Коновалов: «Попробуйте доказать вину там, где нет доказательств»

Коновалов: «Попробуйте доказать вину там, где нет доказательств»

19 октября 2005, 00:47
Общество
Благовещенский процесс, который претендовал на то, чтобы стать публичным и показательным для всей страны, на минувшей неделе вновь был перенесен. Адвокаты подсудимых начальника Благовещенского ГРОВД Ильдара Рамазанова и заместителя начальника городского угрозыска майора Олега Шапеева представили суду ходатайства с просьбой не начинать рассмотрение дела в их отсутствие, поскольку защитники в этот день участвуют в других процессах.
С мест раздались крики:— Это намеренное затягивание процесса!Однако судья Татьяна Писарева вынесла решение — ходатайства защиты обвиняемых удовлетворить, рассмотрение дела отложить до 25 октября.Явившиеся же на заседание адвокаты подсудимых уверены, что судья приняла единственно верное решение:— Любое другое — означало бы нарушение права подсудимых на защиту, гарантированное законом.Думается, что это отложение рассмотрения по существу не последнее, учитывая показательность процесса, суд будет особенно внимательно относиться к процессуальным тонкостям, зная, что любой вывод станет оспариваться и той, и другой стороной. А учитывая огромное количество потерпевших и немалое — обвиняемых, процесс может растянуться на многие месяцы, с каждым разом разочаровывая правозащитников, надеющихся на скорый вердикт, подтверждающий нарушение прав человека в провинциальном городке. Московского адвоката Станислава Маркелова, например, больше всего волнует, что "угасает общественный интерес к процессу".Этот же защитник заявил ходатайство о взятии подсудимых под стражу. Как утверждает адвокат, его клиентов Алексея Расческова и Александра Кулакова пытались запугать обвиняемые. Станислав Маркелов — известный московский юрист, представлявший интересы родственников Эльзы Кунгаевой на процессе против полковника Буданова, Анны Политковской, пострадавших на Дубровке. Теперь его VIP-клиентами стали обыкновенные благовещенские парни. Непонятно, кто больше выигрывает от такого партнерства — адвокат, выступающий с лекциями о затягивании благовещенского процесса, или ребята, получившие от организаций, борющихся за права человека, в качестве защитника одно из самых известных имен России. Надеемся, что бесплатно. Ни Кулаков, ни Расческов сами на заседание не явились. Г-н Маркелов, потребовавший взять под стражу подсудимых, не мог не знать, что это ходатайство, кроме голословных заявлений о том, что все подсудимые трудятся на своих должностях, должно быть подкреплено доказательствами оказания давления на потерпевших. Однако представители прокуратуры, присутствовавшие на заседании, сообщили, что заявления об угрозах в их ведомство не поступали. Неудивительно, что ходатайство судья отклонила, посчитав факт запугивания недоказанным. Г-н Маркелов из своего ходатайства все-таки извлек дивиденды, заявив после окончания заседания российским СМИ:— Удивляет позиция прокуратуры, которая вместо того, чтобы защищать потерпевших, препятствует объективному ходу судебного расследования. Отклонены наши ходатайства об изменении меры пресечения обвиняемым.Вряд ли общественности понятно: ходатайство отклонил суд, а прокуратура могла лишь как сторона обвинения поддержать желание адвоката засадить подсудимых за решетку. Но так как защитник не смог предоставить доказательств, надзорное ведомство не могло волшебным образом повлиять на судью.Правозащитникам заочно ответил Александр Коновалов, заявив в сердцах в Стерлитамаке на приеме граждан:— Вот все говорят: Благовещенск, нужно посадить Диваева, посадить Смирнова, прокуратура лежит под всеми… А кто-нибудь ставил себя на наше место? Кто-нибудь пришел в прокуратуру, чтобы сделать что-то иначе? Кто-нибудь понимает, как тяжело работать и доказывать вину там, где нет доказательств?Александр Коновалов неоднократно подчеркивал, что прокуратура делает все для объективного рассмотрения благовещенского дела, провела огромную работу по расследованию превышений должностных полномочий милиционерами, грубо нарушившими приказ главы МВД России, доказала состав преступления по каждому фигуранту. Но влиять на решения суда, который в России является высшей инстанцией, — не вправе.— Фемида должна судить с закрытыми глазами, — уверен руководитель пресс-службы МВД РБ Руслан Шарафутдинов. — На "благовещенский процесс" слишком давит через СМИ общественное мнение, и под этим прессом судьям будет тяжело принять справедливое решение.В этот раз судебное заседание не стали переносить в зал местного ДК, а провели в самом здании благовещенской Фемиды. Как заявили в канцелярии, потому что "большее помещение не успели подготовить". Однако теснота никому не помешала, на заседание явились только 36 потерпевших из 342-х, в основном подростки. В то время, как на первое заседание, тоже отложенное, пришли свыше 60 пострадавших при милицейской "зачистке". Напомним, что 13 человек получили телесные повреждения, а 329 были унижены насильственной доставкой в РОВД и дактилоскопированием.— Мы больше не будем ходить на заседания, — заявили тинейджеры, которым в зале суда явно было скучно. — Смысла в этом не видим.С разочарованными лицами сворачивали телеаппаратуру и прибывшие из Москвы тележурналисты. Сенсации не состоялось.— Обычный процесс, каких масса, слишком политизировали и раздули, — говорят адвокаты обвиняемых. — А это мешает объективному рассмотрению.В этот же день та же судья Писарева огласила приговор участковому Василию Жукову, чье дело вместе с делом дознавателя Благовещенского ГРОВД Альберта Султанова было вынесено в отдельное производство. Так же, как и Султанов, Жуков получил три года лишения свободы с тремя годами отсрочки. Несмотря на строгость вердикта, который лишил бывшего участкового центрального района Благовещенска возможности занимать должности в правоохранительных органах в течение пяти лет, экс-милиционер не расстроился. В ранге участкового оперуполномоченного он прослужил три месяца и теперь вряд ли мечтает вернуться на службу.Понятно, что, вопреки всем желающим примерно наказать стражей порядка, за решетку подсудимых суд вряд ли бросит. Приговор районной Фемиды, учитывая, что инкриминируемая милиционерам статья не считается тяжкой, а все обвиняемые хорошо зарекомендовали себя на службе и в быту, скорее всего, будет условным. И бьющимся негодованием в радио– и телеэфирах правозащитникам нужно решить для себя: что для соблюдения в России прав человека важно — чтобы вердикт суда все-таки прозвучал или чтобы длительный процесс сопровождался скандалами, давая пищу для новых эфиров?Виктор СЕМЕНОВ.
Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter