Дрова с историей: почему в Уфе так охотно горят старинные здания

Дрова с историей: почему в Уфе так охотно горят старинные здания

19 марта , 14:12ОбществоАндрей КоролевPhoto: Артур Салимов / Mkset.ru
Поводом стал очередной пожар в центре города — 13 марта горел один из старинных деревянных домов, усадьба Бухартовских (ул. Аксакова, 48).

По словам начальника Управления по госохране объектов культурного наследия РБ Олега Полстовалова, огонь серьезно повредил кровлю старинного здания (фактически дом остался без крыши) и второй этаж. Дальнейшую судьбу пострадавшего памятника деревянного зодчества определит межведомственная комиссия, но речь сейчас не о нем, точнее не только о нем: за последние несколько лет в центре города сгорело несколько вековых зданий. Почему же они так охотно горят?

Мусорная корзина в центре города

Пострадавшей усадьбе Бухартовских больше 100 лет: главный дом и флигель построили в конце XIX — начале ХХ вв. Здание принадлежало дворянам польского происхождения: полицмейстер Генрих Бухартовский в 1903–1911 гг. организовал сбор средств для строительства в Уфе Аксаковского народного дома (нынешнее здание Башкирского государственного театра оперы и балета) и Парка народной трезвости (нынешний парк им. Якутова). Он же организовал в Уфе антропометрическое бюро и криминалистическую фотолабораторию, паспортный стол и Сыскное отделение, а в 1909 году возглавил учрежденный по его инициативе Уфимский отдел Российского Общества поощрения применения собак к полицейской и сторожевой службе, фактически став родоначальником местной кинологической службы. После революции в усадьбе размещались коммунальные квартиры.

В 2016 году памятник архитектуры был внесен в единый госреестр как объект культурного наследия регионального значения. Примерно в то же время дом расселили. Несмотря на то, что усадьба находится в муниципальной собственности, за ее состоянием никто не следит: как и во всяком подобном здании, забытом властями, здесь периодически живут бомжи. Если бы не пожар, на следующей неделе здесь прошел бы субботник — прошлой весной во время подобного мероприятия активисты вывезли отсюда грузовик мусора. Через несколько месяцев они же обратили внимание, что собранный позднее мусор, который обещали вывезти, работники ближайшего ЖЭУ положили обратно, внутрь здания. В целом, такими «мусорными корзинами» в той или иной степени считают и большинство остальных расселенных объектов культурного наследия.

— Очень жаль, что такая ситуация складывается у нас в городе, но с другой стороны — чего мы ожидаем: этот дом стоял расселенный, безнадзорный в течение трех лет, никаких действий никто не предпринимал. Ни городские власти, в собственности которых этот дом находится до сих пор, ни другие структуры. И это ведь не единственный такой дом — таких по городу очень много, сейчас идет активное расселение. И, к сожалению, если отношение не изменится, мы будем наблюдать подобные ситуции еще очень долго с другими объектами, — подчеркнул главный архитектор архитектурного бюро «Проект М» Павел Мазин.

Архзащитники неоднократно обращались к городским властям с требованием принять меры по сохранению усадьбы. В январе 2019 года флигель (Аксакова, 48/1) предлагали взять в аренду на 25 лет (начальная цена арендной платы здания площадью 288 кв. м была определена в 623 тыс. руб. в год без НДС). Неудивительно, что торги не состоялись из-за отсутствия заявок. На тот момент в доме Бухартовского был затоплен фундамент, а основание — окладные венцы — прогнили.

По словам замглавы администрации — начальника Управления земельных и имущественных отношений Евгения Чебакова, в конце 2019-го были подготовлены документы для продажи усадьбы с торгов с начальной ценой в 1 руб. с обязательной последующей реставрацией.

Отдельно подчеркивается, что к моменту пожара в квартале, где расположено здание, не было заключено каких-либо договоров на строительство, также земельные участки под коммерческую застройку не предоставлялись. Это предположительно должно убедить общественность в том, что поджог в данном случае не имеет смысла. Сейчас, по данным РБК-Уфа, реставрация усадьбы потребует от 30 до 50 млн руб. Напомним, в городском бюджете не предусмотрены деньги на сохранение и реставрацию исторического наследия города.

— Не верю в теорию, что это подожгли бездомные. Во-первых, они не поджигают свой дом. Во-вторых, они достаточно слабые — в СПЧ я веду рабочую группу по бездомным и прекрасно знаю, что у бездомных, которые по несколько лет живут на улице, нет сил подниматься на второй, тем более — на третий этаж. А горела кровля, наверху, — отметила член СПЧ, правозащитница Эльза Маулимшина.

На следующий день после пожара около дома Бухартовских была проведена серия одиночных пикетов — активисты возмущались тем, что, несмотря на многочисленные обращения к администрации, памятник так и не был законсервирован как положено, чтобы туда не проникали бомжи и не скидывали мусор.

Старые дома могут гореть и разрушаться

В 2019 году пожар прошел в усадьбе Х. Ш. Гуревич (ул. Пушкина, 71), построенной в конце XIX века. В свое время это здание было поставлено на госохрану и признано выявленным объектом культурного наследия. Как отмечает Эльза Маулимшина, 10-15 лет назад здание было вычеркнуто из этого списка, как и другие дома по улице Гоголя: «В последние два года они успешно возвращаются в реестр объектов культурного наследия, это здание мы не успели внести в реестр». Горевшее здание продолжает дряхлеть за рекламными баннерами без каких-либо действий со стороны властей.

Годом ранее пожар случился в соседнем здании — доходном доме Веденеева (К. Маркса, 15), также долгое время находившемся в заброшенном состоянии. Примечательно, что ЧП произошло за три дня до судебного заседания по факту неудовлетворительного состояния объекта. Причем это уже второй крупный пожар в Доме Веденеева первый случился в 2012 году. В настоящее время здание больше года стоит без крыши, инвестора для восстановления особняка городские власти найти не могут. К слову, здание после пожара сносу не подлежит, его статус должен сохраниться. Тем не менее горевшее здание продолжает дряхлеть за рекламными баннерами без каких-либо действий со стороны властей.

Дом купцов Степановых-Зориных (Чернышевского, 49) горел в 2014 году, но кажется скорее жив, чем мертв: в 2019 году его взяла в аренду компания «Альфа» предпринимательницы, совладелицы издательства «Диалог» Люцины Вильдановой (Хуснияровой). Как сообщает Ъ-Уфа, в планах — реставрация здания, которое находится в неудовлетворительном состоянии, под многофункциональный медицинский центр с услугами магнито-резонансной томографии. По условиям аукциона, реставрация должна завершиться в 2022 году. Напомним, что в 2017 году Дом Степановых-Зориных уже передавался в аренду на 25 лет компании «Гермес» предпринимателя Руслана Лутфуллина, но в 2018 году договор был расторгнут: компания не разработала проект реставрации и не провела историко-культурную экспертизу в условленные сроки.

Напомним, летом прошлого года мэрия распорядилась изъять для муниципальных нужд около 20 старинных особняков на улицах Октябрьской революции, Коммунистической, Маркса и Тукаева: в зависимости от статуса и фактического состояния их планировали выставить на торги для реставрации, а частично — снести. В этом контексте стоит отметить, что не только пожары разбираются с историческими «дровами» в Уфе — за последние годы столица Башкирии снесла немало исторических зданий. К примеру, одной из самых громких историй минувшего года стал снос Полежаевского пансиона на ул. К.Маркса.

— Мне кажется, есть две цели, по которым дома горят. Первая — если участок земли представляет коммерческий интерес под застройку. Второй — как раз, мне кажется, история с домом Бухартовских — когда потенциала построить там что-то другое нет, но хочется реализовать проект так называемой реставрации за меньшие деньги. Дом палят, восстанавливают новодел на тех же льготных условиях. Оценка восстановления дома Бухартовских в 30-50 млн рублей — очень оптимистичные цифры и они больше характерны для восстановления путем полного сноса и строительства новодела. Если же мы говорим о реставрации в ее подлинном смысле — это уже ближе к 70-80 млн рублей, — считает Павел Мазин.

Если проанализировать центр города, то можно обнаружить, что многие учреждения работают в старинных зданиях — просто их не забывали вовремя ремонтировать и реставрировать. Так, в частности, в особняке купчихи Елены Поносовой-Молло (ул. К. Маркса, 6) расположился музей археологии и этнографии, в доходном доме Юлии Нагель (ул. К. Маркса, 31) — республиканский клинический госпиталь ветеранов войн в Дворянском собрании Уфы (ул. Ленина, 14) — Уфимский государственный институт искусств им. З. Исмагилова; в гостинице Полетаева (ул. Пушкина, 90) — Уфимский НИИ глазных заболеваний, в особняке П.И. Костерина-Черникова (ул. Пушкина, 86) — Башкортостанская таможня, в особняке Ф. Е. Чижова (ул. Окт. революции, 10) — Национальная библиотека РБ имени А. З. Валиди. Почему об одних зданиях помнят, а о других забывают и веками не ремонтируют?

Гори, гори. Ясно?

Эльза Маулимшина в начале текущего года подчеркивала, что «практически все объекты культурного наследия в Уфе готов отреставрировать бизнес» — здания планируют использовать как галереи искусств, пекарни, кафе или рестораны. Это крупные предприниматели, известные не только в Башкирии, но и в целом по стране. При удачном стечении обстоятельств в доме Бухартовских планировалось открыть детскую танцевальную школу, но — произошел пожар.

По словам правозащитницы, предприниматели планировали ремонтировать доходный дом Веденеева и гостиницу «Эрмитаж» (ул. К.Маркса, 13/15), корпусы казарм внутренней стражи (ул. Достоевского, 54 и ул. Гоголя, 76), дома купца Ахтямова (ул. Чернышевского, 73 и 75), дом Тихониных (ул. Коммунистическая, 13), усадьбу Лопатиных (ул. Аксакова, 82), усадьбу Судаковых (ул. Аксакова, 84 и 84/2).

Примечательно, что сообщения о пожарах архитектурных памятников в разных уголках страны уже никого не удивляют, да и знают о них, как правило, только в самих городах, потерявших очередной памятник. Федеральную повестку это не волнует — как говорят в безжалостном интернете, ну сгорел и сгорел, что бубнить-то. Обыденность этой ситуации еще и в том, что в подобных ситуациях действия чиновников, кажутся совершенно незаметными и неэффективными — если они есть. «Новые известия» отмечают, что пожары серьезно потрепали архитектурное наследие страны в 2016–2018 гг. В своем материале они уточняют, что только за май–июнь 2018 года произошло почти два десятка таких пожаров, причем в большинстве случаев анамнез примерно один и тот же: заброшенные здания, незаконсервированные должным образом и забытые властями, загорались предположительно из-за неосторожного обращения с огнем.

Глава региона Радий Хабиров на оперативке в правительстве предложил силовым структурам выяснить причины пожара в доме на улице Аксакова, в том числе изучить версию поджога:

— Я публично заявляю: если у каких-то «деятелей» были мысли это здание потихоньку уничтожить, а потом на его месте что-то построить, то я этого не позволю. Если у кого-то есть виды на этот участок, делайте по-человечески: берите этот объект и сохраняйте то, что еще можно сохранить.

Чудесные слова в год эстетики населенных пунктов — об эстетике в городе, изуродованном арт-объедками, уже давно речи не идет — пока остаются всего лишь словами. Дома горят и зарастают фотообоями, а Уфа становится все более невзрачным и неуютным городом, теряя остатки индивидуальности. Хотя казалось бы — куда уж больше.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter