Ящур в Башкирии: кто понес наказание за вирус и многомиллионный ущерб

Ящур в Башкирии: кто понес наказание за вирус и многомиллионный ущерб

28 августа 2018, 18:41
Общество
Эмиль Мусин
Photo: Mkset.ru
Готова ли Башкирия к ранней диагностике ящура? Этим вопросом задалась Медиакорсеть.

Ответ очевиден: к оперативной ликвидации последствий эпизоотии – республика готова. Правда, она обошлась государству в 50 миллионов рублей. С оперативной выплатой компенсаций регион тоже справился. По опросам сельчан кандринской зоны Туймазинского района, где изъяли более 1000 голов скота, все получили компенсации до копейки, причем в таком размере, в каком они просили у руководства региона.

Но пока никто не задал главный вопрос: почему потребовалось отправлять анализы потенциально заражённых животных во Владимир? Что же это в Башкирии и во всем Урало-Поволжье нет ни одной лаборатории, способной быстро определить ящур и заболевания, гораздо опаснее ящура?

Может быть всё-таки пригласить в Башкирию учёных, закупить оборудование, чтобы в следующий раз не возмещать в виде компенсаций 80, 100, 200 миллионов рублей из-за тех, кто завез непроверенных овец, не уведомил ветслужбу и не продержал животных в карантине.

Свет на ситуацию пролил один анонимный источник. Он имеет 20-летнюю практику в ветеринарии, сейчас на пенсии, но все равно не хочет, чтобы его обвиняли в «вынесении сора из избы».

– Результаты анализов местных лабораторий можно оспорить в суде, – сказал он. – По моему мнению, вирусологическая лабораторная школа ушла вперёд повсеместно, а у нас в республике, по некоторым направлениям, стоит на месте.

В 1951 году, когда была аналогичная вспышка ящура в Центральной России, исходную точку эпицентра эпизоотии, виновника (председатель колхоза) и подтверждение, что это именно ящур, получили за четверо суток.

А ведь тогда оборудования, похожего на современное, не было и в помине, уверяет собеседник.

- Дело не только в Сталине, - говорит он. - Ответственность служб, населения были другими. У нас прошло сколько? 11 месяцев, где виновные? Где подробный анализ и причины произошедшего? Потому что нет механизма действий, своей современной лаборатории, ученых, чтобы быстро диагностировать ящур, который живёт в организме овец всю жизнь.

- Если овца инфицирована ящуром, болезнь два месяца протекает очень незаметно, - добавил он. - Ее трудно выявить обычным лаборантам. Здесь нужны ученые узкой специализации.

– 5 октября 2017 года после объявления карантина из-за ящура в Туймазинском районе отдел начал проводить доследственную проверку, – сообщил начальник Туймазинского отдела СУ Следственного комитета РФ по РБ Александр Лобынцев. – Уже к этой дате было упущено драгоценное время. Эпизоотия расползлась по сёлам, и выявить исходную точку, первоначального носителя вируса, отправителя, владельца, перевозчика больного животного (животных) стало невозможно.

Осложнило ситуацию и то, что сначала ветеринары подозревали другую болезнь. Поэтому и потребовалась отправка анализов во Владимир. Прошло немало времени, прежде чем оттуда пришли однозначные анализы о наличии ящура в крови животных.

Тем временем власти, как и положено, быстро уничтожили заражённый скот вместе с потенциальными доказательствами. Вирус был заперт в пределах кандринской зоны.

Оказывается, в настоящий момент порядок действий при ящуре определяет инструкция от 15 марта 1985 года. Она регламентирует порядок ликвидации очага заболевания, но не обязанность его предотвращения частным собственником, а также его материальную ответственность. В СССР такой проблемы не было, так как основным собственником и ответственным за безопасность граждан выступало государство.

Привлечь можно лицо, в действиях которого будут установлены признаки нарушения конкретных ветеринарных правил. Однако в настоящий момент таковое не установлено. Главной проблемой этого является невозможность установить первопричину возникновения и заноса заболевания.

- При наличии у виновного лица умысла, например, на продажу зараженного ящуром скота, он мог бы понести ответственность по статье 238 УК РФ – по ней практика имеется, или 293 УК РФ «Халатность». Пока, повторюсь, конкретных фигурантов нет, – подчеркнул Лобынцев.

Итак, насколько мы готовы к очередной эпизоотии? Сколько времени потребуется в следующий раз для оперативной диагностики коварной болезни? Получается, что мы и виновных найти не можем. Невозможно проанализировать кто нарушил правила, каким образом, почему. Мы даже разбор «полётов» провести не можем – неутешительный вывод.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter