В Башкирии адвокат обжаловал дело об убийстве девушки в лесу из-за отказа в сексе

В Башкирии адвокат обжаловал дело об убийстве девушки в лесу из-за отказа в сексе

26 октября 2018, 10:30
Общество
Венера Хисамова
Подсудимый заявил, что его признание было вырвано под пытками.

История берет начало в далеком 2013 году. Молодую женщину, недавно отметившую совершеннолетие, зверски избили, а мертвое тело бросили в лесу. Причина банальна – девушка отказала преступнику в сексе.

Спустя 2 года полиция вышла на след предполагаемого преступника. В мае этого года мужчину осудили на 10 лет.

Трагедия повлияла не только на родителей убитой девушки, но и на семью осужденного. Его супруга отправила в Медиакорсеть два текста – апелляцию на приговор суда и жалобу на незаконные действия сотрудников полиции. Верховный суд Башкирии рассмотрит эти документы 7 ноября.

Мы подробно изучили тексты и пришли к выводу, что в этой истории не все так просто.

Суд прошел в закрытом режиме. Поэтому материалы следствия нам недоступны. Об истории мы рассказываем со слов жены и адвоката подсудимого.

Отметим, что осужденный мужчина ранее к уголовной ответственности не привлекался.

Несомнительное алиби

В планах на 12 августа у Айсылу Гизатуллиной значилась поездка к врачу. Личного автомобиля девушка не имела, и до поликлиники решила добраться на попутке. Однако до пункта назначения Гизатуллина так и не доехала. Вечером ее родители забили тревогу. Через месяц в лесу нашли тело девушки.

По версии следствия, девушку с остановки забрал ее односельчанин Сергей Закиров. Происходило это в районе 10-11 часов утра. В машине мужчина захотел вступить с ней в половую связь, для чего свернул на грунтовую дорогу. В сексе Гизатуллина отказала. Тогда мужчина вытащил ее из машины и отрезком металлической трубы избил. Второе орудие преступления следователи не установили до сих пор. После убийства мужчина похитил ее деньги и документы.

Жена подсудимого Анастасия Закирова опровергает версию следствия. По мнению женщины, то утро она провела вместе с мужем и маленькими дочками. Причем тот не покидал поле ее зрения.

– Этот день мы провели в разъездах. В 9 утра мы отвезли старшего ребенка в детский сад. А с младшей дочерью поехали в Никитинку. Мама Сережи попросила установить ей стиральную машину, – вспоминает Анастасия Закирова. – При сборке машины возникли проблемы. Сережа не нашел одной детали – переходника. Он вспомнил, что эта деталь есть у нас дома, и предложил мне с дочерью вернуться. Но дома выяснилось, что наш переходник не подходит по размеру к машинке. В итоге недостающую деталь мы купили в этот же день в Туймазах. Младшую дочь оставили моей маме до вечера, а сами поехали обратно к моей свекрови. Приехали домой с детьми часов в 5 вечера.

Следователи проверили алиби Сергея Закирова на достоверность. Его родителей и жену неоднократно допрашивали. Следователи осмотрели и стиральную машину. Факт покупки необходимой детали также проверялся. По мнению адвоката подсудимого Владимира Панфилова, проверки подтвердили слова Закировых.

В этом случае логичен вопрос. Если у мужчины есть алиби на момент убийства, почему его осудили?

Ответ мы получили у Анастасии:

– Когда мы возвращались домой за переходником, Сереже позвонила мама. Мы проезжали в это время мимо леса, в котором нашли тело девушки. Вышка звонок зафиксировала. Вот следаки и построили на этом теорию. Раз он проезжал рядом, значит, обязательно убийца. И тот номер, с которого ему звонила мама, приписали мне. Якобы это я звонила мужу. Хотя у меня вообще другой номер телефона. Вот и получается, меня как будто и не было в тот день рядом с мужем.

– Сим-карта свекрови зарегистрирована на Сережу. Но пользовалась ею она лично. Кому принадлежат симки, следаки выяснили, а кто ими пользуется – нет. Хотя это нетрудно. У моих друзей можно было выяснить, под каким номером в телефонном справочнике записана я. Подобное проверить и в случае свекрови. Но, увы, они не предприняли никаких мер, – подытоживает Анастасия.

Игра в прятки

Труп Айсылу Гизатуллиной нашли 6 сентября в лесу. Следователи возбудили уголовные дела по статьям 105 УК РФ «Убийство», 158 УК РФ «Кража» и 325 УК РФ «Похищение или повреждение документов, штампов, печатей либо похищение акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия».

Как велось следствие на протяжении 2-х лет после нахождения тела девушки, нам неизвестно.

Как рассказала Анастасия, ее мужа впервые допросили в октябре 2015 года:

– Ему задавали вопросы об этой девушке. Знал он ее или нет. Он сказал, что нет. О ее исчезновении ему стало известно от меня. Расклеенные фотографии с ней частенько попадались ему на глаза. Они были развешаны везде у нас в Тюменяке. А вот о ее смерти он узнал от односельчан.

Однако через месяц мужчина вновь встретился со следователями.

Днем на мобильный телефон Закирова поступил звонок. Его попросили подъехать в отдел МВД России по Туймазинскому району. Он согласился, но жену не предупредил. Приехав, мужчина оставил машину на парковке.

– В этот день я находилась у мамы дома вместе с дочками. Мы ждали Сережу. Он должен был приехать после двух часов дня. Мы запланировали семейный ужин. Но мужа не было, и я заволновалась, – вспоминает Анастасия Закирова. – Решила дозвониться на мобильный телефон мужа, но трубку он не брал. Позвонила троюродному брату. Сережа в тот день помогал ему строить баню. Брат сказал, что он давно уехал. Куда – не сказал, сам не знал. Я обзвонила друзей и родственников в поисках Сережи. Результата ноль.

Поиски успехом не увенчались. Анастасия поехала в салон сотовой связи – женщина решила получить детализацию звонков мобильного телефона супруга. Его сим-карта оформлена на ее имя, и проблем с получением личной информации не было.

– Я захотела узнать, с кем разговаривал Сережа перед своим исчезновением. Получив список, я сразу перезвонила на единственный незнакомый мне номер телефона. Трубку поднял мужчина. Я у него спросила, в курсе ли он, где мой супруг. Он ответил, что мужа моего не знает, – рассказывает Анастасия Закирова. – Позже адвокат выяснил, что этот мужчина – следователь.

Детализация звонков не дала ощутимого результата женщине.

Следующий шаг Анастасии – объявить мужа и машину в розыск. С этой целью женщина обратилась к дежурному в местный отдел МВД. К слову, ее супруг, Сергей Закиров, в это время находился в этом здании. Но женщина об этом не знала. На следующий день Анастасию заверили, что поиск ведется и делом занимается следователь.

Но предпринятые меры она посчитала недостаточными для поимки мужа и машины. О пропаже женщина сообщила и в социальных сетях.

На следующий день знакомый ее брата отозвался на сообщение. Женщине ответили, что пропавшую машину видели на стоянке возле здания отдела МВД, в который она ранее обращалась.

В сопровождении братьев Анастасия незамедлительно выехала на указываемое место. Супруга в машине не оказалось, сама она была заперта.

– В дежурке я спросила, находится ли у них Сережа. Мне ответили, что в здании его нет. По поводу машины нам сказали, что сотрудник полиции выйдет и зарегистрирует находку, – рассказывает женщина. – Через некоторое время к нам подошел другой сотрудник полиции. Он сказал без пояснений, что Сережа в здании. Но увидеть мужа мне не разрешили.

Вскоре Анастасии сообщили, что ее супруг сознался в убийстве двухлетней давности и написал явку с повинной.

Женщина этому не поверила и наняла ему адвоката.

Кулаком в кадык

В тот вечер Анастасия дежурила около здания МВД. Вечером 5 ноября ее желание исполнилось. Впервые после исчезновения мужа, она его увидела.

– Сережу вели под конвоем и в наручниках. Я подбежала к нему. На его лице увидела синяки и ссадины. Один из сопровождающих сказал мне, что Сережу ведут на медицинское освидетельствование – зафиксировать побои, – рассказывает Анастасия. – Через полчаса я вновь увидела его. Мужа повели обратно в здание МВД.

Как следует из текста апелляции, на лице Сергея Закирова обнаружены травмы лица – ссадины и ушибы. Следы побоев зафиксированы документально врачами-травматологами и судмедэкспертами. По мнению следователей, мужчина получил эти травмы около 3-х часов на подработке. Однако детализация звонков показала, что Сергей Закиров уже в 12:09 стоял у входа в отдел полиции и звонил следователю, чтобы тот его впустил.

6 ноября (в 2015 году - прим.) Сергей Закиров отказался от признательных показаний, которые он дал двумя днями ранее.

Владимир Панфилов направил жалобу в Верховный суд Башкирии на незаконные действия сотрудников полиции. Ее рассмотрят 7 ноября вместе с апелляцией.

Недостоверные показания

Еще один интересный момент. Из текста апелляции следует, что Сергей Закиров, которого признали виновным в гибели девушки, не знает, каким именно предметом убил девушку, и куда выкинул ее вещи после убийства.

Например, на допросе он рассказал, что несколько раз ударил девушку ножом в грудь и шею. Но судмедэксперт не нашел на ее теле следов от удара ножом. Из его показаний также следует, что сумку девушки он сбросил в карьер у реки Усень. Водолазы со спецтехникой тщательно проверили это место. Никакую сумку они не нашли. Металлическую трубу также не отыскали на месте, которое он указал на допросе.

Приведем результаты еще одной экспертизы. На допросе мужчина рассказал, что тело девушки перевозил в машине. Судмедэксперты проверили ткани багажника и салона на наличие следов ее ДНК. Специалисты обследовали и одежду мужчины. Ни ее волоса, ни крови не обнаружено. Убитая девушка получила серьезные удары по голове. Тот факт, что Закиров не испачкался при погрузке тела в багажник, удивляет. Ее кровь и частички мозгового вещества должны были остаться на его одежде и обивке машины.

К слову, показания осужденного расходятся с выводами следствия даже по мелочам. К примеру, на допросе Сергей Закиров указал на черный цвет телефона девушки, который он украл. А ее родители на суде рассказали, что цвет телефона дочери был белым.

Засекреченные свидетели

В мае этого прошел суд над Сергеем Закировым. Судья выслушал показания и так называемых засекреченных свидетелей. Об этом нам рассказала Анастасия:

– Засекреченные свидетели общались с судьей через рацию. Кто это за люди, мы не знаем. Имена их скрыли, а внешность от нас засекретили. Даже голоса изменили. Следаки считают, что вся эта конспирация необходима. У Сережи в этом случае якобы не возникнет желания им отомстить. Но их показания мы считаем лживыми. Они хотят оклеветать Сережу.

Как говорится в апелляции, Сергей Закиров признался им в убийстве девушки. Кроме того, он подробно описал преступление. А сам разговор прошел в СИЗО, где вместе сидели.

По мнению Анастасии, эта информация вызывает сомнения. Как следует из апелляции, очных ставок между ними не проводились. Сергей Закиров не мог задать вопросы своим хулителям и обвинить их в сговоре против него. У его адвоката возможности также не было.

Между тем, на суде эти свидетели не смогли назвать дату, когда произошел тот самый разговор с Сергеем Закировым. И сами же признались, что в одной камере они не сидели. Тогда сторона обвиняемого решила проверить эти показания на достоверность, запросив необходимую информацию в СИЗО. Но судья им необоснованно отказал. Личности этих людей засекречены, поэтому разобраться самостоятельно они также не смогли.

Как призналась Анастасия, засекреченные свидетели на самом деле – подставные, которые работают на оперативных сотрудников МВД. Они дали показания с целью оклеветать ее мужа.

Судья к этой информации не прислушался и вынес приговор.

Сергею Закирову предстоит отсидеть 10 лет в колонии строгого режима. Также он выплатит семье погибшей девушки 1 миллион рублей. Его машина сейчас находится на штрафстоянке. Ее также передадут родственникам жертвы в счет погашения компенсации морального вреда.

Вместо выводов

Закировы с решением суда не согласны. Владимир Панфилов пообещал обжаловать приговор. Верховный суд Башкирии 7 ноября рассмотрит апелляцию. Об этом рассказала Анастасия Закирова:

– Мы не видим Сережу уже третий год. Очень надеюсь, что в этот раз его оправдают. Дети соскучились. Они думают, что их отец все время работает. Старшей дочери я даю читать письма, которые он отправляет нам из СИЗО. Но ей, конечно, этого мало. Младшая дочь читать пока не умеет.

Если Верховный суд не оправдает Сергея Закирова, приговор вступит в силу. Мужчина до этих пор считается подсудимым. Сейчас он находится в следственном изоляторе в Дюртюлях.

Медиакорсеть следит за развитием событий.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter