История бесценна: в Уфе семью врачей заставляют платить 25 млн за снос ветхого дома

История бесценна: в Уфе семью врачей заставляют платить 25 млн за снос ветхого дома

23 декабря 2019, 18:48ОбществоТатьяна МайороваPhoto: Mkset.ru
Уфимцы Гульнур и Финат Нигмановы считают, что стали жертвами бюрократического произвола.

Напомним, на днях Ленинский районный суд Уфы принял решение о том, что уфимский врач Финат Нигманов должен возместить стоимость разработки научно-проектной документации и прочих работ, необходимых для восстановления старинного здания, которое располагалось по улице Нехаева, 110 в столице республики.

Сумма иска составила 25 млн рублей. Вдобавок Верховный суд РБ также привлек Нигманова к ответственности за административное правонарушение по ч. 3 ст. 7.13 КоАП РФ и обязал его уплатить штраф в размере 40 тысяч рублей.

- Чиновники Башкультнаследия сами грубо нарушили закон (нет экспертизы объекта, нет уведомления собственника, нет отметки в регпалате, нет охранной грамоты, нет таблички - ничего нет!). Зато Ленинский суд вынес решение о выплате 25 миллионов! Очень хочется узнать, о чем думал судья и где была его совесть.

Со своим решением суд мог бы выдать нам кусок мыла и веревку, - разместила такой пост на своей странице в соцсетях Гульнур Нигманова, которая к слову, в прошлом году получила звание «Онколог года» в Башкирии, объехала с бесплатными лекциями о профилактике онкологических заболеваний всю республику. - Во всей этой ситуации я очень благодарна РОВД Ленинского района. Культнаследие хотело против нас возбудить и уголовное дело, и административное, и гражданское (просто убить нас!). После расследования полиция не нашла состава преступления и отказали в возбуждении уголовном деле. Зато отметили халатность в работе Башкультнаследия, материалы отправила в прокуратуру и следком, но оттуда – тишина. Чиновники могут делать все, что хотят. Их халатность стоила нам 25 миллионов.

Гульнур Хамзеевну все знают как улыбчивого и жизнерадостного человека, говорят, она внушает пациентам надежду на спасение, прежде всего, своей улыбкой. Но история с этим злополучным зданием её совершенно выбила из колеи. Супруги Нигмановы уже проклинают тот день, когда связались с этим земельным участком и домом. Здание и участок семья купила три года назад у прежней собственницы (своей знакомой) за 900 тысяч рублей, из них стоимость дома составила 700 тысяч и 200 тысяч было уплачено за землю.

- Когда мы оформляли сделку купли-продажи, спрашивали у предыдущей собственницы, не является ли дом памятником архитектуры. Но она дала отрицательный ответ и даже уточнила, что объект расположен в границах красной линии запроектированной улицы, которая считается территорией общего пользования, зарезервированной для муниципальных нужд. Бывшая собственница даже имела справку из Главархитектуры о том, что дом подлежит сносу. Мы проверили информацию в Росреестре, но и там никаких данных об обременении не нашли, - рассказала Медиакорсети Гульнур Нигманова.

Часть дома (примерно четверть) до последнего времени перед продажей еще оставалась жилой, но и то, по словам Гульнур Хамзеевны, все там держалось «на честном слове». Поначалу супруги Нигмановы рассматривали вариант восстановления дома. Но его обследование показало, что степень износа конструкций уже стала представлять опасность для окружающих. На фотографиях хорошо видно, что стены старинного строения перечеркнуты трещинами, внутри попадали потолочные балки и провалились полы. На крыше и выступах стен даже выросли деревья – до такой степени здание было заброшено. Ремонтировать его было нереально.

Вдобавок, когда в марте текущего года Финат Нигманов обратился в администрацию города за разрешением на реконструкцию дома, в мэрии ответили, что строительство и реконструкция индивидуального жилого строения не относятся к разрешенным видам использования данного участка. Говоря проще, реконструкцию этого дома провести не разрешили. Это укрепило Нигмановых в намерении все-таки снести дом и построить на его участке другой. О своем намерении сносить дом Финат, по его словам, уведомил Главархитектуру и чуть позже получил ответ, что информация принята к сведению.

И тут, откуда ни возьмись, появились представители Управления по госохране культурного наследия (Башкультнаследие) и заявили, что дом является выявленным объектом культурного наследия и по этой причине сносу не подлежит. По факту его сноса было подготовлено обращение в суд и полицию. Полиция отказала в возбуждении уголовного дела, а суд принял иск в работу. Разбирательство завершилось непомерным штрафом, обосновать который не получается при всем желании.

По мнению экспертов, которых опросила Медиакорсеть, с формальной стороны Башкультнаследие право в том смысле, что по закону собственник здания отвечает целиком и полностью за его состояние. Незнание закона от ответственности не освобождает. Однако само ведомство, которое должно отвечать за охрану исторических памятников, как выясняется, не спешит четко исполнять свои обязанности.

К примеру, недавно на круглом столе Совета по правам человека при главе РБ, посвященном теме охраны культурного наследия, как раз поднимался вопрос о том, что Башкультнаследие должно своевременно регистрировать наличие обременения на зданиях в Росреестре. Кроме них делать это больше никто не вправе. Однако представители ведомства каждый раз на подобные претензии отвечают, что соответствующий закон позволяет им решать вопросы регистрации обременения памятников культуры до 2021 года.

Очевидно, что в ситуацию, подобную той, в которой оказались Нигмановы, по незнанию может попасть любой человек. Не все догадываются, что нужно проверять статус дома в перечне на сайте Башкультнаследия, ведь обычно актуальная информация имеется в Росреестре.

Отметим, что подобные бюрократические «сюрпризы» от Башкультнаследия имели место и ранее. Именно в таком стиле данное ведомство привычно строит свою работу с собственниками зданий и земельных участков. Мы писали о похожей ситуации.

- С учетом нашего негативного опыта общения с контролирующими органами мы считаем, что в любой работе по сохранению объектов культурного наследия самое важное - это прозрачность и понятность. В этом процессе важно все: люди, которые в нем проживают, город, инвестор (если он есть) и надзорный орган. Только вследствие диалога между ними будет возможно учесть интересы всех сторон и избежать различных конфликтов, которые, как правило, возникают на пустом месте. Пока этого диалога в реальности нет, и мы видим множество примеров негативных последствий как для людей, так и для города и самих объектов, - поделился мнением Иван Зорин, руководитель отдела маркетинга Группы компаний «Жилстройинвест», которая занимается жилищной застройкой, попутно реставрирует старинные здания, но все равно получая критику от Башкультнаследия.

К слову говоря, представители Башкультнаследия сообщили журналистам, что сумму возмещения после сноса дома супругами Нигмановыми рассчитывалась до подачи иска специализированной организацией. Это деньги, необходимые на разработку проекта и само восстановление разрушенного здания. Они зависят во многом от размеров постройки. Почему-то в экспертизе указаны 750 квадратных метров постройки, хотя, по данным Росреестра, площадь дома не превышает 245 кв. метров. Откуда взялись еще полтысячи «квадратов», непонятно.

При этом, похоже, Башкультнаследие представляет собой яркий пример организации, в которой меньше всего беспокоятся о людях. В данном ведомстве откровенно не считают, что должны оповещать собственника о том, что купленное им здание является памятником архитектуры.

- Этот дом был включен в перечень выявленных объектов культурного наследия, - заявил начальник отдела госнадзора и правовой работы Башкультнаследия Ильнур Лукманов в комментарии изданию «Аргументы и факты». – Информация об этом есть в открытом доступе. Она есть у нас на сайте, кроме того есть правила землепользования и застройки городского округа, которые обязательны для исполнения всеми лицами, проживающими на территории Уфы. По любым работам на объекте, вопросам приобретения и продажи гражданин должен смотреть эти документы.

...Возвращаясь к ситуации с врачами Нигмановыми, все происшедшее вполне можно считать «подставой» со стороны чиновников. Ибо жить в доме было нереально из-за его ветхого состояния, а реставрировать дом власти запретили. Таким образом, бюрократический круг замкнулся. Попытка выйти из него обернулась для Нигмановых судебным решением и штрафом в 25 млн рублей.

Гульнур и Финат Нигмановы сейчас пребывают в отчаянии. Да, они не нищие, но и не миллионеры, на жизнь зарабатывают своим трудом. Для того, чтобы найти 25 млн рублей, им придется распродать почти все свое имущество и остаться ни с чем.

Медиакорсеть следит за ситуацией.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter