Романтика и отчаяние: Как вахтовики из Башкирии поднимают Север

Романтика и отчаяние: Как вахтовики из Башкирии поднимают Север

26 февраля 2018, 10:14
Общество
Рита Расулева
По данным официальной статистики, из республики регулярно уезжают на вахту около 148 тысяч человек.

Артур ГУБАЙДУЛЛИН. 42 года. Живет в Уфе. Работает в Новом Уренгое. Телеметрист. Занимается бурением наклонно-направленных скважин, проводит каротаж во время бурения.

- В районах Крайнего Севера и приравненных к ним работаю с 2001 года. Мое рабочее место на буровых, в отдалении от городов. График произвольный, зависит от производственной необходимости. Работать на Севере хотел с детства, и, когда появилась возможность, сразу поехал.

До работы добираюсь на самолёте, дальше автотранспортом до буровой. Проезд оплачивает работодатель. По мне, сложности в этом никакой нет, это все равно что люди ездят на работу каждый день, а я один раз туда, потом, через месяц, один раз обратно. Рабочий день начинается с получения оперативной информации происходившего на буровой в смену моего напарника. Досуг на работе однообразный, обычно это баня, просмотр ТВ и сон.

- Нет ощущения, что жизнь проходит мимо, пока ты на севере?

- Жизнь проходит мимо не больше, чем у тех, кто работает на Земле пятидневкой, имея один-два дня в неделю выходных и проводя весь световой будний день на работе. Мне, по крайней мере, проще уехать на отдых в «отдыхающую» вахту, чем людям здесь подогнать свой отдых под свой отпуск.

- Работа опасная?

- Чрезвычайные ситуации на работе были, есть и будут. У нас опасное производство, несчастные случаи неминуемы. Были и жертвы, было и причинение вреда здоровью. За все время отчётливо могу вспомнить четыре смертных несчастных случая.

- Кто едет работать на Север?

- Люди едут самые разные. Я за 17 лет видел всяких. Основная черта, думаю, у всех одна. Порядочность. Коллективы сплошь и рядом мужские. Работа нелёгкая, поэтому люди должны быть сплоченными, разборок и каких-то бытовых дрязг все стараются избегать. Если ты не принадлежишь Северу, то ты не задержишься на этой работе. По работе здесь не спрячешься за другого, не переложишь ответственность. Любителей «похалявить» за чужой счёт коллектив не примет.

- Как проводите досуг дома?

- Досуг дома у всех разный, как и у тех, кто работает на Земле. Кто-то катается на лыжах, кто-то строит дом, кто-то путешествует. Времени на отдых достаточно для всего.

- Страдают ли отношения в семье из-за долгого отсутствия?

- Отношения в семье у вахтовиков, насколько я сам интересовался, намного лучше и крепче, чем у других. Думаю, причина в том, что люди успевают соскучиться друг по другу.

- Как с оплатой труда?

- Разброс по зарплате для рабочих и инженерных специальностей таков: инженерно-технические работники - от 150-250 тысяч рублей за месяц в бурении, в зависимости от должности. Рабочим специальностям в бурении 100-170 тысяч рублей в месяц в зависимости от оклада, разряда и «северного» стажа. Но северные платят не во всех конторах.

- Рассматриваешь ли работу в Уфе?

- Моя работа даёт мне ощущение причастности. Причастности к команде единомышленников, профессионалов, специалистов международного уровня, способных решать практически любые производственные задачи. Ощущение того, что все вместе мы делаем нужное, важное и очень сложное дело, каждый день. Работу в Уфе не рассматриваю, планирую работать на Севере, пока позволит здоровье.

Раян ХАКИМОВ. 40 лет. Живет в Уфе. Работает в поселке Сабетта на восточном берегу полуострова Ямал у Обской губы Карского моря, Ямало-Ненецкий автономный округ. Занимается проектированием на заводе Ямал СПГ.

- Выпал случай - мне сделали предложение поработать в Арктике. Я ни секунды не думал. Наверное, большую роль в решении ехать на Ямал оказала романтика, навеянная книгами, фильмами и образами настоящей мужской работы. Манила неизвестность, тяготы и резкая смена обстановки. Все мои ожидания оправдались с лихвой. Я получил все, что хотел: огромные бескрайние просторы, и, с одной стороны, ощущение беспомощности себя, как песчинки, с другой стороны – почувствствовал свою могучую силу, как человека, как покорителя самых суровых северных территорий.

Там своя красота. Когда стоишь на берегу Карского моря полярной зимой. Смотришь на ледоколы, представляешь, как они уйдут сейчас по Северному морскому пути, и чувствуешь гармонию технологий и природы.

Чем еще пленяет Север - это особым отношением людей друг к другу, которое, к моему большому сожалению, не найдешь на материке. Если даже появляются какие-то разногласия, то люди с обеих сторон конфликта стараются сделать шаг назад. У большинства из них непростая, сложная судьба, кого-то привела на Север нужда, кого-то, как и меня, романтика. Кто-то целенаправленно поехал учиться ремеслу.

Считаю, что мне повезло: я увидел и принимал участие в главной технологической стройке своего поколения и мне довелось увидеть рабочих, монтажников, инженеров из более десятка стран. Несмотря на то, что все разговаривают на разных языках – итальянском, сербском, французском, китайском, очень часто на татарском, людям практически не нужны переводчики, потому что чувства, которые они испытывают в этом месте, объединяют, это чувствуется сердцем. А то, что мы чувствуем сердцем - переводить не нужно.

- С какими трудностями пришлось столкнуться?

- Тяжело переносится полярная зима. Никаких сомнений не остается, что мы дети солнца и дети огня, во тьме страшно и грустно. В современных условиях каждый работодатель, думаю, что не ошибаюсь, старается максимально облегчить и улучшить условия жизни своих работников. Конечно, несколько стесненные условия проживания в некотором смысле напрягает, но теплая чистая постель, телевидение, возможность приготовить еду самому, хотя работают столовые, сушилки, душевые кабинки - все это есть, жаловаться на это не приходится.

Самая большая проблема - это невозможность видеть свою семью каждый день. Конечно, как любой нормальный мужчина, при возможности работать рядом с домом и получать такие же деньги, выбрал бы быть рядом с семьей. Но каждый пролетающий самолет я провожал бы с тоской, не думая, что он летит куда-то на юг, а думая о том, что он летит туда, в Арктику, на Север, к друзьям, к мужской работе, к единению людей из разных стран над одной целью.

Талгат ВАЛЕЕВ. Чишминский район. Работал в Вологодской области, село Нюксеница. Прораб. Производил капитальный ремонт магистрального газопровода Пунга-Ухта-Грязовец. Есть опыт работы в Нефтеюганске, на Приобском месторождении, где строил водоводы высокого давления для нефтяных кустов.

- На севере ты изолирован от мира, работаешь на месторождении. Среди рабочих все разговоры про деньги, про зарплату. Это объяснимо: труд тяжелый и все мысли о том, лишь бы заплатили, что обещали. Я работал в Нефтеюганске в 2006 году – тогда получал 70 тысяч, недавно приехал из Вологодской области – привез 65. Зарплата не растет. И это не парит работодателя, его не пугает, что люди уедут домой и не приедут назад. Говорят – «Мы построим трубу на текучке». Кто приехал на работу, мало у кого хватает смелости развернуться и уехать назад. Люди же приехали зарабатывать, кататься туда-сюда нет возможности, некоторые приезжают на последние деньги. А если приехал – работаешь честно, потому что твой результат сразу виден.

- Зачем люди едут на Север?

- Каждый едет за своим. Но прежде всего – за деньгами. Я ехал, чтобы сменить обстановку и самореализоваться. Сколько работал, я не разу не встретил там романтика в зрелом возрасте. В основном там люди от 20 до 65 лет. Один пожилой уже мастер говорил: «Я еду, чтобы заработать на пару блоков сигарет». Дети выросли, ему много уже не надо. С учетом того, что деньги, пока находишься на вахте, не нужны – кормят, билеты покупают, возвращаешься домой с деньгами. Кто-то едет работать вахтами, потому что негде жить. Ситуации бывают разные.

- Какой график работы? Как проводите досуг?

- Утром просыпаешься, в семь оперативка. Позавтракал, сел на вахту, поехал на трассу. Обед привозят, поел, отработал. Вечером приехал – в восемь снова оперативка, она длится час-полтора. Работа идет, как правило, в две смены. Каждый день, каждая смена приносит результат – задействована техника, задействованы люди, всегда движение вперед, либо идут подготовительные работы. Обычно днем перегоняем технику, производим работы, которые нельзя ночью выполнить. Досуг – баня. Кто-то телевизор смотрит, книги читает. Живут рабочие в мобильных вагончиках-кедрах.

- Какие качества характера нужны, чтобы успешно работать в суровых условиях?

- Если будет желание – все можно превозмочь. Надо быть лояльным к людям, неконфликтным, сдержанным. Человек на Севере как на ладони. Здесь не приживутся провокаторы. Саботажники. Лодыри, обманщики. Агрессивные, высокомерные люди. Люди со временем себя показывают, свой уровень, как к ним относится. На кого-то надо поднажать, с кем-то кофе попить. Важно контролировать психоэмоционнальное состояние рабочих, подчиненных. Всегда быть в контакте. Никогда на дешевом авторитете не выедешь, нужно постоянно личным примером доказывать, что ты руководитель, профессионал.

Например, есть трубовозы, за ночь они должны сделать три рейса, стропальщики должны загрузить. Стропальщики не загрузят – все, кран стоит. Я всегда говорил, каждый человек, начиная с банщиков, уборщиков туалетов, заканчивая руководителем участка – все люди одной цепочки, если любого убрать – все порушится. У всех разные обязанности, но все находятся в равных условиях. У кого-то больше ответственности, кто-то больше физически пашет. Но строительство трубы возможно только на признаке морального равенства.

- Были ли чрезвычайные ситуации на работе?

- Среди людей моей профессии ходит негласное жизненное наблюдение: каждая трасса забирает одного человека. И с каждым разом это правило подтверждается. Везде работаешь на грани, опыт позволяет – знаешь, что можно, а что нельзя. Максимально безопасно стараюсь работать, подстраховаться, где есть возможность. Уже не делаешь необдуманных шагов.

- Люди понимают?

- Нет, они теряют чувство опасности, из-за того, что долго уже работают. Где-то и бравада бывает, и усталость, когда ходят под трубой. Сотни тонн поднимается краном на тросах, раз говоришь, два, отвечают: «Ничего не будет – миллион раз так делал». Иногда за шкирку приходится из-под трубы вытаскивать. Я никогда не понимал, почему они так делают. Либо быстрее хотят сделать, чтобы полегче было. Мне в этот момент частенько, мягко говоря, некомфортно. Постоянно адреналин.

- В каких условиях приходится работать?

- Это Север. То дождь, то снег, температура постоянно колеблется от минус 5 до минус 20, смотря откуда ветер подует. Небо низкое, влажность высокая, болото.

- Если кто-то себя плохо почувствует – что делать?

- Штатный медик есть, если потребуется – местная больница.

- Почему поехал на Север?

- Первый раз – думал, вахта – два месяца работать, месяц отдыхать, удобно. И интересно было – смогу или не смогу?

- Ты бы поехал еще раз?

- Сложно сказать. Хочется уже более комфортных условий и проживания, и работы. В республике тоже работал вахтами, производили капитальный ремонт газопровода. Работая в Башкирии и не бывая с родными долгое время – все равно знаешь, что ты в полутора часах езды от дома. Спокойнее работать, когда уверен, что случае чего, в кратчайшие сроки ты появишься на пороге. Идеально, если в Башкирии были бы такие стройки. Но все равно, я не хотел бы, чтобы мои дети работали в таких условиях. Мы-то вроде ладно, уже привыкли ко всем суровостям и сложностям. Но чтобы близкие проходили подобное – не хотелось бы.

Константин САМОЙЛОВ, Мишкинский район. Работает оператором по капитальному ремонту скважин в городе Пойковском, Ханты-Мансийский автонономный округ.

- Чем меня привлекает работа на Севере? Стабильностью. Я знаю, когда уеду на работу, когда приеду домой. Сколько заработаю. Можно в жизни что-то планировать. Если денег не хватает – взять кредит, например.

- Сколько лет работаешь?

- Уже десять лет. Благодаря работе, строим дом. Поменяли вторую машину. Родственников, которые могли бы помочь – нет, родители в лучшем из миров, поэтому искать и ждать поддержки не откуда, все с супругой самостоятельно. Конечно, большой минус вахтовой работы – очень скучаю по семье, дети тоскуют. Когда я на работе – весь быт и забота о наших двух детях на плечах жены.

- Как с зарплатой?

- За пятнадцать дней при дневных сменах с полярными надбавками получаю около 43 тысяч рублей, если работать по ночам, то выходит пятьдесят.

- Если бы была возможность, работал бы дома?

- Конечно! Выезжаю от безвыходности – у нас 80 процентов жителей района ездят. Тяжелая работа, мороз-не мороз, грязь-не грязь, но работать надо, семью кормить надо. Деньги просто так никто не принесет.

- Какие качества нужны, чтобы работать на Севере?

- Главное – это желание заработать деньги, прокормить семью. И здоровье. Брат приехал на праздники – рассказывает, что с его вахты за месяц увезли троих в цинковых гробах. На моей памяти, только знакомых моих, умерло пять. Север есть север, проглотит, и имени не спросит. Так что здоровье действительно должно быть крепким, и не на бумажке, а на самом деле. С болезнями сердца, с давлением там делать нечего. Такие перепады температуры – от минус 43 до минус 10 и здоровый человек с трудом переносит.

- Планируешь завершать карьеру на Севере?

- Достроим дом, отучим детей – и все. Буду работать за 10-15 тысяч рублей дома, согласен и на это. Но пока позволяет здоровье - поезжу еще.

Ситуацию, сложившуюся в сфере вахтовой миграции, комментирует кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра изучения человеческого потенциала Института стратегических исследований Республики Башкортостан Гульдар ХИЛАЖЕВА.

- Исследователи вахтовой миграции считают, что социальная проблема данного явления в том, что вахтовтики – невидимая для государства социальная категория: они сами решают свои социальные проблемы, материальные вопросы. Объектом социальной политики они не являются.

На уровне официальной статистики временную трудовую миграцию фиксировать крайне сложно. Однако в последнее время ситуация начала меняться: власть «увидела» этих людей. В 2011 году Росстат впервые начали фиксировать эту категорию через показатель «численность лиц, работающих за пределами своего региона». С 2011 по 2016 год в целом по России численность этих лиц выросла на 700 тысяч – сейчас составляет около 2 млн человек. По Башкирии их численность выросла за пять лет со 113 тысячи до 148 тысяч человек. Динамика значительная: предполагаем, что есть еще огромная армия неучтенных вахтовиков.

Согласно данным Росстата, в Башкирии доля вахтовиков, от числа лиц, занятых в экономике, составляют около восьми процентов. По сравнению с другими регионами, мы находимся в середине этого рейтинга. Выше показатели у Московской области – там выезжают в столицу 18 процентов, и Республика Адыгея – 17 процентов. Менее 1 процента – Москва, среди регионов Поволжья - Татарстан и Самарская область. Можно сделать вывод, что регионы, откуда не выезжают – благополучные. Там есть, где работать и где заработать.

Так как республика один из многочисленных регионов – мы лидируем по численности выезжающих - 148 тысяч человек (вторые после Московской области), затем следует Чувашия.

Главные причины этого явления: люди не могут реализовать свой трудовой потенциал и получать тот уровень зарплат, который бы им позволил содержать себя, свои семьи там, где они проживают. Это «выталкивает» людей за пределы республики на временные заработки.

Причем по результатам соцопроса, проведенного Институтом стратегических исследований РБ в 2015 г., основная масса вахтовиков – это жители сельской местности и малых городов, т.е. именно здесь люди не востребованы, у них нет возможности реализовать свой потенциал. Так, если среди уфимских респондентов доля вахтовиков составила 4,5 процента, в других городах – более 11 процента, то в сельской местности – 65 процента.

Около 80% вахтовикоов – это мужчины. Женщины также надолго покидают свои родные дома в целях заработка. Согласно нашим социологическим данным, в зависимости от того, какой у них брачный статус, они предпринимают разные стратегии экономического и миграционного поведения. Так, среди мужчин-вахтовиков основная масса – это семейные мужчины, которые представляют возраста до 54 лет. Среди женщин, наоборот, большую часть составляют те, кто не состоит в браке, в основном молодых возрастных групп.

Женщины стремятся больше работать вахтовым методом в пределах республики, мужчины – выезжать в другие регионы.

- Нужно ли ограничивать вахтовую миграцию?

- У вахтовой миграции, как у любого социального явления, есть и положительные, и отрицательные стороны. Безусловно, ее положительная роль в том, что она помогает людям решать экономические проблемы семьи. В селах и малых городах вахтовая миграция - один эффективных инструментов решения вопросов занятости, повышения уровня жизни. Но если это становится единственной формой приложения труда и у людей нет других альтернатив – то это говорит о серьезных проблемах в экономике, на рынке туда, о том, что государство не в состоянии людям предложить другие формы занятости. У человека должен быть выбор – может ли он реализовать свой потенциал там, где он проживает или выехать. В Башкирии вахтовая миграция чаще всего имеет «вынужденный» характер, не от хорошей жизни люди надолго покидают свои семьи.

Среди негативных сторон вахтовой миграции можно отметить то, что она серьезно «бьет» по состоянию здоровья ее участников, ведь это в основном – тяжелый физический труд и не всегда там, где они работают придерживаются норм охраны труда и здоровья.

Эта проблема является следствием другой – защитой юридических, трудовых прав вахтовых мигрантов, находятся ли их отношения с работодателем в правовом поле. Например, в нормативных актах есть ограничение на работу женщин вахтовым методом. Если у вахтовика не оформлены отношения с работодателем, то он попадает в очень сложные ситуации в плане условий труда, его оплаты, проживания, а также социальных гарантий.

Другая проблема, на первый взгляд, невидимая – это то, в каких условиях оказываются семьи вахтовиков, когда кто-либо из супругов, родителей длительно отсутствует? Как переживает это испытание семья? Речь идет не только об отношениях между супругами, но и о детско-родительских отношениях. Ведь одна из важных функций семьи – это воспитание детей.

Хотя есть западные исследователи трудовой миграции, которые утверждают, что в таких отношениях, при современных уровнях коммуникации (скайп, мессенджеры и т.д.) можно и на расстоянии успешно выполнять свои родительские обязанности и проявлять заботу о своих близких.

Есть такие исследования, где пытаются показать, насколько длительное отсутствие супругов отразилось на стабильности супружеских отношений. По Башкирии таких эмпирических исследований нет. Мы планируем провести исследование среди вахтовиков и членов семей и понять, как выстраиваются их отношения в семьях, как они трансформируются и т.д.

В России приняли план мероприятий по повышению мобильности граждан в 2014-2018 годах и Концепцию миграционной политики РФ до 2025 года, где одним из направлений обозначено развитие разных форм временной пространственной мобильности, гибких форм занятости и гибкого графика работы. В аналогичной концепции Башкирии указана необходимость создания условий для вахтовой миграции. Власть говорит о том, что трудовую мобильность надо развивать. Однако, если говорить о социально-экономических интересах республики, об интересах людей, которые здесь проживают, надо стремиться к тому, чтобы они могли работать и получать достойную зарплату не где-то далеко, а там, где живут они сами, где живут их семьи и растут дети.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter