Семь примеров протеста в Башкирии: что заставляет людей идти против системы

Семь примеров протеста в Башкирии: что заставляет людей идти против системы

22 августа 2017, 18:53
Общество
Разиф Абдуллин, Наталья Кузнецова
Медиакорсеть решила разобраться в причинах, которые толкают граждан бороться за права, свои и чужие.

16 августа в Месягутово, в райцентре Дуванского района, прохожие увидели фермера Гильметдина Хужина с плакатом. На плакате - кричащие слова: «Я фермер, объявляю голодовку против произвола прокуратуры и РОВД Дуванского района». Об этой акции протеста написал портал Proufu.ru. Мы решили рассказать об этой и других историях, в которых жители Башкирии выходят из зоны комфорта и начинают делать что-то, чтобы изменить существующее положение вещей.

Как первый фермер в Дуванском районе объявил голодовку

Гильметдину Хужину 69 лет. По его словам, он стал первым фермером Дуванского района – еще в 1991 году. В 1998 году был одним из учредителей Ассоциации фермерских хозяйств республики. Он сам выкопал пруды для рыбоводства - на месте болот. Около деревни Старохалилово у него есть пять прудов общей площадью 7 га. Там он разводит рыб. На некоторые из них за плату пускает рыбаков.

-На голодовку я пошел после того, как полиция пришла ко мне с обыском, - рассказал Медиакорсети Гильметдин Хужин. – Отняли ружье, на которое у меня есть разрешение. Меня заподозрили в угрозе убийства или причинения тяжкого вреда здоровью – из-за моего выстрела в воздух, когда я столкнулся с тремя неизвестными людьми. Они приехали 13 июля на черном джипе и перегородили мне дорогу на мой же пруд.

- Я подошел к ним, чтобы сказать, что если они не освободят проезд, я вынужден буду толкать машину. Один из этих людей вытащил из-под сиденья автомобиля пистолет. Я испугался, вернулся в дом и стал звонить в полицию. Пока ждал, взял ружье и выстрелил в воздух холостым патроном, когда они стали убегать, – продолжил рассказ фермер. – Полицейские приехали не сразу, а как приехали – о чем-то стали разговаривать с приезжими. Я говорил, что у них оружие, чтобы они проверили, но обыска при мне они делать не стали. А потом через месяц (15 августа) пришли ко мне с ордером на обыск и перевернули мой дом. Вот я от стресса и решил голодовку объявить.

Действия полиции фермер связывает с позицией местного райпрокурора, якобы все его мытарства начались еще год назад из-за того, что он выгнал его людей со своего пруда. Прокурор – это все-таки власть, которой и полиция побаивается.

- В прошлом году я поехал к соседнему фермеру, рыб у него покупаю, мальков. Тут мне позвонил сторож и сказал, что новый прокурор хочет свое назначение у нас на пруду обмыть, - вспоминает Хужин. - Бесплатно, конечно. Я разрешил.

Затем случился конфликт.

- Сначала приехала группа людей и водитель прокурора, чтобы «подготовить поляну», - продолжает рассказ Хужин. – Мне сторож позвонил, что они залезли в пруд, где я развожу линей, самок решили ловить. Я приехал, попытался им объяснить, что это всё больших денег стоит, попросил перейти на другой водоем. Но они начали кричать, что «они – прокуратура, им все можно», в итоге я их выгнал. На следующий день ко мне участковый приехал, говорит: «Что ты делаешь? Тебя ж кончают». С тех пор у меня начались проблемы. Постоянные проверки прокуратуры, придирки и штрафы. За полгода штрафов на 12 тысяч рублей.

И приезд троих неизвестных на джипе фермер связывает именно с конфликтом с прокурором.

– Угрожали оружием мне приезжие, а уголовное дело завели на меня, - подчеркивает он.

В прокуратуре Башкирии журналистам Proufu.ru сказали, что позиция фермера является односторонней, необходимо разобраться со всеми его штрафами и предписаниями.

Голодовка фермера закончилась на третий день. Ему стало плохо, поднялось давление, дети увезли его домой. Но ситуация вызвала резонанс. За несколько дней ему позвонили журналисты нескольких СМИ, а сегодня, 22 августа, к нему приехала съемочная бригада местного телеканала. И из правительства ему позвонили.

Как в Нефтекамске отец стал бороться сначала за свои права, а потом – и других родителей

Александр Афанасьев живет в Нефтекамске. Сейчас ему 45 лет. В 2010 году он прославился на всю Россию, когда стал требовать от властей «материнский капитал».

Он в одиночку воспитывал двоих детей и задался вопросом, почему его отцовский труд государство не поддерживает так же, как материнский. Тогда через какое-то время он добился справедливого решения в суде.

А два года назад его младшая дочь пошла в школу в первый класс с «электронным образованием», и тут он столкнулся с требованиями внести деньги на интерактивную доску и проектор. В общей сложности с родителей хотели собрать 150 тысяч рублей.

Александр не стал платить, задался вопросом «Почему муниципальное бюджетное учреждение должны содержать родители?». Стал делать запросы в минобразования Башкирии и России, создал группу в соцсети ВКонтакте «Башкортостан. Школа – не рынок». Девизом выбрал слова: «Школа не рынок, родитель не банкомат».

- Часть родителей стали выступать против меня, даже подписи какие-то собирали, - рассказал Александр Афанасьев. – Но я своего добился. Теперь с учителями у меня нормальные отношения.

Похожие группы есть во многих городах России. Александр подружился с участниками подобной группы в Татарстане (Поборы в школах и детсадах, новости школ. Горячая линия по поборам в сфере образования РТ). Там в группе уже более 32 тысяч участников. В группе Александра – пока полторы тысячи.

К нему теперь постоянно обращаются за помощью, нужны прежде всего советы, что делать, если требуют деньги в школе. Кое-кому из родителей он уже смог помочь.

- Из последних примеров можно вспомнить нашумевшую историю в уфимской средней школе № 71, - поделился Александр. – Там перед началом учебного года с Евгении Киваевой потребовали купить школьные рабочие тетради. У женщины денег не оказалось. Директор школы сказал ей в частной беседе, мол, раз денег нет – ищите другую школу. Это и возмутило маму школьника.

- Надо прежде всего зафиксировать факт требования денег, - советует Александр Афанасьев. – История в 71 школе получила резонанс, ею заинтересовались в СМИ, а затем и в следственном комитете. Молчание и согласие с поборами не изменит вашу жизнь к лучшему. Почти все родители боятся того, что если они начнут защищать своё право на бесплатное образование, гарантированное законодательством РФ, то их детей начнут «гнобить», ущемлять, обижать.

- Но если Вы действительно считаете себя хорошим родителем, то стоит понимать, что так вы никогда и ничего не сможете добиться, - продолжает Александр. - Вы отдадите последние деньги и залезете в кредит, испугавшись давления некоторых истеричек из родительского комитета. Но если Вы действительно считаете себя хорошим родителем, то стоит понимать, что молчанием вы никогда и ничего не сможете добиться.

Стоит понять раз и навсегда, что закон на вашей стороне, стоит понимать, что эти люди боятся вас больше, чем вы их. Им есть, что терять: работу, карьеру, и наконец, свободу. Да, именно они могут потерять свободу, потому что любое давление на ребенка наказуемо, а требование денег с вас -это уголовная статья ст.163 «вымогательство».

- Если вы сможете зафиксировать, записать угрозы или другие действия, то это будет достаточно серьезное обвинение и наказание за требование с вас денег. Иногда некоторые родители всё же решаются сказать «нет» при поборах в школе. Их вызывают к заведующей или директору детского учреждения и пытаются договориться, чтобы родитель не поднимал шум. В этом случае не стоит доверять и верить словам и обещаниям. Всегда любой вопрос или проблему пишите в виде документа, в письменном виде. Обращайтесь и решайте все вопросы только документально, - подчеркнул Александр. - Слова забываются, а бумага - это документ.

Надо добавить, что после победы в суде по маткапиталу Александр понял, что знаний не хватает, и поступил учиться на юриста. Получил диплом и теперь оказывает помощь не только по вопросам школ и детсадов, но и по другим вопросам Гражданского Кодекса.

Леонид Бирюков: Моя активность направлена на то, чтобы мир вокруг нас стал чуть-чуть лучше

- В одиночку, конечно, этого не сделаешь, - говорит активист-общественник Леонид Бирюков. - Часто люди ограничивают себя границами своей семьи или личного кармана. Я и мои единомышленники начали бороться против точечной застройки, понимая, что это явление целиком исходит из коррумпированности.

Дело в том, что законы защищают граждан от точечной застройки, но, как правило, люди неграмотны. И когда под их окнами начинается строительство, большинство опускает руки. Говорят: «Раз там наверху решили, то им виднее». Есть много норм в законах: Градостроительном, Земельном и Гражданском кодексе, которые нарушаются при точечной застройке, но некоторые чиновники пользуются этой неграмотностью людей и реализуют такие проекты. Например, как на Зорге, 44 или на Мубарякова, где на месте детской площадки возводят торговый центр.

В Уфе люди, которые столкнулись с нарушениями их прав при точечной застройке, начали изучать законы, находить их нарушения и потянулись друг к другу, понимая, что в одиночку эти проблемы не решить. В результате мы собрались на встречу в гостинице «Тан», пообщались и поняли, что есть немало мест в городе, где строить нельзя, но чиновники устраивают беспередел. Мы и сходы граждан организуем, и в прокуратуру обращаемся.

Понятно, что речь идет о больших деньгах при застройке. Порой мы проигрывали – там, где рядом живущим горожанам было все равно.

Права граждан нарушаются и в других сферах. И чем больше будет неравнодушных, грамотных горожан, которые смогут постоять за свои права, тем лучше и комфортнее будет жить в нашем городе. Не надо забывать, что в этом городе предстоит жить нашим детям.

Если не противостоять точечным застройкам, то потом, как правило, людям приходится испытывать неудобства. Например, как рядом с моим домом было: между домами 45/1 и 47 по ул. Зорге воткнули на месте скверика два торгово-офисных центра, а жителям сказали что будет построен физкультурно-оздоровительный центр. Поставили их на придомовых территориях соседних домов, и теперь жильцы ежедневно видят из окон своих квартир погрузку-разгрузку большегрузных машин. И чтобы погулять с ребенком, надо идти в соседние дворы, естественно, и место под парковку трудно найти.

Вот так же на территории общего пользования была предпринята попытка построить торговый центр у дома Зорге, 44 под видом социально-нужного наземного пешехода, а в микрорайоне Парковый вместо разрешенного по документам теннисного корта возводится огромная многоэтажка. А при строительстве торгового здания у дома №45 по 50 лет СССР в стенах соседних домов образовались трещины. Таких примеров очень много, что говорит о сложившейся системе нарушений законодательства и зачастую о беспомощности населения от произвола отдельных чиновников, допускающих эти нарушения.

Вадим Беляков начал изучать законы по ЖКХ, когда в доме стало холодно

Один из создателей проекта в сфере защиты прав граждан в сфере ЖКХ Ufacity.me Вадим Беляков начал заниматься этой темой 7-8 лет назад.

- Когда моему сыну было два годика, в квартире было холодно, - вспоминает Вадим Беляков. – И я, как все, начал ходить в ЖЭУ, разговаривать, но ситуация не менялась. Я юрист по образованию. Стал изучать законы. Понял, что просто разговаривать бесполезно, надо обращаться письменно. Ситуация изменилась.

Потом при рождении дочери была какая-то проблема, её он тоже решил законным путем. Постепенно стал понимать, что нужно делать в той или иной конфликтной ситуации в сфере ЖКХ.

- Ко мне обращались люди, я писал обо всем в ЖЖ, постепенно образовался круг таких же, как я, людей, - говорит Вадим Беляков. - И когда мы увидели, что поступает много однотипных вопросов, мы решили создать сайт Ufacity.me. Зимой за три-четыре месяца мы его сделали. Этим летом отмечали 5 лет этого проекта.

За это время помощью участников проекта Ufacity.me воспользовались около 30 тысяч человек.

- Больше всего мне запомнилось, когда мы смогли помочь людям в ситуации с начислением ОДН по электричеству, это касалось всех горожан, - поделился Вадим Беляков. – А также когда были перерасчеты по отоплению – многим людям помогли.

Лидер «Архзащиты» был шокирован уничтожением Ленинского мемориала

Еще один человек, активно отстаивающий общественные интересы, уфимец Владимир Захаров - лидер движения «Архзащита Уфы». Его волнует сохранение городских памятников архитектуры.

Владимир проникся этой проблемой в 2002 году, когда в Уфе была снесены необычные деревянные постройки на улице Крупской – территория так называемого ленинского мемориала.

- Я тогда был студентом исторического факультета БГПУ, - вспоминает Владимир Захаров. – Я помню, как проходил практику в школе, и водил на эту улицы детей на экскурсию. И вот в музее, в этом мемориале мне говорят: мы работаем сегодня последний день, а потом закрываемся. После этого уничтожили абсолютно всю улицу: остался всего один дом-музей Ленина. Я помню, как меня это поразило, я был просто шокирован такими действиями местных властей.

Три года Владимир жил со своим недовольством один на один. А в 2005 году случай свел его с уфимскими краеведами. От них Захаров узнал, что они постоянно пишут письма местным властям с просьбой сохранить памятники архитектуры. И Владимир решил тоже этим заняться. С этого времени он постоянно обращался в госорганы с просьбой сохранить культурный слой Уфимского кремля около бывшего завода горного оборудования (около Монумента Дружбы – прим.ред.). Результат был нулевой.

Власти в те годы, по словам Захарова, не реагировали на него совершенно. Все изменилось в 2010-2011 годах. В регион пришел новый руководитель Рустэм Хамитов, который изначально позиционировал себя как личность максимально открытая и готовая на диалог с общественностью. В декабре 2011 года в России прошли президентские выборы, повлекшие за собой массовые акции протеста по всей стране.

- После того, как сменилось руководство региона, появилась по крайней мере возможность говорить о проблемах памятников архитектуры в СМИ, - вспоминает Захаров. – А после выборов, акций протеста Хамитов сам приглашал общественников, и у меня была возможность озвучить проблемы.

Надежда на то, что с властью можно установить конструктивный диалог, и побудила Захарова и еще нескольких активистов создать движение «Архзащита Уфы». Оно появилось в Уфе 21 января 2012 года по аналогии с московским «Архнадзором».

Сказать, что за пять лет существования уфимского движения активистам удалось добиться того, что они хотели, Владимир, к сожалению, не может. По его собственному признанию, «ситуация крайне неустойчивая, поскольку меняются и застройщики, и их интересы.».

Тем не менее успехи есть. Так, удалось сохранить дома на ул. Цюрупы, 50,52 (дома Кузякиных), которые планировалось снести. Также сохранен дом на ул. Чернышевского, 110 (дом Козлова), застройки купца Самоделкина на ул. Ленина, 81. Был снесен, но построен заново дом Россинского на ул. Фрунзе, 57. Ряд домов по улицам Коммунистической, Гоголя, Аксакова (имеющих статус выявленных памятников архитектуры и даже без этого статуса) включены в проекты застройки. Сейчас активисты в очередной раз представили в управление охраны памятников истории в прокуратуру документы для постановки на госохрану домов по ул. Гоголя 22, 24, 26, 28.

Однако все это, конечно, совсем не то, на что надеялись общественники, начиная борьбу за сохранение памятников архитектуры. Сейчас Захаров признается, что у него появилась огромная усталость, а отношение к власти, прежде всего городской, изменилось в худшую сторону.

- Администрация города показала, что заинтересована не в реставрации памятников, а в расширении строек, - признает Захаров. – Были неоднократно случаи, когда представители мэрии защищали интересы застройщиков, в частности депутата горсовета Андрея Носкова (на территории компаний-застройщиков, подконтрольных Носкову, уже несколько раз горели памятники «Архитектуры» - прим.ред.). Также неоднократно были случаи, когда городские власти давали обещания, которые, к сожалению, не выполняли. Нам говорили, что прошли публичные слушания, и все решено. При главе администрации создан совет по сохранению памятников архитектуры, но он почти ничего не решает. Мне кажется, он существует, что называется, для выпуска пара.

Станислав Чайченко начал защищать права граждан после того, как у вьетнамцев сгорел павильон

Уфимец Станислав Чайченко всерьез стал заниматься защитой прав граждан в 2011 году. Тогда он представлял интересы вьетнамцев на Демской торговой базе, если у них что-то случалось. Тут сгорел один из павильонов на рынке, который в народе до сих пор называют «вьетнамским».

- Они ко мне обратились с тем, чтобы я помог им, - вспоминает Станислав Чайченко. – Там их обидели с деньгами, арендную плату брали без приходных документов. Я стал разбираться, и до сих пор про рынок не забываю.

Уфимец несколько лет доказывает, что «вьетнамский рынок» в Деме – во-первых, опасен, во-вторых, там отмываются большие деньги.

- Рынок находится в опасной близости от железнодорожной станции, - говорит Чайченко. – Его там вообще не должно быть. Я и в Москву ездил, к министру МЧС России Пучкову. Пока удалось добиться того, что там вкопали ёмкости с водой. Теперь хоть зимой можно легко пожар потушить, раньше это было невозможно.

- На рынке ежегодно отмывается полтора миллиарда рублей, - делится активист. – Я обратился с доказательствами в налоговую, там провели проверку, оштрафовали сотрудников рынка на 271 тысячу рублей. Так мне ответили. Я про полтора миллиарда говорю, а мне - про 270 тысяч. Мне обидно, что деньги разворовываются.

Постепенно Чайченко дошел и до политики. Во время выборов 2016 года в Госдуму он был представителем «Яблока» в Демском районе Уфы. Он и юрист Рустем Мулюков съездили в Москву, чтобы добыть копии видеозаписей с избирательных участков. Им дали несколько. И после их просмотра уфимцы убедились в том, что в Демском районе группа горожан голосовала по несколько раз в разное время в разных участках, то есть была зафиксирована «карусель». По выявленным эпизодам они обратились в правоохранительные органы. Там дело пока застопорилось.

- Многие не понимают, почему я защищаю права граждан, - откровенно говорит Станислав Чайченко. – Говорят, что я беру деньги за это. Ко мне ведь обращаются за помощью люди. Но я даже аванса не беру, пока нет результата.

Уфимец с детства занимается пчеловодством. Сейчас живет на доходы от личного подсобного хозяйства. У него пасека под Уфой, есть куры, гуси, индюки. Плюс пенсия по инвалидности.

- Мне обидно, что мы бесправные, - говорит Станислав. – У нас есть только обязанности работать и платить налоги, а права у нас отобрали. Мне обидно, что законы не исполняются, а те, кто обязан контролировать их соблюдение, зачастую сами замешаны в противоправных действиях. Таким путем Россия придет к катастрофе.

Многодетный отец Рустем Шайахметов возглавил Содружество многодетных семей Башкортостана

Экономист и юрист Рустем Шайахметов – отец четверых детей. Старшему сейчас 23, младшему – 11 лет. Начал заниматься защитой прав многодетных семей, когда сам столкнулся с проблемой. Семье выделили земельный участок, а инфраструктурой никто не занимался.

- В Елкибаево, например, уже пять лет как выделили участки, а дороги, электричество, водопровод, канализацию никто не строит, - рассказал Рустем Шайахметов. – Ходили в администрацию города, от нас легко отмахнулись. Когда стал заниматься проблемой, понял, что ситуация куда глубже. Правительство уже более семи лет уменьшает помощь не только многодетным семьям, но и семьям с детьми вообще. У нас почти всё сводится к тому, что хоть как-то помогают малоимущим, но их около 12-15 %. Но так демографию не улучшить. Надо помогать всем.

Кандидат экономических наук создал вместе с другими активистами Содружество многодетных семей Башкортостана и стал в СМИ заявлять о проблемах в демографии.

По словам Шайахметова, в Башкирии 30% детей воспитывается в многодетных семьях. Правда, он считает такими семьи по факту рождения трех и более детей. Закон пока определяет по-другому: многодетной признается та семья, в которой есть трое несовершеннолетних детей и более.

Деятельность общественной организации понемногу начинает приносить свои плоды.

- Если раньше нам власти говорили, что в демографии у нас всё хорошо, то теперь стали признавать, что существуют серьезные проблемы, - говорит Рустем Шайахметов. - Конечно, в этом не только наша заслуга. В Башкирии последние три года ухудшается демографическая ситуация. Республика стала одним из лидеров по падению рождаемости. Она упала у нас только в этом году на 12%.

Содружество многодетных семей Башкортостана деятельно участвует в общественной жизни республики. Так с общественными активистами, взаимодействуя с прокуратурой, участвуя в судебных процессах, удалось добиться запрещения в Башкортостане заключения браков с лицами до 16 лет. Некоторые педофилы именно таким образом скрывают свои преступления, считает Шайахметов. Но, пожалуй, самым громким было обсуждение поправок в закон, которым вводились ограничения по выделению земли для строительства жилья многодетным семьям.

- Нас услышали, - сказал Рустэм Шайахметов. – И хотя самое главное, против чего мы выступали, в законе осталось, но он претерпел большие изменения. От наиболее одиозных поправок в правительстве отказались. Всего было принято около 30 поправок в текст закона. Но не мы одни, активно участвовали многие, в том числе партии. Это была большая, серьезная работа.

- Я надеюсь, правительство нас услышит, - подчеркнул Шайахметов. - Сейчас готовим коллективное обращение Путину о проблемах с инфраструктурой при выделении земли для льготных категорий граждан.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter