женщина.

Гинеколог выслушала Веронику, посмотрела карточку и сообщила, что у нее уже идет 11-я неделя беременности. А в России 12 недель беременности — это крайний срок, при котором закон допускает аборт по желанию женщины и в рамках ОМС. После 12 недель бенсплатный аборт позволителен для жертв насилия или в случаях, когда беременность представляет угрозу жизни будущей матери. Случай Вероники не относился ни к одной из этих категорий.

Гинеколог посочувствовала мне и сказала, что у нее таких, как я, — «полный коридор каждый день». Из-за карантина многие больницы прекратили плановые операции, такие рекомендации пришли из Минздрава России. Исключения были сделаны для пациентов с почечными патологиями, сердечно-сосудистыми, эндокринными и онкологическими заболеваниями. Про аборты Минздрав не упомянул, так что и их тоже многие больницы временно приостановили. Гинеколог посоветовала обзвонить коммерческие клиники, где мне смогут сделать аборт за деньги, говорит женщина.

Обзвон коммерческих клиник показал, что в ближайших населенных пунктах на тот момент абортами занимались только две из них, причем цены на данную услугу «в связи с неблагоприятной санитарно-эпидемиологической обстановкой» они взвинтили до 12 тысяч рублей. С деньгами у Ахметовых на тот момент было туго. Подумали было взять кредит или быстрый займ. Но как потом отдавать?

Так семья Ахметовых пришла к трудному решению: третьему ребенку в их семье суждено родиться.

Со временем ситуация стала приходить в норму. В июне у мужа Вероники наладились дела с работой. Он снова начал ездить на Север. Так продолжалось до сентября, почти до начала второй волны коронавируса.

Муж вновь прекратил поездки на вахту из-за новых ограничений и устроился на работу курьером. Развозит на машине интернет-заказы. Зарплата, конечно, меньше, чем у вахтовика, но спасали накопления, которые семья успела сделать за лето.

Они надеялись, что справятся с трудностями, но случилось непредвиденное — недавно свекровь заболела пневмонией и скончалась. На похороны пришлось потратить немалую часть накопленных средств.

— У мужа депрессия, после смерти матери он запил, несколько раз не вышел на работу, ему пригрозили увольнением. Я снова в отчаянии. Постоянно думаю, что будет, если кто-то из нас тоже заболеет. Читала новости, сколько денег нужно на лекарства, как трудно попасть в больницу. А впереди еще роды! Сколько средств понадобится на ребенка? Как будем ездить по врачам? А если малыш заболеет? — такие вопросы пульсируют в голове Вероники постоянно.

Она не уверена, что при таком раскладе рождение ребенка принесет счастье в семью.

— Если бы удалось сделать аборт весной, было бы легче. Когда я представляю, что будет после рождения ребенка, прихожу в ужас. УЗИ показало, что родится девочка. Муж предложил назвать дочку именем свекрови. Я не стала возражать, но сразу подумала, что у девочки наверняка будет такой же характер, как у матери мужа. Я не хочу этого ребенка. Готова отказаться от него в роддоме. Но муж не позволит этого сделать, — сокрушается женщина.

«Любовь здесь больше не живет»

Сейчас уже очевидно: плоские шутки насчет бэби-бума по итогам самоизоляции к России не имеют никакого отношения. Опросы показывают, что у россиян резко вырос уровень тревожности и неуверенности в собственном будущем.

Психолог Алина Аскерова, специализирующаяся на консультировании женщин, оказавшихся в сложных жизненных обстоятельствах, рассказала корреспонденту Mkset.ru, что с марта успела выслушать небывалое число душераздирающих исповедей.

По ее словам, сегодня наиболее частой причиной, из-за которой женщина стремится сделать аборт, является отсутствие моральной поддержки. Женщина чувствует себя брошенной, ей не на кого опереться. Вторая причина — панические атаки из-за угрозы заболеть коронавирусом или пневмонией. Женщины боятся, что ребенок после такого испытания в утробе матери может стать инвалидом, хотя медики утверждают, что вероятность таких осложнений ничтожно мала. И только на третьем месте среди причин, толкающих женщин сделать аборт, — материальные затруднения.

Вполне благополучные женщины, у которых есть средства на оплату консультаций психолога, признаются, что боятся за будущее. Из десяти таких клиенток я смогла уговорить не делать аборт только трех. При этом аргумент о том, что «главное для ребенка — это ваша любовь, а вовсе не деньги», в их случаях не работает, хотя было очевидно, что семья-то обеспеченная, есть квартира, загородный дом, у всех айфоны. В их представлении материальные проблемы — это отказать себе в возможности лишний раз слетать в отпуск на море. После таких встреч я сама едва не впала в депрессию, поскольку убедилась: любовь во многих современных семьях больше не живет, говорит психолог.

При этом она затрудняется проанализировать реальную картину с абортами, касающуюся всех слоев населения.

— Обращение к психологу в России, как известно, не настолько распространенная привычка. Поэтому сложно измерить истинные масштабы этого бедствия. Так что мы можем только предполагать, что происходит в семьях с низким уровнем достатка, — отмечает эксперт.

О всплеске абортов в этом году рассказала также и руководитель российского благотворительного фонда «Женщины за жизнь» Наталья Москвитина. Сотрудники её фонда консультируют женщин, стараются вместе с ними найти выход из сложных ситуаций. И они сожалением отмечают, что нежеланная беременность в этом году стала одним из наиболее частых поводов для обращений за консультациями.

Начиная с весны, число женщин, которые хотят аборта, выросло в несколько раз! Обращавшиеся к нам женщины были в панике. Выйти из дома и сделать аборт в клинике страшно — можно заразиться коронавирусом. Пользовались консультациями сомнительных специалистов, искали в интернете, как делать аборт дома, какие таблетки купить. Весной у нас было 200 подобных обращений в месяц. Абсолютно очевидно, что мы вышли на одну из крупнейших цифр по абортам за последние несколько лет, уверена Наталья Москвитина.

Обычно раньше, по словам экспертов, бывали две критические точки всплеска числа абортов в году. Первая — январь, как следствие корпоративов, новогодних праздников, поездок на отдых, следствием которых становилось незапланированное зачатие. Женщины боялись, что муж мог узнать, что не является отцом ребенка, или просто сами не хотели «произвести на свет плод греха». Вторая критическая точка обычно выпадала на август, когда по итогам отпускного сезона вырастало число женщин, желающих сделать аборт примерно по тем же мотивам, что и в посленовогодний период.

— А теперь мы, похоже, получили третью критическую точку — коронавирусную. При этом у нас нет реальной статистики по абортам. Мы не знаем, сколько их провели в частных клиниках. Не предполагаем даже, сколько девочек, девушек, женщин воспользовались таблетками для прерывания беременности. По ощущениям — рекордно много, — констатирует Наталья Москвитина.

По ее мнению, многие проблемы все-таки могли бы решить квалифицированные психологи, которые помогли бы беременным проанализировать случившееся.

— Как бывало чаще всего? У женщины уже двое или трое детей. Беременна еще одним. Живет в частном доме-развалюхе. Муж бросил. Первое желание — сделать аборт. Тогда наши волонтеры берут семью под опеку. Мы привозим продукты, одежду. Психолог ведет консультации, — делится опытом Наталья Москвитина.

Она настаивает, что тайные последствия нынешнего абортивного бума будут ужасны.

Мы постоянно проводим консультации с лучшими врачами, которые предсказывают: через 10-15 лет после аборта женщинам реально грозит онкология. Первые гормоны, которые «включаются» у женщины, после того, как она узнает, что беременна, — это гормоны молочной железы. Если уничтожить плод, гормоны в один день никуда не исчезают, они все равно продуцируются еще какое-то время и могут заспустить механизм развития онкологического заболевания. Это подтвержденный факт, о котором не предупреждают врачи, делающие аборты, пояснила Наталья Москвитина.

Статистика точно лукавит

На федеральном уровне демографы констатируют сокращение рождаемости в следующем году, как минимум, в два раза. Страна неизбежно провалится в демографическую яму, из которой она старалась выкарабкаться на протяжении предыдущих 20 лет. В Башкирии ситуация складывается примерно по такому же сценарию, несмотря на ободряющие доклады чиновников, умело оперирующих статистикой.

Photo:Башкортостанстат

Однако обращение к данным Башкортостанстата не оставляет иллюзий: по итогам восьми месяцев 2020 года убыль населения выросла почти вдвое. Правда, речь идет в основном о росте количества смертей. Число рожденных детей вроде бы уменьшилось ненамного, но ведь мы пока говорим о младенцах, зачатых до коронавирусного безумия. «Дети пандемии» должны начать появляться на свет ближе к концу 2020 года и в первой половине 2021 года. Данные о младенческой смертности, которая по-прежнему остается в Башкирии одной из самых высоких в стране, к сожалению, тоже вносят свои коррективы в статистические данные.

Глава региона Радий Хабиров ранее поставил цель: к 2024 году увеличить население региона до 4,1 миллиона человек. Чтобы ее достичь, чиновникам придется проявить немало смекалки.

В конце сентября в Уфе прошли парламентские слушания на тему демографической ситуации. Там сообщили, что, по данным Минздрава, в первом полугодии 2020 года в Башкирии было проведено 4 693 процедуры прерывания беременностей. Это на 262 меньше, чем за аналогичный период прошлого года. При этом только 1/5 часть всех абортов сделана по медицинским показаниям, остальные — по желанию матери или социальным причинам. По словам министра здравоохранения РБ Максима Забелина, сейчас в республике на четверых детей приходится один нерождённый.

Однако главный внештатный специалист акушер-гинеколог Минздрава Башкирии Татьяна Саубанова поправила министра, сообщив, что случаи прерывания беременности в коммерческих медицинских клиниках в официальную статистику не попадают, и их количество вполне может быть сопоставимо с числом рождений.

По мнению специалистов, которое стало лейтмотивом парламентских слушаний, благодаря профилактике абортов Башкирия может в год повышать рождаемость почти на 2 500 младенцев. В республике уже сейчас запущена программа психологической помощи женщинас, решившим отказаться от ребёнка. В Минздраве уточняют, психологам удаётся отговорить от аборта около 23% обратившихся женщин.

Если практику доабортного консультирования масштабировать и усовершенствовать, то произойдет рост рождаемости. Профилактика отказов от беременности может оказаться эффективнее программы искусственного оплодотворения за счёт ОМС или бюджета республики. При затратах почти в 82 млн рублей Башкирия за год получает около 700 младенцев, рождённых с помощью ЭКО или криопереноса, рассказала Татьяна Саубанова.

Кстати, в начале 2020 года в Башкирии рассматривали возможность премирования врачей, которые смогут отговорить женщин от абортов. Однако уже через несколько дней после новости об этом стало известно, что чиновники от этой идеи отказались без объяснения причин.

«Я против просто раздачи денег»

Вице-премьер правительства Башкирии Ленара Иванова, выступая на парламентских слушаниях, сказала, что следует обратить внимание на другие методы повышения рождаемости — профилактику абортов, создание ориентированной на семью инфраструктуры, информационные проекты о семейных ценностях и т. д.

Важны жилищные, налоговые и другие преференции, которые дадут женщине чувство защищенности. Дело тут не только в повышении доходов и занятости, важно сделать доступной медицину, детские сады, образование, считает вице-премьер.

Она напомнила, что в республике планируют расширить программу сертификатов на детские сады, при получении которых родители платят за услуги частного дошкольного учреждения столько же, сколько за муниципальный. Помимо этого, правительство региона обещает расширить количество групп продленного дня в школах и развивать карту лояльности к многодетным «Семья — это выгодно», дающую скидки и льготы.

Корпят чиновники и над решением жилищной проблемы молодежи, однако пока не прозвучало никаких реальных предложений, кроме советов переходить на арендное жилье, когда молодая семья копит деньги и постепенно выплачивает стоимость квартиры. Застройщики к этой идее отнеслись без особого энтузиазма.

Стоит уточнить, что среди прозвучавших на парламентских слушаниях высказываний наиболее широкий резонанс вызвало предложение вице-премьера приглашать мигрантов с целью повышения рождаемости. Большое число язвительных комментариев по этому поводу явно было связано с тем, что у обывателей с мигрантами чаще всего ассоциируются гастарбайтеры. Однако Ленара Иванова под мигрантами в данном случае подразумевала вовсе не классических «Ровшана и Джамшута», а приезжих из других регионов либо стран, которые выбрали бы Башкирию своим новым местом жительства при наличии привлекательной работы, учебы и иных условий жизни.

Председатель содружества многодетных семей РБ Рустем Шайахметов несколько охладил оптимизм представителей власти. По его мнению, рассуждения о создании ориентированной на семью инфраструктуры и т. п. — это подмена понятий. Людям нужна, в первую очередь, реальная материальная поддержка, чтобы было чем кормить детей и платить за тот же «дружественный детсад».

Нужно ввести региональный материнский капитал в размере не менее 100 тысяч рублей, ведь с рождением ребенка у семьи вырастают траты. И давно пора изменить отношение властей к многодетным, которым десятилетиями не предоставляют полагающиеся по закону земельные участки. А если и дают их, то в местности без необходимой инфраструктуры. Женщины не будут рожать третьих и последующих детей, если не уверены, что смогут обеспечить им достойное будущее, предложил Рустем Шайахметов, который, к слову, сам является многодетным отцом.

С ним согласилась и известный акушер, депутат Госсобрания РБ Римма Утяшева.

— Большинство регионов оказывает поддержку семьям при рождении третьего ребенка. Я знаю, что в Воронежской области региональный маткапитал за рождение третьего и последующих детей составляет 150 тысяч рублей. Еще там выплачивают по 200 тысяч рублей за второго ребенка матерям моложе 27 лет, — отметила Римма Утяшева.

После таких контраргументов Ленара Иванова сформулировала свою позицию уже предельно ясно.

Я против просто раздачи денег. У нас и так огромный дефицит средств. Вводить новые соцобязательства, когда сложно выполнить даже те, что имеем, нецелесообразно. Может быть, когда ситуация изменится, вернемся к этому вопросу. Но пока мы за то, чтобы развивать услуги и инфраструктуру, создавая комфортные условия для семей, заявила вице-премьер.

В итоге пока нет не только единого мнения, как решать демографические проблемы в Башкирии, но и нет общего понимания их причин.

Тем временем

На днях президент России Владимир Путин по итогам расширенного заседания президиума Госсовета поручил улучшить работу медицинских организаций по профилактике абортов. В опубликованном на сайте Кремля документе уточняется, что речь идет о работе с беременными женщинами, а не о предотвращении нежелательных беременностей.

«Провести оценку эффективности работы медицинских организаций по профилактике абортов и разработать меры, направленные на повышение эффективности такой работы, в том числе обеспечить взаимодействие медицинских организаций с организациями социального обслуживания и усиление финансовой заинтересованности медицинских организаций в результатах работы по профилактике абортов», — говорится в тексте поручения.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter