Дорога в облака: в Башкирии не налажена система трудоустройства детей-инвалидов

Дорога в облака: в Башкирии не налажена система трудоустройства детей-инвалидов

22 августа 2019, 13:10ОбществоАндрей КоролевPhoto: Медиахолдинг 1Mi
По данным уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка Анны Кузнецовой, число детей с инвалидностью в России увеличилось за минувший год на 20,3 тыс. человек (на 3,7%).

В аппарат детского омбудсмена регулярно поступают обращения от родителей, воспитывающих детей с ограниченными возможностями здоровья: помимо финансовых трудностей, есть проблемы с их трудоустройством после окончания образовательных учреждений. Пока остаются нерешаемыми эти проблемы и в Башкирии.

Согласно статистике, приведенной на августовском образовательном совещании по РБ, на начало текущего года в Башкирии зарегистрировано около 270 тыс. инвалидов, из них 16,7 тыс. детей. Больше всего зафиксировано людей с болезнями нервной системы, на втором месте — психические расстройства и расстройства поведения, на третьем — врожденные аномалии, деформации и хромосомные нарушения.

Новые профессии — новый кадровый кризис

По словам директора уфимского центра образования № 40 с углубленным изучением отдельных предметов Альбины Уразовой, проблемы в большинстве образовательных учреждений одинаковы и чаще всего связаны с подготовкой и переподготовкой специалистов — тьюторов, логопедов, дефектологов, методистов по прикладному анализу поведения.

Тьюторов — сопровождающих педагогов — пока еще очень сложно найти, для России, для Башкирии это новая специальность, — отмечает Альбина Уразова. — На данный момент методистов нам оплачивает «Рассвет» — общественная организация, которая состоит из родителей детей, имеющих расстройство аутистического спектра (РАС). Сейчас за счет гранта, полученного «Рассветом», организация помогает нам обучить своих собственных специалистов на местах, чтобы «Рассвет» смог пойти дальше, к другим школам региона. Кроме того, необходимо постоянное обучение у ключевых специалистов страны. Так, например, в Москве мы познакомились с Артуром Хаустовым, директором Федерального ресурсного ресурсного центра по организации комплексного сопровождения детей с РАС. Он высоко оценил нашу работу, но организовать обучение от его организации возможно только в специальных региональных центрах, а таковых у нас в республике нет.

Директор республиканского центра дистанционного образования детей-инвалидов Фаниль Нуриев отмечает, что тьютор — тот, кто ответственен за построение индивидуальных образовательных маршрутов.

— Многие говорят, что нужно ввести штатную единицу — тьютор, ассистент. При этом бытует мнение, что штатное расписание в руках руководителя образовательного учреждения, но подобная мера зачастую ограничивается финансированием. Каждый руководитель старается максимально привлечь сторонников в образовательный процесс; желающих помочь много, но тьюторы, специалисты все же требуют регулярных выплат. Нам в этом плане немного проще — учитель у нас одновременно и тьютор, кроме того, хороший контакт построен с родителями — без них не проходит ни один урок.

Уполномоченный по правам ребенка в РБ Милана Скоробогатова считает, что образовательное учреждение должно чуть ли не в обязательном порядке сотрудничать с подобными общественными организациями. В противном случае ресурсов, которые есть у образовательного учреждения или которые они могут получить от государства, попросту не хватит для организации обучения детей с особенностями здоровья.

— На мой взгляд, мнение руководителя, который ждет изменения нормативно-правовых рамок — дополнительных ставок, допфинансирования, абсолютно тупиковое. Необходимо искать свою общественную организацию, с которой образовательные учреждения пойдут по жизни и будут брать гранты — по два, три, пять миллионов. Да, сама эта организация, в большей степени, будет вести внешкольную, мотивирующую работу по принятию детей с особенностями в социуме. Но за этим будет стоять прочное финансирование, творческий подход к решению проблем, а также удастся получать специалистов, которых нет в образовательных учреждениях.

Работать по-человечески

По-прежнему острой в регионе стоит проблема трудоустройства детей-инвалидов после выпуска из образовательных учреждений.

Заместитель министра семьи, труда и социальной защиты населения РБ Фанур Шайхисламов поделился данными по опросу, который проводился среди инвалидов Башкирии, достигших трудоспособного возраста.

— Всего было опрошено около 40 тысяч неработающих инвалидов. Из них изъявили желание работать лишь 15%. 85% работу искать не хотят, чаще всего по состоянию здоровья.

Директор Салаватского колледжа образования и профессиональных технологий Зульфия Ишембетова, комментируя ситуацию обучения детей с умственной отсталостью, отметила, что программа профобучения организована в 15 колледжах республики, по которой занимаются 409 ребят.

— Одна из проблем этой программы — малый срок обучения — всего 10 месяцев, большинство детей уходит, не достигнув 18 лет. На работу их не берут, а потом они остаются без внимания. Мы, конечно, следим, пытаемся всех трудоустроить, но через год-два, наверное, кого-то упускаем. Трудоустройство после профобучения небольшое — доля устроившихся ребят всего 21,9%.

Председатель региональной общественной организации «Содействие» Людмила Сахапова подчеркнула, что в этом году больше половины детей с ментальными нарушениями, закончивших 9 класс в коррекционных школах республики, не смогли продолжить обучение.

— В этом году как никогда раньше усилился поток звонков от родителей, чьих детей не берут в 10 класс. Что я могу им сказать — что я договорюсь с директором? Или по-честному, что это всего лишь отсрочка на два года — и потом встанет та же проблема: куда дальше? Но фраза одной мамы въелась мне в мозг: «Мне даже эти два года помогут». То есть родители, пока дети учатся, могут работать и зарабатывать на жизнь. По статистике, 588 детей закончили 9 класс и только 251 продолжили обучение. То есть больше половины застопорились и у их родителей этих двух лет отсрочки уже нет. А продолжившие обучение, возможно, провалятся в следующем году или через два года, потому что всего 10 процентов могут быть трудоустроены, и то при определенной поддержке на рынке труда.

По мнению Людмилы Сахаповой очень важно наладить систему сопровождаемого трудоустройство, т. е. работы с наставником.

— Когда наставник рядом, трудоустройство детей с особенностями развития возможно на обычном свободном рынке труда, а это несколько десятков профессий. Только этих наставников надо найти, организовать систему. Я объехала пол-России: в Пскове есть специальные отделения, которые таким образом производят качественную продукцию. При этом они самоокупаемы! И в них есть созданы специальные условия, в которых можно нормально работать. Да, работники там не получают зарплату, только небольшое вознаграждение для поддержания мотивации. Это может быть 500 рублей, но они знают им цену. Так или иначе эти мастерские мы должны создавать сами.

По словам Миланы Скоробогатовой, меры поддержки по трудоустройству детей с особенностями развития существуют, но на деле мотивации к труду нет ни у инвалида, ни у работодателя, поскольку появляются дополнительные ограничения по времени работы, другие условия труда, кроме того, такой сотрудник будет постоянно уходить на больничный.

— Если учесть помощь малышам, растущие темпы помощи детям-инвалидам в садиках, школьное сопровождение, то потом ощутимо чувствуется спад внимания: в какой-то момент раз — и пропал человек, вроде как он и не нужен больше. Будем честны: не нужны работодателю, который занят зарабатыванием денег, такие кадры. Единственная рабочая модель я видела в Пскове, где рабочие места создаются специально для таких ребят. И созданы они должны быть на уровне не муниципалитета, а субъекта. И это действительно возможность жить и работать для небольшой категории людей, которые не смогут по-другому. Либо мы их включаем в нашу жизнь, либо они навсегда остаются сами по себе — при том, что без сопровождения они не смогут.

P. S. Согласно статистике Минтруда РФ, общая численность детей с инвалидностью в России растет. В 2016 году она составляла 617 тыс. чел., в 2017 году — 636 тыс., в 2018 году — 651 тыс.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter