Кладбище на Курочкиной горе в Уфе: дело сдвинулось с мертвой точки

Кладбище на Курочкиной горе в Уфе: дело сдвинулось с мертвой точки

23 августа 2017, 13:23
Общество
Шамиль ВАЛЕЕВ
Photo: Шамиль Валеев
Медиакорсеть совместно с представителями «Союза машиностроителей» и членами Народного фронта отправилась на место захоронения на Курочкиной горе.

Когда из местной ячейки «Союза машиностроителей» (в данном случае это работники УМПО) отозвались на призыв регионального штаб ОНФ навести порядок на территории воинских захоронений на Курочкиной горе, в штабе удивились и обрадовались. Дело в том, что из-за множества телесюжетов и информационных сообщений, среди горожан сложилось мнение, что на горе существует какое-то кладбище.

Место тайн, загадок и бурелома

На самом деле, «кладбище» представляет собой непроходимый бурелом на горе, в котором трудно отыскать надгробия. Судя по рассказам местных жителей, Курочкина гора была в те годы лысой, то есть, без леса. Сюда относили покойников из будущего Сталинского района Уфы, еще, наверное, со времен капитана Черникова.

Несмотря на то, что Курочкина гора часто упоминается в рассказах жителей Черниковки, место это слабопосещаемое, от слова «совсем». Чтобы добраться до него, нужно найти знаменитый круглый дом на Вологодской, пройти до края города по Кольцевой, которая почему-то здесь, несмотря на название, заканчивается. Где-то между гаражами здесь можно найти проход ж/д-станцию с родным для каждого черниковца названием Шугуровка.

Оставив там машины и автобус, опрыскавшись от комаров и клещей, мы перешли пути и углубились в чащу бывших, судя по яблоням, садов. Союзмашевцы числом в 25 человек во главе с замруководителя региональной ячейки Алексеем Слепнёвым, уже обогнали нас, членов регионального штаба Народного фронта.

К счастью, ожидаемых комаров не было, среди заводчан были те, кто уже знал дорогу.

Сад расходящихся тропок был населен: на колонну в синих кепках с удивлением и некоторым недоверием смотрели из-под одичаших яблонь небритые люди — очевидно, в организованном виде здесь мало, что происходит, да и посетителей бывает немного.

Речка Шугуровка оказалась небольшим полноводным ручьём, через которую был перекинут мостик «анженерной конструкции» - две металлические трубы и высокие перила, переправа добавляла ощущения турпохода.

Добравшись до Курочкиной горы, мы повернули налево по тропке и, немного плутая по сосняку, дошли до ориентира - опоры ЛЭП на технологической просеке. По дороге, конечно попадались следы недавних трапез и пикников. Но из-за отсутствия автодороги - не так много, как ожидалось: основной ущерб чистоте и экологии наносят совсем не бомжи.

После «энергетической» просеки начинается бурелом и кусты дикой малины: на деревьях - следы верхового пожара, который был здесь в 2011 году. До самих разбросанных по горе металлических памятников продираться приходится с большим трудом. ОНФ-овцы Мурат и Дмитрий идут впереди, их скорее слышно по треску сучьев, чем видно. Натыкаемся на три православных креста - это «гражданское» захоронение старого заброшенного кладбища.

Представитель Союза машиностроителей Слепнёв рассказывает всем о смысле этой эколого-патриотической акции: здесь могут быть похоронены и те, кто строил авиамоторный завод. «Фронтовики» рассказывают о том, как узнали об это месте и об уже установленных по базам данных бойцах РККА, которые лежат здесь. Самое главное - о том, что подвиг солдат, которые умерли от тяжелых ран в госпитале, ничем не меньше подвига тех, кто погиб непосредственно на поле боя. Просто прожили они чуть дольше. Я попытался обьяснить, что откладывать некуда: скоро от этих могил ничего не останется.

Чуть поодаль, через 50 метров непролазного бурелома, после некоторой заминки, находим два невысоких металлических обелиска, покрашенных серебрянкой, с красными звездами на верхушках. ОНФ-овцы говорят, что это стандартные памятники, с конструкцией, рекомендованной Наркоматом обороны в те годы для воинских захоронений. Над ними висит пластмассовый щит, на котором написано, что здесь находится: это работа одного энтузиаста, который водил сюда школьников в нулевые годы.

Пока мы ищем другие могилы, разбросанные по лесу, парни принялись за работу, нарезая себе задачи самостоятельно.

На данном этапе они очевидны: расчистить полянку от завалов горелого леса и кустов, проложить «просеку» к ней от опоры ЛЭП, куда еще можно как-то дойти.

Мотопилой ровняются пеньки, разрубаются лежащие трухлявые стволы, выстригаются кусты и уже через час работы образуется поляна, залитая солнцем: жара стоит неожиданная для этого лета — 29 градусов.

Часть заводчан рассредотачивается в буреломе в поиске новых могил. Чуть поодаль находят - новую красную звездочку с табличкой «умер в 1944 году» и бетонный обелиск с арабской графикой и цифрой 1940 - явно хоронили мусульманина, до войны.

Часть могил имеют явно гражданский характер: кладбище на Курочкиной горе исправно функционировало, судя по табличкам, до сороковых годов. Несмотря на то, что в паре километров отсюда, у Тимашевского переезда, функционировало Лопатинское кладбище, закрытое лишь к началу 70-х. Там, кстати, находится мемориал на месте братской могилы немецких и венгерских военнопленных. В куда более ухоженном состоянии, чем захоронения воинов-победителей.

«Ничья» земля

В этой истории есть и загадка. Так называемое Тимашевское или, «по-научному», Северное кладбище работает с 1972 года. Ближайшее к этому месту кладбище тех лет - Сергиевское, у современной улицы Рабкоров - примерно в 20 километрах от этих мест.

Здесь располагался госпиталь 3766 (5917) и здесь же «разгружались» санитарные поезда, прибывающие с фронта. По данным поисковика Владимира Волкова, опубликованным в «Электрогазете», те, кто умер в этом госпитале, официально захоронены на Сергиевском кладбище (29 человек) и один - на Мусульманском, в 25 километрах.

На бумагах и в ОБД есть только два военных покойника на Курочкиной - красноармейцы полка НКВД, которых «убило поездом» 8 марта 1945 года.

Но только на той поляне, которую расчистили вчера - три армейских обелиска, причем один из них датирован 1944 годом. И это ржавое и гнутое свидетельство - красноречивее всех бумаг. А сколько могил еще найдется в буреломе - неизвестно. Тем более, что могил с фамилиями из списка потерь черниковского эвакогоспиталя - на Сергиевском всего несколько.

По ходу работы лица у ребят прояснялись: «Впервые в таком деле, - рассказал мне, немного смущаясь, высокий парень. - И мне, можно сказать, приятно здесь поработать».

Девушка из Союзмаша, Люция, прямо на месте напилила в своем телефоне трогательный и уместно пафосный видеоролик в стиле фильмов Спилберга, который наша редакция нашла потом в паблике «Подслушано УМПО», его за полсуток посмотрели 3000 человек.

К половине третьего поляна уже была расчищена, дорога к ориентировочной опоре ЛЭП протоптана, крупные сучья были убраны. По крайней мере, добраться пешком сюда можно.

После того, как сопредседатели ОНФ рассказали в конце прошлого года главе Башкирии о состоянии горы, уфимским властям дали поручение привести захоронения в достойный вид. Где-то в недрах администрации уже разрабатывается проект мемориального комплекса. Помимо архивных, есть и другие сложности бумажного характера: земля эта, судя по карте на сайте Росреестра, «ничья». Валить здесь перестойные, горелые деревья тоже без должного оформления нельзя. Практический шаг к созданию нового места памяти на карте Уфы, получается, сделан сейчас, при участии регионального штаба ОНФ, башкирского отделения Союза машиностроителей РФ и Калининского района, который предоставил работников с мотопилами.

Теперь на место как минимум трех воинских захоронений можно пройти. Встал вопрос навигации - видимо, следующим этапом будет развешивание табличек-указателей на деревья вдоль троп, ведуших к ним. Постепенно, во многом благодаря управляющему директору УМПО ОДК Евгению Семивеличенко, который сам оказался выходцем из близлежащих дворов, узнал о захоронениях из публикаций, и предложил помощь.

Наверное, со временем появится и мостик через Шугуровку, по которому можно будет спокойно идти, откроются и тайны истории, и у уфимцев появится новая точка, где можно отдать дань памяти героям великой войны, оставшимся навечно в Черниковке. Дело с мертвой точки сдвинулось.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter