Как корреспондент «МКС» пытался обогатиться на ценных бумагах

Как корреспондент «МКС» пытался обогатиться на ценных бумагах

21 июня 2010, 02:27
Общество
Слова «акции», «облигации», «тренд», «волатильность» и прочие финансовые термины уже достаточно прочно укоренились в сознании. Фондовый рынок стал привычной площадкой, где наши сограждане, с разной степенью успеха, куют свои состояния. К массовой команде финансовых игроков примкнул и корреспондент «МКС», ощутив все плюсы и минусы быстрого обогащения на собственном опыте

В начале 2007 года у меня появились свободные денежные средства, и я решил их  «прокрутить». Проценты по депозитам, которые тогда давали банки, казались  небольшими, и после некоторого раздумья купил ценные бумаги предприятий башкирской нефтянки. Мотив был прост: эти акции телевизионные аналитики считали недооцененными, и значит у них большой потенциал роста. Вывод, который сам собой напросился: можно без труда удвоить, если не утроить свой капитал. А то, что на фондовом рынке тогда надувался «пузырь», которому, как и всем пузырям свойственно лопаться,  понял только потом…

Первый шок я испытал в июле 2007, когда судились ФНС России и предприятия башкирского ТЭКа, и в качестве обеспечительной меры, по решению московского арбитражного суда, были закрыты реестры, (организация, в которой учитываются акции этих предприятий). Думалось, что судьи вот-вот во всем разберутся,  одумаются и отменят свое решение. Но время шло, а все оставалось по-прежнему. Судебные тяжбы в Москве затянулись, почти на два года…

Успокаивал себя тем, что вложенные в акции средства были,  как я считал,  моими не последними деньгами. Но до слез было жалко смотреть на людей, которые, покупали квартиры, брали ипотеку, кредиты, с расчетом, что деньги на это они получат от продажи акций. Второе, чем я себя утешал - это то, что предприятия платили тогда неплохие дивиденды: «Ничего, вот окончатся суды, и я смогу заработать на продажи акций».

Но ожидание тянулось и тянулось…. За это время разразился мировой финансовый кризис, цены на акции рухнули в разы. Даже ценные бумаги первого эшелона, так называемые «голубые фишки», «Газпрома», «Сбербанка», «Роснефти», не смогли устоять. Учитывая, что акции башкирской нефтянки относятся ко второму и третьему эшелонам, их падение было еще болезненней. Так, в декабре за одну акцию «Башнефти» давали всего 3,3 доллара, а я приобрел их по цене 15 баксов за штуку.  

Осенью 2009 года, новым владельцем башкирского ТЭКа АФК «Система», был объявлен выкуп акций «Башнефти», по так называемой оферте. У мелких акционеров появилась возможность продать свои ценные бумаги по 286 рублей 50 копеек за штуку (по тогдашнему курсу за ,55). Но я, то приобрел их в полтора раза дороже!

Поэтому, начитавшись и насмотревшись финансовых аналитиков, решил - пока не продавать. Дивиденды, на которые я так рассчитывал, не покрывали даже моих финансовых вложений. А тут, как назло, понадобились деньги. Однако срочно продать акции можно только частникам, которые тучей стоят возле ворот уфимской «Центральной регистратуры», что на улице Достоевского, и хватают за рукав, как призраки, внезапно выныривая из-за колонн, всех подряд проходящих мимо с вопросом: «Акции продаете?»  Правда знающие люди меня быстро остудили: при таком варианте можно недосчитаться и акций и денег.

Пришлось заключать договор с брокером, заводить акции на биржу, выставлять на продажу, ждать вывода денег.  Потому, что напрямую обычный гражданин, оказывается, не может торговать на бирже. По закону этим занимаются «члены биржи» - специальные организации, имеющие лицензию Федеральной службы по финансовым рынкам и оплачивающие свое биржевое место. Продажа через брокера стоит и  времени, и… денег. За каждую операцию у него нужно платить. По отдельности вроде бы немного, а если все сложить, то получится приличная сумма. И декларацию в ИФНС на следующий год тоже никто не отменял. Проблема в том, что сейчас, независимо от того, был ли доход или убыток от сделки с ценными бумагами, обязательно нужно подавать декларацию в налоговую службу. А это очень сложная и кропотливая процедура, и человек часто вынужден обращаться к посредникам и опять тратиться. Поэтому брокерскую операцию пришлось отложить.

Чтобы выкрутиться, начал занимать деньги у знакомых. Пока я отвлекся на собственное кредитование и перестал следить за котировками, акции «Башнефти» резко взмыли вверх. 20 апреля за них давали почти за 46 американских долларов за штуку, более чем втрое дороже, чем я потратил на покупку. К началу июня, правда, ценные бумаги вновь подешевели до .

И сейчас, когда я пишу эти строки, решаю дилемму продать – не продать. В январе 2007 года приобрел акции по цене 397 рублей 50 копеек за штуку, с учетом поправки на инфляцию за эти годы, чтобы выйти «в ноль» я сейчас должен продать их как минимум за 565 рублей 16 копеек. Сегодня за ценную бумагу «Башнефти» дают 994 рубля. Чистая прибыль – 429 рублей.

Соответствует ли такая сумма моим представлениям о скором богатстве? Или это алчность? А может холодный трезвый расчет с оценкой рисков?

Не ответив ни на один из этих вопросов, я остался сидеть на ценных бумагах, как собака на сене, в ожидании лучших времен…

Евгений КОСТИЦЫН.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter