«В мой адрес часто звучат несправедливые обвинения»: Олег Байдин дал интервью Mkset

 «В мой адрес часто звучат несправедливые обвинения»: Олег Байдин дал интервью Mkset
«В мой адрес часто звучат несправедливые обвинения»: Олег Байдин дал интервью Mkset
22 сентября 2020, 14:50ОбществоКарина МамаеваФото: Mkset.ru
Последний год работа главархитектуры Уфы и ее руководителя, Олега Байдина, подвергается постоянной критике. На прошлой неделе премьер-министр Башкирии фактически обвинил его в сложившейся ситуации со стройкой на Руставели 5. Журналист «Медиакорсети» Карина Мамаева встретилась с Байдиным, чтобы услышать его точку зрения

Примечание редакции: Интервью с Олегом Байдиным было записано в пятницу, 18 сентября, до того как на улице советской началась вырубка лип, против которой выступали городские активисты и местные жители.

—Андрей Назаров накануне сказал, что главный архитектор в Уфе не имел права давать положительное заключение на застройку рядом с домом на Руставели, 5, против которой активно выступали местные жители. Фактически в сложившейся ситуации он обвинил вас.

— Я возражал по поводу этой застройки, но в рамках действующей нормативной базы это возможно. Само принятие решения о застройке многоуровневое. Разрешение на строительство Главархитектура не выдает, тем более не проводит экспертизу проектной документации. Застройка на Шота Руставели велась в рамках договора развития застроенной территории, который был заключен по результатам аукциона. В заключении таких договоров решение принимает ряд структурных подразделений администрации, где Главархитекутра не участвует. Учет позиции профессиональных архитекторов не предусмотрен, да и к экспертным мнениям вообще с подозрением относятся.

Я считаю, так строить жилые объекты нельзя! Сама постановка домов, когда из окна в окно 12 метров, на мой взгляд, недопустима. Но на федеральном уровне запретов на этот счет нет. Есть рекомендательные нормы, применение которых остаётся на совести застройщика и проектировщика. В этом году, дополнительно принято постановление Правительства РФ, согласно которому 30% ГОСТов, СНиПов и других строительных норм становятся рекомендательными. Поэтому орган местного самоуправления ограничен, а зачастую и полностью связан в ситуации по рассмотрению проектной документации на объект. Были случаи, когда мы обнаруживали конкретные нарушения в проектной документации и писали письма в Минстрой России и СРО о необходимости принятия мер, однако наши обращения так и остались без ответа.

Незадолго до приезда на стройку Радия Хабирова я приглашал на встречу всех застройщиков и проектировщиков Уфы. В рамках работы с Генпланом мы разработали новую версию нормативов градопроектирования. Реакция была достаточно негативной, ведь речь идет об ограничении выходов и площадей для застройки, которые вводятся для комфортного проживания жителей. Мы получили от них один ответ: «Не нужно усложнять». А норматив разрабатывался в том числе и в целях недопущения подобных ситуаций. В нём, кстати, закреплен запрет на строительство "окно в окно" – один из значимых вопросов в конфликте на Шота Руставели.

Фото: Mkset.ru

В мой адрес часто звучат подобные обвинения, несправедливые, порой обидные. Я возглавляю учреждение «Главархитектура», у которого с прежних времен осталось название, но ряд функций сегодня передан другим ведомствам. Никаких серьезных разрешительных полномочий у нас давно нет, а привычка предъявлять нам претензии со стороны общества осталась.

— Другой конфликт, пусть и менее масштабный, вызвала история с липами на улице Советской.

— Мы провели общественные слушания по этому проекту в 2020 году. Есть все материалы с этого мероприятия, любой желающий может с ними ознакомиться. Ни одного возражения по этому поводу тогда не было. Я это себе объясняю так, что проект сам по себе очень объемный и людям, просто выслушав доклад, трудно уловить все нюансы. Поднятая некоторыми общественниками волна привлекла к обсуждению и населением республики. Люди, не вникая в детали проекта, не ознакомившись с ним, поддались спровоцированному настроению. При этом большая часть жителей ко мне приходила, есть протокол, где они не против замены деревьев.

А между тем, в разработке концепции принимали участие многие эксперты и представители науки. Например, была проведена биоэкспертиза, которая выявила, что состояние половины деревьев уже неудовлетворительное. Одно из деревьев, намеченное к сохранению, подгнив окончательно, упало прямо во время осмотра. То есть речь уже идет не об архитектурных решениях, а о простом соблюдении санитарных и биологических норм. В настоящее время по насаждениям на Советской площади найден компромисс: останутся деревья, которые смогут простоять в течение 5-6 лет. Остальная часть будет заменена.

— После выступления Назарова появились слухи о вашем увольнении.

— Я не буду комментировать слухи. У меня такой информации нет. Вообще говоря, мы, архитекторы, относимся к той категории людей, которые всегда творят и находятся под влиянием очередной идеи о красоте и совершенстве форм. Очень немногие из нас легко соглашаются сменить это состояние творческого полета на рутинные отчеты и кабинетную суету. Вместе с тем, я не долгое время на административной должности и вижу, как должны быть настроены процессы.

На мой взгляд, какое бы учреждение ни было определено ответственным за направление общественного развития, без соответствующих полномочий все попытки что-то улучшить или привнести – тщетны и равны «нулю». Я уже говорил о «Главархитектуре», которая утратила большую часть своих полномочий, став безоружной и оттого еще более виноватой.

Фото: Mkset.ru

— Вообще, точечная застройка может быть хорошим решением?

—Точечная застройка имеет свои плюсы и минусы. Нужно рассматривать каждый такой случай отдельно. Есть люди, которые хотят жить в центре города, но в новом доме, и их немало. Для них точечная застройка – это идеальный вариант, а для соседних домов нет. Но в отличие от комплексной застройки, такие дома зачастую не интегрируются в сложившуюся среду, но здесь уже нужно вести речь об этике, профессиональной и человеческой. Ну и, конечно, об уровне профессионализма.

К сожалению, у нас по городу много случаев, когда среди существующих объектов, в том числе и жилых домов, была просто втиснута многоэтажка, тогда как по документации, планировке территории некоторые объекты должны были быть расселены или снесены. Но, то ли по цене не договорились, то ли застройщик просто не стал нести расходы, и в результате появляется очередная точка напряжения. Поэтому я думаю, что точечная застройка – это всего лишь инструмент, которым необходимо пользоваться грамотно, просчитывая все возможные риски и учитывая мнение населения.

— В 2020 году в Генплан по развитию Уфы внесли очередные изменения. Если честно, в этих документах всегда все звучит красиво: новые транспортные развязки, фуникулеры, соединяющие разные части города. Однако большинство таких проектов не реализуются. Почему генплан называют недостигаемой мечтой?

— Сразу хочу уточнить, изменения касались действующего генерального плана и связаны с картой размещения общеобразовательных и дошкольных учреждений. Необходимо было срочно их внести просто для того, чтобы можно было строить. Слишком долго генплан не приводился в соответствии с законодательством. И это только одна из задач. Сейчас в соответствии с муниципальным контрактом разрабатывается новый генплан.

Сегодня генплан активно обсуждается и идет мощная атака на него. Ведь это единственный документ согласия между властью, бизнесом и жителями города. Есть противники, есть и защитники. И нам отрадно, что общество не инертно, пытается определить для себя наилучшие перспективы. Хотя зачастую противостояние возникает из-за непонимания, что регулирует генплан и для чего он.

Но все мы разные, наше общество неоднородно: кому-то нравятся индустриальное развитие, кому-то рекреация, кому-то повсеместно нужны парковки и широкие автомагистрали. Потому процесс создания, последующего обсуждения и принятия – дело не одного дня.

— В рамках обсуждения Генплана было озвучено решение вернуть в город трамваи. Чем оно обосновано?

— Если мы берем курс на комфортный город, то это город, где люди, как обеспеченные, так и среднего достатка, передвигаются на общественном транспорте, а не на личном автомобиле. Если говорить о переходе на общественный транспорт, то трамвай – это базовое решение. Трамваи призваны решить главную задачу города – это обеспечение связанности маршрутов дальнего расстояния, при значительно меньших, чем метро, затратах.

Мы предполагали соединить не только север с югом, но и модернизировать их, вернуть трамваи на улицу Ленина, проложить дополнительные линии, подключить Инорс, Сипайлово. У нас предложение по трамваям эффективное, возвратное, разумное. По прикидкам сумма понадобится значительная – порядка 65 миллиардов рублей.

Фото:pixabay.com

Проект мы подготовили, у нас есть поручение президента страны и инвестор. Как у любого большого серьезного решения, у нашего проекта есть сторонники и противники. Первые отмечают наличие трамвайных трасс, которые наиболее эффективны и полезны для города, чем остальные виды транспорта. Сложность решения по трамваям еще и в том, что уполномоченными органами принимаются много самых разных решений, включая смену трассировки. А это в разы увеличивает затраты и сроки реализации. В таком случае мы становимся не интересными инвесторам.

— Говоря о «противниках трамвая», вы кого-то конкретного имеете в виду?

— За любым мнением стоит интерес. Если возрождение трамвайного движения кому-то может ударить по карману, то эти субъекты хозяйственной деятельности однозначно будут такое решение критиковать.

— Процесс создания проекта пешеходной улицы в Уфе затянулся – его ждали к первому сентября. Не уберут ли эту идею снова в долгий ящик?

— Мы с рабочей группой, созданной по поручению Главы республики Радия Хабирова, работаем и надеемся, что все получится. Пока на эти цели нет финансирования, но нам обещают.

Изначально планировалось выделить огромную сумму и отреставрировать все дома на Октябрьской революции. Но решили пойти по другому пути – не трогаем дома, не лезем на частную территорию. Будем заниматься самой улицей: вернем этажам, ставшим подземными, свой прежний внешний вид, поменяем все инженерные сети, сузим проезжую часть до двух полос по четыре метра каждая для общественного транспорта. Ну, и благоустраиваем расширенный пешеходный тротуар. Естественно, будем озеленять. Как раз один из вариантов – посадить там яблони. В пример можно взять Челябинскую центральную яблоневую аллею. Именно туда по весне приезжают все свадьбы. Это очень красиво!

Фото: Mkset.ru

Параллельно идут работы по объектам культурного наследия. Большое количество желающих их отреставрировать, но нет алгоритма административного предоставления таких возможностей. Пока изучаем опыт других городов, например, с помощью создания специализированного оператора. В его полномочиях будут вопросы взаимодействия с инвесторами, а объекты будут переданы на его баланс. Тогда торги для заключения сделки с инвесторами не нужны, а после реставрации они становятся собственниками этих объектов. Я рассчитываю, что до конца года все эти процедуры будут завершены, чтобы в следующем году уже начать процесс. Хочется успеть сделать эту улицу до 450-летия Уфы.

— Уфу продолжают заполонять все новые арт-объекты, при этом практически каждый из них подвергается критике населения. Вы, как главный архитектор Уфы, как оцениваете ситуацию?

— На мой взгляд, арт-объекты в уфимском исполнении в ряде случаев просто ужасны. Вообще арт-объекты – это более динамичный, гибкий и, конечно, менее затратный, способ высказаться художнику. Если что-то сделано хорошо, горожане их оставляют. Но есть такие, как, например, коричневые страшные фигуры, которые должны быть немедленно снесены. Хочу заявить, что мы к этому не имеем никакого отношения. К сожалению, с нами это не согласуется, и мы с ужасом смотрим на это все, непонимая, как такое может происходить.

Кстати, и по памятникам следует проводить более четкую политику. Например, пропускать такие проекты только через конкурсы, а не так, как сейчас это происходит. Вместо победителя внезапно появляется кто-то другой, и памятник ставят не тот, что признан лучшим на конкурсе. Это уже как система. Мы пытались обращаться в Министерство культуры, чтобы все условия были прописаны, но пока этот вопрос не решен. А ведь Уфа – это культурный город, а не Гуляй-Поле.

— Наша новая бетонная набережная - это, пожалуй, самый критикуемый объект последних лет в столице Башкирии. Вам самому как жителю этого города она нравится?

— В сегодняшнем виде это заготовка. Когда я заступил на должность, она уже была практически построена. На самом деле это никакая не набережная, а ГТС (гидротехничекое сооружение - Медиакорсеть). И то, что мы получили вместо насыпи щебня площадку, по которой можно прогуливаться – это заслуга строителей «Русгидро». Но вот если называть ГТС набережной – тогда к ней много вопросов. Прежде всего отсутствие зелени. Сейчас думаем, как вернуть её туда и какие создать объекты притяжения.

Мы сделали всю маршрутизацию торговых объектов. Поставили туалеты, полицию, медпункт. Пока бизнес боится туда входить, потому что основное требование – круглогодичная работа. Зимой посещение даже активнее, чем летом. Надеюсь, что весной будущего года начнется строительство объектов для бизнеса. С транспортом там на самом деле все хорошо. В дальнейшем, конечно, нужен будет локальный транспорт. Я думаю, что сумеем из этого непростого положения перейти из минуса в плюс. Но при всех претензиях она не потеряна окончательно. На такой масштабный проект обычно уходит 7-8 лет.

Фото: Mkset.ru

— Однако, также, как и набережную, в бетон могут закатать и парк «Ватан». Этот проект победил на фестивале «Перспектива», где вы были одним из членов жюри.

— Ну здесь опять тенденциозное мнение, сформированное от лица тех, кто участие в конкуре не принимал. А ведь проектирование — это не разговорный жанр. Собственно, в этом и заключается смысл конкурсов – получить широкий спектр взглядов. Проектов было представлено более сорока, со всех концов страны. Но сразу хочу отметить, что победивший проект – это всего лишь конкурсная концепция. Я вам, кстати, предложил бы встретиться с авторским коллективом, там архитекторы из нескольких организаций. И это был ещё и фестиваль, первый федеральный молодёжный архитектурный фестиваль! И в Уфе! Мне кажется, это здорово.

— Накануне в правительстве заявили, что в Башкирии должен появиться главный архитектор Башкирии. По вашему мнению, эта должность действительно необходима?

— В Башкирии всегда была должность главного архитектора республики. И, разумеется, сейчас она нужна. В большой степени это административная должность, огромная работа с районами. Это не очередной чиновник, не дизайнер у Белого дома, а человек с мощным функционалом. Он подчинен только главе региона, которым никто не командует, и он направляет эту политику.

Нужно, чтобы на этой должности был человек, понимающий схему территориального планирования республики. То, что у нас в этом плане происходит, не поддается никакой критике. Основа получения федеральных денег – это СТП (схема территориальнного планирования - Медиакорсеть) республики, нужны корректировки к этому документу, а их до сих пор нет. Процесс разработки проекта агломерации не запущен. В декабре текущего года должна быть первая версия, июль будущего года – согласование с Минэком в Москве, декабрь 2021 года – утверждение.

Мы много раз обращались в правительство с просьбой запустить эту работу. Пока вопрос не решается. Но если Уфа вылетает из списка 20 самых крупных городов, а вариант такой есть, если мы не сделаем эту работу, то мы ставим на паузу развитие Уфы лет на 15. Главный архитектор республики должен донести до первых лиц, что, если этого не будет, можно вообще никакие планы не строить.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter