В Башкирии водителей, повторно севших пьяными за руль, лишают свободы

В Башкирии водителей, повторно севших пьяными за руль, лишают свободы

18 декабря 2017, 12:08
Общество
Эмиль Мусин
Photo: Эмиль Мусин / Mkset.ru
Медиакорсеть разбирается в ситуации на примере Туймазинского района.

По данным ОГИБДД, в 2014 году в Туймазинском районе задержано 407 нетрезвых водителей, в 2015 – уже 610, в 2017 – еще больше. Ежегодно более 100 профессиональных водителей остаются без прав и заработка. Вместе с увеличением штатной численности госавтоинспекторов растет выявляемость пьяных за рулём. Но молодые этого не чувствует. В их головах растет нечто другое – правовой нигилизм.

– Если в прошлом году на учете состояли 47 осужденных (ст. 264.1 Уголовного кодекса РФ), то в нынешнем году уже 92 водителя, лишённых прав, но повторно задержанных за управление машинами в подпитии, - рассказывает начальник Туймазинского межмуниципального филиала Уголовно-исполнительной инспекции Станислав Сексяев. – Семь водителей-преступников сели за руль пьяными в третий раз! К сожалению, всё чаще доходит до того, что осужденные уклоняются от обязательных работ. В отношении 55 человек направлены представления на замену отработки реальным лишением свободы. 12 человек уже отправились в колонии-поселения.

Передо мной 27-летний Айдар, ставил срубы, теперь работает сварщиком на небольшом предприятии. Он нервно теребит одежду, скрывая волнение. Год назад молодой человек отмечал день рождения. За день выпил литр водки, уснул в два часа ночи. В восемь утра проснулся, пожевал лавровый лист, чтобы сбить запах перегара. По доверенности выехал на машине приятеля и был остановлен госавтоинспектором. Далее последовали медэкспертиза, изъятие прав, штраф.

– Откуда уверенность, что лаврушка поможет казаться трезвым после литра водки и недолгого сна?

– Я просто спал мало, – оправдывается парень. – И не собирался весь день проводить за рулём. Чувствовал себя нормально, ехал адекватно.

Тем не менее тот случай Вас ничему не научил?

– В деревне был на свадьбе. Закончилось спиртное, и я поехал за ним по просёлочной дороге в сельский магазин, находящийся за четыре километра. Да, сильно опьяневший. Но дорога там тихая, безлюдная. Машин не было, кроме экипажа ГИБДД. Видимо, пахло сильно, и меня сразу, без лишних слов, повезли в наркологию.

Суд приговорил Айдара по статье 264.1 УК к штрафу в 30 тысяч рублей и 200 часам обязательных работ. Два года запрещено управлять автомобилем и покидать пределы района. Теперь он меняет бордюры в парке, убирает мусор, обрезает ветки деревьев, в общем, выполняет задания закреплённого за ним мастера.

– По-моему, Вы до конца не осознаёте, что совершили уголовное преступление. Лишь сожалеете о досадной ловушке, в которую угодили...

– Я осознал вину. Вы же не знаете, что у меня происходит внутри, о моих бессонных ночах, о поисках денег на выплату штрафа, разносах, устроенных близкими. Без машины трудно.

26 летний Антон начал давить на жалость и вошёл в кабинет инспектора УИИ со своей маленькой дочкой на руках. Протянул визитные карточки, где предлагались услуги по электромонтажным работам.

– Семью кормить надо, – пояснил он. – В начале года выпил, сильно поругался с невестой и уехал от неё на своей машине. Когда остановили автоинспекторы, на медэкспертизу ехать отказался...

– Считали себя трезвым?

– Не сказать, что сильно был пьян. Девушка вышла за меня замуж. Второй раз наступил на те же грабли в нынешнем году. Друзья помогли мне отремонтировать малолитражку матери в мастерской, в частном секторе за железнодорожной линией. Мы это отметили. Такси на окраину не едут, три раза звонил. Будучи, в принципе, «в адеквате», решил сам тихонько доехать, до дома-то всего километра три. На выезде из тоннеля меня задержали госавтоинспекторы.

– Три километра для здорового парня...

– У выпивших мозги же по-другому работают. Теперь приходится знакомых просить, чтобы возили на выполнение заказов. Несу большие убытки.

– Вы считаете себя преступником?

– Наверное... Суд же признал.

– Что любите больше: водку или машину?

– Я дочку люблю... Выпиваю нечасто, два раза в месяц. Согласен, плохо поступил.

Все мои собеседники переживали, жалели себя, свои семьи, подсчитывали убытки из-за невозможности пользоваться транспортом, но по-настоящему преступниками себя не считали. Наступившие законодательные ограничения оценили как ощутимые. У некоторых подучётных уже возникли проблемы с трудоустройством. Едва работодатели узнавали, что кандидаты отмечаются в уголовно-исполнительной инспекции, следовал отказ в трудоустройстве.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter