Как чиновники экономят на инвалидах, сокращая их число

Как чиновники экономят на инвалидах, сокращая их число

27 августа 2019, 12:03ОбществоМинзаля АскароваPhoto: Медиахолдинг1Mi
Массовое «выздоровление» инвалидов в том числе происходит в Башкирии.

Изучая официальную статистику, «Новые Известия» выявили, что в последнее время в стране число детей-инвалидов и взрослых людей с хроническими заболеваниями стало стремительно сокращаться. Эта тенденция, как сообщает издание, никак не связана с массовым выздоровлением, а попыткой государства сэкономить на инвалидах.

Если посмотреть цифры, то увидим, что три-четыре года назада в России проживало 12,5 млн инвалидов. К концу 2018 года их число уменьшилось до 11,8 млн. В 2019 году ожидается, что «выздоровеет» еще 200 тыс. человек.

Юрист Виктор Симонов пояснил истинные причины такого явления.

— Люди получают ежемесячные денежные выплаты (ЕВД), которые обходятся государственной казне почти в половину триллиона рублей в год. Правительство посчитало, что это слишком жирно. В принципе все это — и пенсионная реформа, на пять лет отодвинувшая выход на заслуженный отдых, и «оздоровление» инвалидов — укладывается в русло главной государственной идеи — сократить расходы на социальные выплаты. Но если пенсионная реформа обсуждалась всеми российскими гражданами, то с инвалидами правительство борется по-партизански — тихо и беспощадно.

Перекидывание инвалидов из минздрава в минтруд, смена сроков и условий предоставления инвалидности простым приказом министерства, введение балльной оценки состояния здоровья, по словам юриста, также связано с этой тенденцией. С учетом сокращения количества инвалидов, государство формирует бюджет, ежегодно уменьшаясь. В пояснительной записке к бюджету Пенсионного фонда РФ на 2019-22 гг. указывается, что количество получателей денежной ежемесячной выплаты среди инвалидов будет сокращаться и дальше — с нынешних 11,6 миллиона человек до 11,4 млн. в 2020 году и до 11,3 млн. в 2021-м. Бумажное «выздоровление» приобрело плановый характер и поставлено государством на поток.

Президент «Лиги защитников пациентов» Александр Саверский сообщает, что первыми под каток экономики попали дети-инвалиды. Надо понимать, что в семьях с такими детьми мамы почти не имеют возможности работать, так как детям требуется постоянный уход. Бесплатные таблетки тут не помогут, необходимо многопрофильное, дорогостоящее лечение. Государственные выплаты хотя бы частично покрывали это лечение. Они также могли воспользоваться правом на реабилитацию в санаториях и еще рядом других социальных подпорок. Злополучным приказом минтруда № 1024 семьи лишились такой защиты. С 2018 года в стране происходит практически поголовное снятие инвалидности с детей, рассказывает Саверский.

— Получается: для того, чтобы инвалидский статус вернули, нужно довести своих больных детей до состояния полной невменяемости.

Лишаются заветной розовой справки и люди, имеющие инвалидность с детства. Не так давно Медиакорсеть рассказывала историю уфимской сироты Гульчачак Зиязиевой, у которой один глаз не видит с шести лет. Три года назад, когда исполнилось 18, с девушки сняли инвалидность и сейчас МСЭ отказывает в возобновлении. Формулировка та же: полностью не слепая, за собой ухаживать может.

Гульчачак Зиязиева
Photo:Артур Салимов Mkset.ru

Надо отметить, государство в этом смысле не щадит и тех, кого отправлял на войну.

Медиакорсеть многократно рассказывала историю Азата Шаймуратова из Нефтекамска, которому в 4-й раз в этом году отказали в инвалидности. Старший лейтенант МВД пострадал при теракте в Чечне в мае 2016 года. В результате, у него полностью парализована одна сторона лица, плохо работает левая рука и глохнет одно ухо. Вся проблема в том, что Азата вновь на работу в МВД не берут, но и инвалидности не дают. А ему необходимо кормить семью, где растут двое маленьких детей. Азату не хватило семь лет работы в МВД для того, чтобы получить необходимые льготы.

— Вчера, пройдя обследования сразу у нескольких врачей, мне вновь отказали. Заявили, что у меня недостаточно оснований для этого: руки-ноги ведь целы. Мне обещали в свое время, что помогут и не оставят без работы. Любой. Прошло полгода, получается, теперь это никому не интересно. Обжаловать я намерен в Федеральном бюро медико-социальной экспертизы, — заявил Азат Медиакорсети.

В Бюро медико-социальной экспертизы журналистам отказали комментировать ситуацию, сославшись на врачебную тайну, все же уточнили, что Шаймуратову отказали в инвалидности исключительно исходя из официальных критериев, принятых Минтрудом.

Фирдавис Исламов из поселка Энергетик Краснокамского района Башкирии получает 5 тысяч рублей пенсии и живет на средства 70-летней матери. Причина та же — здоровья никакого, чтобы устроиться на постоянную работу, а в инвалидности отказывают. Фирдавис проходил срочную службу во время разгара второй чеченской кампании. Он получил черепно-мозговую травму, когда рядом взорвался грузовик «Урал», начиненный взрывчатками боевиков. После этого его отправили домой и он перенес несколько инсультов. Врачи выявили острое нарушение мозгового кровообращения и, как следствие, группу заболеваний, связанных с дегенеративными изменениями в тканях головного мозга. Несмотря на это, Исламов пытался устроиться на работу, однако выяснилось, что физический труд у него полностью отнимает силы, к тому же, появились судороги и приступы эпилепсии. Самое тяжелое в его состоянии — зрительные галлюцинации: движущиеся предметы постоянно двоились в глазах.

Фирдавис Исламов живет на пенсию 70-летней матери
Photo:Артур Салимов

Лечащие врачи настойчиво рекомендовали получить инвалидность. В 2014 году это удалось сделать — дали III группу инвалидности, хотя направление от поликлиники было на II. А через год, когда Исламов явился на повторное освидетельствование, его вовсе лишили инвалидности.

Фирдавис говорит, что каждый раз, когда он повторно возвращался в МСЭ с направлением, ему задавали одни и те же вопросы: «У тебя есть мама? Она работает?»

Вообще, Исламов должен получать военную инвалидность, но его документы о травме в Чечне были утеряны — первую помощь тогда он получал в Грозном. Он уже махнул на это рукой — хотя бы гражданскую.

Руководитель нефтекамского отдела Главного бюро медико-социальной экспертизы по РБ Клара Калимуллина пояснила Медиакорсети, что в обеих случаях у мужчин случай незначительного нарушения функций организма — около 10-30%. Чтобы получить инвалидность, по словам Клары Фаритовны, согласно приказу Министерства труда и социальной защиты РФ от 17 декабря 2015 г. N 1024н «О классификациях и критериях, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы», необходимо, чтобы у человека были нарушения функциональности организма от 40%.

— Им надо устроиться на работу. Исламова мама нянчила, вот и он всю жизнь не работал. Да и еще употребляет. Шаймуратову легче, у него есть семья. Я не понимаю, почему с высшим юридическим образованием он не может найти себе работу. Еще и грязью нас обливал, — сообщила Калимуллина в телефонном разговоре с корреспондентом Медиакорсети. Ей будто невдомек, что парни потеряли свое здоровье не в пьяной драке, а по приказу государства и теперь имеют право требовать соответствующую помощь.

— Похожие истории тысячами происходят в стране, — комментирует председатель московского сообщества инвалидов Вера Исаенко.

— Инвалидная реформа — самая зверская из всех, что проводились в России, она изначально настроена против людей, делает их положение только хуже. Дело в том, что сегодня работа службы медико-социальной экспертизы неэффективна. Здоровье человека — забота врачей, а не министерства труда. МСЭ — это искусственное и вредное порождение. Сидящие там чиновники один раз увидели человека, отказали ему и больше никогда не увидят. Что с ним происходит, выживет он или нет, не их ответственность.

И если в делах о врачебных ошибках мы часто доказываем вину и выигрываем суды, то статус инвалида нам удалось вернуть всего один раз за 10 лет! Что делать? Передать полномочия МСЭ врачебным комиссиям. Это даёт больше шансов на объективность, ведь лечебные учреждения ведут инвалидов на протяжении всей их жизни. А самое главное — отвечают за здоровье своего пациента. Для них главное — проблема здоровья, а не труда. Другой вопрос. Хватит уже разглагольствовать, что инвалидность — формальная защита, которая гарантирует больным и недужным то, что им и так бесплатно положено. Посмотрите правде в глаза: если ее снять, человек у нас оказывается вообще без всякой поддержки, нетрудоспособному и беспомощному человеку не то, что лечиться — хлеба купить не на что.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter