Синдром Маугли: в Башкирии сирота обвиняет волонтера и приемную семью в мошенничестве

Синдром Маугли: в Башкирии сирота обвиняет волонтера и приемную семью в мошенничестве
Синдром Маугли: в Башкирии сирота обвиняет волонтера и приемную семью в мошенничестве
22 июня, 13:08ОбществоТатьяна МайороваФото: vk.com
Полмесяца назад 21-летний житель Салавата разместил в соцсетях гневный пост о том, что он, будучи детдомовцем и инвалидом детства, стал жертвой мошенницы, которая является волонтером и занимается благотворительностью. Похожее сообщение он прислал и в нашу редакцию. Но, как часто бывает, не всё в истории так однозначно.

За две недели общения парень несколько раз «менял показания». Сначала обвинял женщину-волонтера, потом обрушился с проклятиями на приемных родителей. Так ли это?

По просьбе героев истории мы изменили их имена и надеемся, эта публикация поможет решить проблемы не только им, но и другим людям, попавшим в похожую ситуацию.

История со слов сироты

Короткая биография Айнура полна невзгод с самого рождения. Родная мать — многодетная и малообеспеченная женщина — отказалась от сына с ДЦП в роддоме. О своем отце Айнур знает еще меньше, что тот умер до его рождения, но успел придумать для него имя. Кажется, отец бил мать, когда та была беременна, из-за чего, по мнению парня, и мог возникнуть его недуг - ДЦП.

Помыкавшись по детским домам, в 14-летнем возрасте Айнур попал в приемную семью, которая пользуется уважением в районе, поскольку воспитала девять приемных детей.

— Я попал в приемную семью в 2013 году. Мне там сначала было очень хорошо. Мама Фарида-апай очень честная и добрая женщина, папа тоже хороший человек, — вспоминает Айнур.

Пару лет назад он выяснил, как зовут его биологическую мать, а потом нашел в соцсетях и свою сестру. Списавшись с ней, Айнур выяснил, что его родная семья живет сейчас в Ханты-Мансийском округе и решил съездить туда в гости.

Я прожил у них пять дней, быстро понял, что не нужен там никому, и вернулся обратно, в Салават. Но потом у меня начались проблемы и в приемной семье, продолжает рассказ молодой человек.

Айнур попросил своих родителей купить ему дом в деревне на средства, накопленные на его счете благодаря социальной пенсии и прочим пособиям. Приемные родители выполнили его желание.

Довольно быстро выяснилось, что сельское хозяйство Айнура не вдохновляет, и через некоторое время он заявил, что хочет уехать в город и жить там самостоятельно.

Приемные родители купили ему комнату в общежитии, однако Айнур и в этом случае остался недоволен. Его не устраивает, что приемная мать оформила комнату на себя, молодой человек усматривает в этом подвох.

Она и дом в деревне оформила не на меня одного, а на себя и еще двух приемных детей. Почему я не могу распоряжаться своей собственностью? После выпуска из детского дома у меня на счету был почти миллион, а теперь от него почти ничего не осталось, негодует Айнур.

При этом тяга к самостоятельности у молодого человека проявлялась довольно странным образом. Комната, со слов приемных родителей, ему досталась во вполне приличном состоянии. Тем не менее он ободрал все обои и стал просить через соцсети, чтобы ему помогли сделать ремонт, как сироте и инвалиду.

Так осенью прошлого года произошло его знакомство с волонтерами, и в частности с Лейсан, которая называет себя его куратором. Волонтеры снабдили парня одеждой и обувью, постельными принадлежностями, продуктами, устроили косметический ремонт в комнате.

Примерно тогда же некий приятель попросил Айнура оформить на себя ИП. Айнур считает его своим лучшим другом и в доказательство показывает сообщение от него, которое заканчивается фразой: «Меня слушайся и всё будет хорошо!» (скриншоты в открытом доступе разместил сам же Айнур). Судя по информации из открытых источников, недавно оформленное на Айнура ИП было ликвидировано.

Тем временем волонтер Лейсан попросила парня помочь ей финансово и оформить на себя кредит, пообещав вернуть его. Айнур согласился. Потом подобные просьбы повторялись. В итоге Айнур взял для Лейсан 13 кредитов через разнокалиберные конторы быстрых займов. Вполне предсказуемо через некоторое время Лейсан перестала выплачивать их, и Айнура начали доставать коллекторы.

Приемные родители о проблемах Айнура узнали только из соцсетей и постарались разрулить ситуацию, задействовали юристов и прочих знакомых. После общения с ними Лейсан снова пообещала платить по долгам.

Еще неделю назад Айнур сообщал, что очень виноват перед своей приемной мамой и просит у нее прощения. А буквально вчера он заявил, что опять хочет написать заявление на приемных родителей, которые его якобы обманули и обобрали. Трудно сказать точно, что подвигло его к такому поступку — возможно, почитал в интернете какую-то статью или посмотрел ток-шоу на похожую тему. Не исключено, что парня настроили против приемной семьи те самые приятели, для которых он открывал фирму на свое имя.

Версия волонтера, подозреваемой в мошенничестве

Как оказалось, Лейсан — вовсе не молоденькая пустоголовая девушка, а вполне взрослая женщина. «Волонтёрит» она достаточно давно, при этом в общении производит двоякое впечатление. С одной стороны, это человек, который тратит личное время на оказание помощи другим людям, а с другой стороны, беспардонно пользуется их доверием и загоняет в долговую яму.

Сама Лейсан считает себя порядочным человеком, и вполне уверенно об этом заявляет. Благотворительной деятельностью вместо с соратниками она занимается в масштабах группы «Помогай-ка» в социальной сети «ВКонтакте». Никакой регистрации в минюсте и прочих документов у этой группы нет. По словам Лейсан, когда-то «Помогай-ка» создавалась как место общения людей, желающих отдать даром ненужные вещи. Потом там стали появляться сообщения с просьбами о помощи. Сформировался сам собой круг людей, готовых поддержать земляков, попавших в трудную жизненную ситуацию, — купить продукты, помочь с ремонтом или уборкой и т. д.

Больше всего, судя по общению с Лейсан, её беспокоит маячащая впереди перспектива возможного привлечения к ответственности за мошенничество в связи с кредитами, которые взял на нее Айнур. Именно эта угроза заставила её вновь озаботиться выплатой долгов.

Я собираюсь возвращать эти долги. В данный момент я ищу деньги. Я от него не бегаю. Деньги мне нужны были на свои нужды, я просила его помочь, я первое время всё оплачивала, потом в апреле я осталась без работы, два месяца я перебивалась подработками, и тогда начались просрочки. Я его просила помочь, он помог. Я его не собираюсь кидать или что-то. Я сейчас ищу деньги. Нашла работу, сообщила она корреспонденту Mkset.

По версии Айнура, Лейсан нужны были деньги, чтобы отправить мужа работать на вахту. Если бы речь шла о двух-трех кредитах, в это можно было бы поверить. Но ведь она уговорила парня взять 13 кредитов! Совокупный долг, который висит на Айнуре, «благодаря» Лейсан, сегодня составляет около 150 тысяч рублей. Один из знакомых Лейсан в беседе с корреспондентом Mkset предположил, что, не обладая достаточной финансовой грамотностью, Лейсан повторила ошибку многих — попыталась перекредитоваться, закрывая старые кредиты за счет новых займов. В какой-то момент ситуация вышла из-под контроля. Такой вывод напрашивается и при виде многочисленных долгов Лейсан, собранных в базе судебных приставов.

— Я никогда не была мошенницей, просто так сложились обстоятельства, — пытается заверить женщина. — Айнур и сам парень непростой. Например, он хочет написать заявление на родителей. Это же тоже неспроста.

Так или иначе, но на всякий случай она удалила из группы «Помогай-ка» все посты, в которых упоминается Айнур.

Ситуация глазами приемной семьи

Приемные родители Айнура и в самом деле уважаемые люди. Вырастить девять приемных детей — это не шутка. При других обстоятельствах можно было бы написать о них большую статью с красивыми яркими фотографиями в окружении родных и приемных детей и внуков. Но в контексте этой истории поводов для гордости мало. Поэтому, по просьбе приемной мамы Айнура, её имя мы также вынуждены изменить.

Айнур сам попросился к нам. У нас не было опыта воспитания детей с инвалидностью, поэтому были сомнения. Но после общения с ним мы не смогли отказать, хотя нам сказали, что у мальчика очень сложный характер. Ведь он так хотел попасть в настоящую семью, рассказывает Фарида, приемная мама Айнура.

По ее словам, поначалу Айнур просто светился от счастья, все больше убеждая её и мужа в правильности решения усыновить его. Но потом начались проблемы, которые все сложнее было объяснить особенностями подросткового возраста.

— Когда он нашел свою биологическую мать и стал собираться к ней в гости, я сначала созвонилась с этой женщиной, чтобы удостовериться, что она — не алкоголичка и т. д. Когда Айнур уезжал к ним, он очень волновался, надеялся на радостную встречу, как в телевизионных передачах. Однако уже через пять дней он вернулся обратно. Как объяснила мне по телефону его родная мать, она поняла, что не испытывает к Айнуру никаких чувств, в то время, как он с детской непосредственностью, которая присуща большинству детей-инвалидов, требовал к себе повышенного внимания, — рассказала Фарида.

По ее словам, после возвращения Айнур, что называется, окончательно «съехал с катушек». Если раньше он помогал по хозяйству вместе с другими детьми, то теперь предпочитал подолгу копаться в телефоне. На просьбы помочь отвечал: «Оставь меня, я в печали, меня бросила мама» или что-то в этом духе.

Последние 2-3 года Айнур постоянно конфликтует с приемной семьей, в том числе, используя для этого социальные сети.

Он заявил, что я — бессовестная, много лет получаю пенсию, благодаря тому, что он является инвалидом. Требует вернуть ему миллион, который был у него на счету. А ведь эти деньги были потрачены сначала на покупку дома для него, а потом на комнату в Салавате. Я могу отчитаться за каждую копейку. Аферисткой меня обзывает, такую грязь льёт на нашу семью, Боже мой! Обвиняет, что я присвоила себе его дом в деревне, оформила на себя комнату в городе. Но где было бы сейчас всё это имущество, если бы оно было оформлено на него, ведь он кредиты на посторонних людей готов оформить! сокрушается Фарида.

По её версии, Айнур специально испортил свою комнату в общежитии, чтобы показать, в какие жуткие условия его переселили приемные родители. Он содрал не только обои, но и даже плитку с потолка, выбросил новую тюль, которую купила Фарида, и повесил старые шторы. Написал в соцсетях, что блогеры сделали ему косметический ремонт.

— И откуда в нем столько желчи? Это ужас! Вы бы видели, какие угрозы и оскорбления он мне шлёт на телефон, я просто в шоке! И моему родному сыну покоя не дает, угрожает ему. А ведь сын всех наших приемных детей принял, как родных. За Айнура ездил поговорить с теми ребятами, которые его обижали в училище… Сегодня Айнур выложил пост, чтобы люди помогли собрать ему деньги для уплаты займов. А ведь он получает около 10 тысяч рублей пенсию и 15 тысяч зарплату (Айнур работает охранником посуточно - ред.) и при этом живёт один. Разве этого мало? Куда он тратит деньги? — обращает внимание приемная мать.

И все же приемная семья взяла на себя решение проблемы долгов, несмотря на «фокусы» Айнура. Фарида подробно рассказала нам, как намерена это сделать, но попросила до поры, до времени не публиковать данную информацию. Вопрос должен решиться в самое ближайшее время, после этого мы сообщим, как закончилась история.

Я стараюсь делать скидку на то, что он — детдомовец, социально незащищенный человек, что он не здоров, но все равно не могу найти объяснение его поступкам. В чем мы перед ним виноваты? В том, что поддались на его просьбы и взяли его в свою семью, приняли как родного, растили, воспитывали, ухаживали за ним, когда болел, ночей не спали? Сначала купили ему дом, потом квартиру, эти слова Фарида произносит со слезами в голосе.

Дом, который купили для него родители в деревне и который быстро надоел Айнуру, так и стоит без дела. Фарида заверила, что планирует продать его и положить деньги обратно Айнуру на счет. К сожалению, это дело не быстрое. Ещё она близка к тому, чтобы переоформить на него комнату в общежитии, даже несмотря на угрозу, что парень может её легко лишиться по собственной глупости. Фарида готова уже на что угодно, лишь бы прекратились оскорбления с его стороны. Однако такой гарантии как раз-таки нет.

— Вы знаете, мы с мужем всегда осуждали людей, которые возвращают приемных детей в детские дома. Но вот в ситуации с Айнуром мы уже сами хотим отказаться от родительских прав на него, потому что он превратил нашу жизнь в ад. Конечно, он уже совершеннолетний, так что в юридическом плане этого не требуется делать. Но по документам он все равно наш приемный сын, и на основании этого оскорбляет нашу семью публично. Мы хотим со своей стороны прекратить с ним всякое общение. Нам дороже здоровье наше и наших детей, в том числе и других приемных детей, которые стали нам по-настоящему родными, — говорит Фарида.

Мнения

Венера Белова, директор некоммерческого образовательного учреждения «Детский университет»:

— Мне довелось работать с детьми из детдома. Согласна, что у них бывают сложные характеры. И это неудивительно, если учесть душевную травму, с которой они живут с детства, ведь их родители погибли либо бросили их. Даже в родных семьях дети нередко обижаются на пап и мам, особенно в подростковом возрасте, и только через много лет понимают, что были неправы. Думаю, с Айнуром такая же ситуация. Очевидно, что он слабо приспособлен к жизни вне дома, хотя и пытается всех убедить в обратном. И это является одной из самых больших проблем сегодня для детдомовцев. Они катастрофически нуждаются в социализации и порой ведут себя как настоящие Маугли, которые попали в шумный город, особенно без жилья. У нас в «Детском университете» раньше занимались одаренные дети-сироты. Для них существовала социальная гостиница, там дети приучались не только управляться с домашним хозяйством, но и выстраивать коммуникации, увереннее чувствовать себя во взрослом мире, чтобы не быть иждивенцами и одновременно не стать легкой добычей корыстных людей. К сожалению, эта гостиница закрыта, администрация города не предоставила нам льготную аренду, а оплачивать её из своих средств нам не по силам.

Ольга Ремаренко, руководитель общественной организации «Дорогие мои старики»:

— Я хотела бы прокомментировать со своей стороны действия волонтера, которая уговорила парня взять для нее кредит. Как человек, много работающий с волонтерами, могу сказать точно: такое поведение неприемлемо и не имеет ничего общего с волонтерством. К сожалению, приходится на практике нередко сталкиваться с подобным поведением волонтеров, хотя мы в самом начале сотрудничества с ними всегда четко проговариваем правила. Одно из главных условий — никаких поборов с подопечных, никакого совместного распития спиртного, никаких подарков от них, не говоря уже о том, чтобы попросить у них денег взаймы. Такое поведение сразу бросает тень на всё волонтерское движение. И что бы там ни говорила эта женщина-волонтер, как бы ни оправдывалась, я считаю, что ее действия вполне попадают под статью о мошенничестве. Нельзя так поступать с сиротой и инвалидом, даже если у него сложный характер. Эти ребята и так обижены жизнью, а тут еще появляются разного рода «опекуны» и используют их в своих корыстных целях. Я считаю, что в этой истории должны разбираться правоохранительные органы, в том числе и для того, чтобы было неповадно другим таким же «волонтерам» поступать подобным образом.

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter