Дурное детство. Правоохранители не в силах отучить подростков от наркотиков

Дурное детство. Правоохранители не в силах отучить подростков от наркотиков

19 августа 2008, 23:30
Общество
В Башкирии началась профилактическая операция «Подросток-игла». Сотрудники наркоконтроля и отделов милиции по делам несовершеннолетних терпеливо обходят недорослей, попадавшихся на употреблении наркотиков. Заглядывают оперативники в парки и скверы, где могут предаваться пороку трудные дети, компьютерные клубы, ставшие в последнее время рассадниками зла. Наши корреспонденты вместе с правоохранителями попытались уберечь тинейджеров от пагубной привычки.

Замуж с бутылкой пива

 

Кристина и Ирина – сестры. Старшей – 14, младшей - 13. Родственницы были застуканы оперативной группой, когда они распивали пиво в парке Нефтехимиков. 

- Что такого, начальник? – весьма профессионально охмуряет оперуполномоченного наркоконтроля Руслана Нуриева старшая девица, качая грязной ногой в порванном шлепанце. 

- Мы ничо такого не делали, - вторит ей 13-летняя Ирина, кокетливо потряхивая слипшимися волосами.

- Это преступление? – продолжает обволакивать покрасневшими глазами представителей мужского пола Кристина.

– Только разок глотнуть и успели, - хохочет младшая, делая непристойный жест.  

На свой нежный возраст сестры не тянут. Что, впрочем, и понятно. Девочки-цыганки никогда не учились в школе и рано начали взрослую жизнь. Живут нимфетки у тетки, которая торгует на базаре вещами.  Деньги на пиво сестры взяли у старших братьев. Родственники так добры к своим сестричкам, потому что через несколько месяцев их продадут замуж. По мнению цыганского табора, девочки созрели.

- У нас скоро будут свадьбы, - рассказывает Ирина. - У меня – через два месяца, у Кристины – уже через месяц.

Правда, как признались девушки, вступают в брак они не по собственному желанию. Но это их нисколько не смущает.

- Скоро начальник у меня муж будет, - грозится 13-летняя задержанная. – Так просто уже не приведете в ментуру, супруг заступится.

И Кристину, и Ирину теперь поставят на учет в инспекции по делам несовершеннолетних и раз в месяц станут проводить с ними профилактические беседы о вреде алкоголя и наркотиков. Только вряд ли это сможет кардинально изменить их будущую беспросветную жизнь.

 

Пароход с мешком на голове

 

Владик Коломиец оставлен на второй год в пятом классе. А все потому что мальчишка с юного возраста начал употреблять токсические препараты.

- Нюхал клей и глотал колеса, - поясняет школьник. - И теперь голова у меня тяжелая.

Юноша весьма умело использует свою зависимость. Наслушавшись о вреде токсикомании, с удовольствием цитирует врачей: «Я учиться не могу, потому что у меня мозг отравлен». 

Родителей у Владика нет, опекают парня старший брат с женой, да бабушка. Только опекуны целый день на работе и пожилая женщина с трудным подростком не справляется.

- Не хочет он ходить в школу, - жалуется проверяющим Венера Иманхаматовна. – И не уследишь – прогул за прогулом.

Из нескольких учебных учреждений Владика уже выгнали.

- Никто не желает возиться с трудным ребенком, - вздыхает бабушка.

Владик с оперативниками разговаривать не хочет. Набычил голову и уткнулся в колени.

- Клеем больше не балуюсь, - привычно отчитывается он перед людьми в форме.  

- Ты хочешь правильно жить?

- Хочу, - нудит Владик. – Только не всегда получается.

- У тебя есть мечта?

- Есть, - оживляется подросток. – Хочу поплавать по Волге на теплоходе. Мне брат рассказывал  как это здорово, когда плывешь на огромном судне. Меня обещали взять на следующее лето, если буду себя хорошо вести.

- А ты будешь?

Владик утыкает голову в колени.

- Постараюсь, - хмуро бурчит он.

Похоже, что парень не уверен, что пристрастие к мешку с клеем не окажется сильнее мечты о теплоходе.

 

Компьютерная игла

 

Оказывается, в Уфе полно мест, где таких владиков легко сбить с пути истинного. В квартиру семьи Мардановых, которая, по данным правоохранителей, является наркопритоном, мы так и не попали. Проверяющих встретила бронированная дверь, оборудованная видеоглазком. За ревизорами не дыша наблюдали  внутренней стороны, но открывать не стали.

- Не дом, а крепость, - говорит Руслан Нуриев. – Скорее всего, здесь вовсю идет торговля наркотиками, а ведь в квартире четверо детей.

Мать этих ребятишек не раз задерживали с дозой героина, но женщина уверяет, что использует наркотик для собственных нужд, мол, ей постоянно требуется обезболивающее после многочисленных родов. А какими болезнями наделила мать-наркоманка своих отпрысков, нам узнать не удалось. Скорее всего, эта железная дверь открывается только для тех, кто пришел за очередной дозой. Правоохранители смогут попасть в это жилище, только если суд выдаст ордер на обыск. Но для столь серьезных мер нужны не менее серьезные основания и семейство Мардановых пока карающий меч правосудия миловал.     

Еще один рассадник порока оперативники обнаружили в подвальном помещении в цыганских дворах на улице Ушакова. Сюда проникнуть оказалось проще, чем в семью наркоторговцев. В подземелье разместился нелегальный компьютерный клуб и спортзал, где собираются подростки. Кто-то из «умных» взрослых, приторговывающих отравой, догадался, что будущую клиентуру нужно выращивать заранее и создал «клуб по интересам» для брошенных тинейджеров. Дети платят по 20 рублей в час за сетевые игры и с малолетства вращаются в среде наркоманов и токсикоманов.

- Мы не сгущаем краски, - говорит инспектор по делам несовершеннолетних Ордженикидзевского РУВД Уфы Дилара Вильданова. – Загляните в мусорное ведро. 

Из мусорного бака кричали улики, что в компьютерном клубе ребята часто бродят не только в виртуальном, но и в галлюциногенном пространстве.

Мусорка была полна использованными шприцами, окровавленными ватками, фольгой и баночками из-под нафтизина (капли в нос наркоманы используют для варки отравы под названием винт). 

- С поличным мы никого не застали, а значит, и виновных нет, - разводит руками инспектор по делам несовершеннолетних Зульфия Хамидуллина.

Кстати, в том же ведре обнаружились и обертки от презервативов. Компьютерный клуб – хорошая ширма для притона. Только вот собираются здесь не опустившиеся граждане, а будущее нашей страны.

Такие рейды помогают оперативникам установить «проблемные» зоны, констатировать факт правонарушений, но что-то изменить в больном обществе, где так много зависимых от наркотиков детей, правоохранители не в силах. 

Анастасия ЖИЛКИНА.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter