Кредиторы требуют у матери погибшего солдата из Башкирии вернуть долги сына

Кредиторы требуют у матери погибшего солдата из Башкирии вернуть долги сына

18 марта 2019, 09:47ОбществоМинзаля АскароваPhoto: Из личного архива семьи Кудрявцевых
Родные считают, что 20-летний солдат стал жертвой “банды Пигаря”, бывших заключенных, терроризировавших десятки контрактников в Алтайской военной части Алейск.

В Алтайском городке Алейск 26 января 2015 года нашли мертвым 20-летнего контрактника из Башкирии Илью Кудрявцева. Согласно официальной версии, счеты со жизнью солдат свел сам. Однако родственники не согласны, так как считают, что до этого положения парня довела орудовавшая в Алейске в последние годы "банда Пигаря". По их мнению, ответственность за смерть молодого человека также должна понести воинская часть, в котором служил Илья.

Прошло четыре года со дня смерти Ильи Кудрявцева, но уголовное дело так и не возбуждено. Следствие считает, что молодой человек совершил самоубийство в состоянии алкогольного опьянения, хотя медицинская экспертиза показала, что в его крови алкоголь присутствовал совсем в небольшом объеме.

«Мама, мамочка, мамуля»

В ночь на 26 января Гюзель Кудрявцевой, маме Ильи, позвонили с неизвестного номера. Молодой человек на другой стороне линии с плачущим голосом проговорил "Мама, мамочка, мамуля", и выключился. Гюзель не поняла, что это был ее сын – голос был непохожим, да и Илья никогда таким тоном не разговаривал. Он всегда был веселым и улыбчивым человеком.

На следующий день с того же номера позвонил некто и сообщил, что его сын покончил собой. Гюзель подумала, что это шутка. А потом перезвонили и сказали, что с ним все в порядке, он в лазарете. Тут уже мама не на шутку разволновалась и начала звонить в воинскую часть сына, где он служил, в Месягутовский военкомат, но нигде трубку не брали.

Позднее с ней связались с воинской части и официально сообщили, что ее сын действительно мертв.

Нос и рука сломаны, на теле - гематомы

Спустя неделю тело Ильи привезли в родные края – село Мурсалимкино Салаватского района Башкирии. Цинковый гроб сопровождали несколько солдатов и непосредственный командир погибшего. Сопроводительный лист был только до Челябинска, дальше пришлось за ними и за гробом ехать забирать до деревни главе поселения. При этом, у сопровождающих не оказалось документов погибшего, только справка о смерти.

Когда открыли гроб, близкие Ильи сразу заметили, что с ним что-то не так: у него были сломаны нос и рука, были гематомы в паховой области и на ногах. Все это было зафиксировано на фото и видео.

Молодого человека хоронили всей деревней.

- Если бы я знала, что звонил он перед смертью, хоть пешком бы дошла до Алейска, - убивалась мать в слезах. – Может быть, он помощи просил, а я не поняла.

Гюзель действительно не подозревала, что молодой человек может покончить с собой. Она по сей день в это не верит.

- Мы с Ильей часто созванивались, он говорил, что собирается приехать на Новый год и купить себе автомобиль. Никогда в деньгах не нуждался, не просил. На Новый год его не пустили, он собирался на каникулах, но я попросила приехать позже, так как ему надо было поменять паспорт, а в праздники паспортный стол не работает. Зачем я это сделала, - горюет она.

Военная прокуратура Барнаульского гарнизона провела проверку по факту гибели контрактника, но пришла к выводу, что молодой человек сам виноват, совершил самоубийство в состоянии алкогольного опьянения, и в его смерти нет состава преступления. В возбуждении уголовного дела Гюзель Кудрявцевой отказали.

- Не верится, что военные считают, что он умер не при исполнении. Как так? Смерть произошла на территории казармы. За ним должны были следить. Матери отправляют своих сыновей под присмотр командиров, надеясь на дисциплину, - говорит Гюзель.

Из-за того, что их лишили статуса родственников солдата, погибшего при исполнении воинской обязанности, Гюзель и ее дочь не могут претендовать на выплаты и субсидии, положенные в таких случаях. Страховку в размере 1 млн рублей им удалось получить с огромными трудностями спустя год.

Позднее выяснилось, что сослуживцы Ильи собрали для его семьи некую сумму денежных средств для поддержки, но командир, которому поручили привезти эти деньги, так и не передал семье, а через небольшое время вовсе уволился с работы.

Гюзель Кудрявцева продолжала настаивать, чтобы по факту случившегося виновные понесли наказание. Ей четыре раза отказали в возбуждении уголовного дела. В последний раз – в марте 2018 года, после повторной экспертизы по фото и видео материалам телесных повреждений, которые она отправила в прокуратуру. Военные на эксгумацию не согласились, а после повторной экспертизы сообщили, что якобы ее сын получил эти травмы до самоубийства по собственной вине.

- Во время проверки выяснилось, что 30 декабря 2014 года мой сын получил ножевое ранение и лежал в лазарете. Но мне об этом тогда никто не сообщил. В материалах дела есть показания контрактника, который нанес ножевое ранение. Против него также не возбудили уголовное дело, он все еще служит по контракту в той же войсковой части в Алейске, - вспоминает Гюзель.

Должна заплатить долги сына

Произошедшее с сыном сначала оставалось совершенно непонятной историей, пока в новостях не появилась информация о раскрытии некой "банды Пигаря". В 2017 году в Алтайском краевом суде начался процесс над организованной преступной группой из 11 человек бывших заключенных и наркоманов, которые занимались вымогательством у военнослужащих войсковой части 41659, дислоцированной в Алейске. Именно там служил контрактник из Башкирии Илья Кудрявцев. Выяснилось, что время "деятельности" банды совпадает со временем смерти молодого человека. Уголовники занимались мошенничеством, грабежами, торговлей наркотиками, физическим насилием и даже похищением людей. Как пишут СМИ, в городе многие знали, но молчали об этом.

Кроме того, шантажировали тех, кто пользовался услугами женщин легкого поведения. Такса за неразглашение интимной тайны колебалась от 15 до 20 тысяч рублей. Искали любой повод, после которого человека можно было "поставить на счетчик". Запросто могли остановить военного на улице и в агрессивной манере наговорить ему всяких небылиц о том, что он когда-то якобы кого-то оскорбил и теперь обязан ответить. Вымогатели требовали, как правило, 20 тысяч рублей. Тех, кто давал слабину, сразу везли либо в организацию, занимающуюся микрозаймами, либо к человеку, который живет с того, что "дает взаймы", - сообщает "Российская газета".

Мишенью преступников стали в основном солдаты-контрактники, а также некоторые офицеры. Уголовники вымогали у них деньги, а сопротивляющихся избивали, похищали.

То, что Илья оказался одним из жертв этой банды, подтвердилось, когда некий Мохов Денис Павлович подал в суд на Гюзель Кудрявцеву, требуя выплатить долги сына в размере 120 тысяч рублей.

- Выяснилось, что 30 декабря 2014 года, в день, когда Илью пырнули ножом, он написал расписку о том, что взял у Мохова некую сумму под проценты. Вторую расписку он написал в день самоубийства. Странное совпадение, не так ли, - рассуждает адвокат Гюзель Кудрявцевой Елена Хайрисламова.

Салаватский районный суд вынес решение, что Гюзель Кудрявцева, как наследница сына, должна выплатить Мохову сумму в размере 25 тысяч рублей. Мохов не был согласен таким решением и подал в апелляцию, но Верховный суд Башкирии оставил без изменения решение районного суда.

Отметим, согласно судебным делам, открытым по инициативе Дениса Мохова, он пытается вернуть свои деньги со многих военных, служивших в последнее время в Алейске.

- Банда Пигаря, когда занималась своим грязным делом, терроризируя контрактивников, заставляла их брать деньги у некоего "доброго дяденьки" под проценты. Я более чем уверена, что этот "добрый дяденька" и есть Денис Мохов, - говорит Гюзель Кудрявцева.

«Если бы не дочь, лежала бы рядом с сыном»

Трагедия произошла за 10 дней до дня рождения Ильи Кудрявцева – 5 февраля ему бы исполнилось 21 год. Он был единственным мужчиной в семье – Гюзель осталась со старшей дочерью Аленой и младшей дочерью Ангелиной. 15 марта Ангелине исполнилось девять лет. Брата она помнит, несмотря на то, что на момент трагедии ей было всего лишь пять лет. Через год после его смерти, на 23 февраля, в садике она нарисовала танк и рядом солдата, который плачет.

26-летняя Алена замужем, у нее трое детей – две девочки и годовалый сын.

Гюзель признается, что никогда не позволит внуку уйти в армию, "ляжет плашмя", но этого не допустит. Доверие к российской армии у нее навсегда потеряно.

Гюзель после смерти сына пережила тяжелую операцию на спинной мозг, в связи со случившемся с ее сыном, у нее сильно подорвалось здоровье. В один момент она практически была парализованной.

- Если бы не маленькая дочка, я бы, наверное, лежала бы рядом с сыном, - признается она в слезах. – Я не знаю, кому уже кричать, кому обратиться, чтобы восстановили справедливость. Писала Путину, писала Шойгу, в Министерство обороны – никакого результата. Они спускают все в Алтай, а там мне отвечают, что мой сын сам виноват.

Семья на данный момент проживает в городе Трехгорный Челябинской области. Гюзель Кудрявцева намерена обжаловать решение предыдущих судов о том, что Илья погиб не при исполнении воинской службы. Заседание суда назначено на 1 апреля.

Медиакорсеть следит за развитием событий.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter