«Это не про нас»: В Уфе «дело о траве» показало истинное отношение чиновников к людям

«Это не про нас»: В Уфе «дело о траве» показало истинное отношение чиновников к людям

17 октября 2018, 17:29
Общество
Татьяна Майорова
Эпопея с административным штрафом, наложенным на молодую девушку за высокую траву и стройматериалы, сложенные возле дома, набирает обороты.

Продолжение истории с «делом о траве», которое коснулось меня лично, совпало с первыми публичными выступлениями Радия Хабирова на посту врио главы Башкирии. Не боюсь показаться банальной, но лично мне его реплика о том, что чиновники должны работать, прежде всего, для людей, показалась вполне искренней.

Поэтому по согласованию с редакцией я воспользовалась реальной возможностью на деле убедиться, насколько представления нового руководителя республики совпадают с мнением самих местных чиновников о своей работе. Благо в этот момент «травяная эпопея» вышла на новый виток.

Трава у дома

Медиакорсеть уже писала о начале данной эпопеи, стартовавшей 11 сентября текущего года, когда десант сотрудников Центра общественной безопасности Кировского района Уфы высадился вечером в микрорайоне Кооперативная поляна и начал подворовой обход. Для тех, кто не в курсе, поясним, что микрорайон Кооперативная поляна (в обиходе именуемый Цыганской поляной) располагается на берегу реки Агидель перед Бельским мостом напротив Монумента Дружбы, непосредственно перед въездом в Уфу. Этот пригород состоит из частных домов с приусадебными участками.

Многие домовладельцы в летний период занимаются строительством и ремонтом домов, приобретают стройматериалы – блоки, кирпич, гравий, песок и т.д. Как правило, их выгружают перед домом, потому что не все грузовые машины могут проехать во дворы, не задевая протянутые по улицам газовые коммуникации. Потом домовладельцы перевозят стройматериалы во дворы. И вот эти самые стройматериалы стали благодатной темой для центра общественной безопасности и административных комиссий.

Возле нашего дома остались лежать два бетонных столба, поднять которые одному человеку не под силу, и небольшая куча гравия. Представителей власти также возмутила чересчур высокая трава, выросшая вдоль обочины дороги. Но обо всем этом лично мне стало известно гораздо позже.

…А в тот вечер, 11 сентября, после того, как раздался звонок в дверь, на улицу вышла моя дочь, поскольку ждала друзей. Она вернулась минут через 20 и сообщила, что там пришли с администрации района и зовут меня. Вместе со мной вышел и брат, дом которого также находится на нашей территории. Женщина бальзаковского возраста в синей униформе, представившаяся Гулизарой Сакаевой, сообщила, что нам нужно срочно навести порядок возле дома – скосить траву, отодвинуть блоки и разровнять гравий, чтобы он хотя бы не бросался в глаза. По ее словам, заместитель главы администрации намерен проехать по улицам, и если он увидит беспорядок, то устроит разнос, прежде всего, инспекторам, которые проморгали подобное нарушение.

Я прекрасно помню этот разговор. Я спросила, сколько она дает нам времени на устранение нарушения, и услышала, что за неделю нужно все убрать, а потом к нам снова придет проверка. По словам инспектора, если мы все сделаем нормально, то нас наказывать не станут, а, скорее всего, ограничатся предупреждением. Мы буквально на следующий день скосили траву, постарались максимально замаскировать на местности блоки и горку гравия и стали ждать проверку. Никто так и не приехал, и мы успокоились.

Маразм крепчал

Неприятный сюрприз случился 27 сентября. Позвонил молодой человек, который почему-то обратился ко мне, назвав мое имя и отчество дочери, и сообщил, что нам следует заплатить штраф за административное нарушение. Это был тот самый молодой сотрудник Центра общественной безопасности, который, как оказалось, за время общения с моей дочкой успел составить на нее протокол об административном нарушении. Поскольку нам на руки копию протокола не выдали, я даже не подозревала о его существовании, как и о том, что моя юная девочка уже почти две недели обвиняется в том, что «не приняла меры по скосу сорной травы, допустила складирование песка, сухих веток и бетонных столбов на территории общего пользования», нарушив тем самым Правила благоустройства городского округа города Уфы.

Вопрос о том, почему протокол был составлен на моего ребенка, а не на меня, как собственника дома и участка, и почему именно дочка привлекается к ответственности, повис в воздухе. Замешкавшийся молодой человек после некоторой паузы передал трубку более уверенной в себе коллеге – той самой Гулизаре Сакаевой, которая на полном серьезе сообщила, что мы сами во всем виноваты, потому что не прислали ей на вацап фотографию приведенного в порядок газона. На вопрос о том, почему к нам не приходила проверка и не убедилась, что мы устранили нарушение, как и было обещано чиновницей, она не ответила и, в конце концов, бросила трубку со словами: «Не хотите платить, документы передадим судебным приставам».

Разговор с дочерью закончился слезами. Она искренне не понимала, почему на нее составили какой-то протокол.

- Он записал мои данные и дал мне расписаться в нескольких местах. А потом подошла женщина и сказала, чтобы я позвала маму. Я думала, что они тебе все объяснят, - всхлипывала моя девочка.

После консультации с юристами мы решили, прежде всего, получить на руки постановление и протокол и посмотреть их содержание. Однако сделать это оказалось не так-то просто.

Поначалу по телефону секретарь административной комиссии Кировского района Татьяна Самойлова проинструктировала, что нужно написать заявление и сдать его в канцелярию, а затем пообещала позвонить через пару дней. Еще она обещала уточнить позднее, как мне удобнее получить протокол – самостоятельно или ко мне пришлют бумаги нарочным. Растерявшись от такого «сервиса», я расслабилась и стала ждать звонка. Как оказалось, напрасно. По истечении недели, я сама позвонила Татьяне, которая сухо сообщила, что я могу забрать бумаги в любое время.

«Это не про нас»

Визит в администрацию стал кульминацией этой «травяной эпопеи» и заслуживает того, чтобы быть переданным в лицах.

- Я не могу вам выдать на руки документы, потому что они составлены на вашу дочь, - огорошила секретарь.

- В таком случае почему ваши сотрудники звонили мне и сообщили, что я должна заплатить штраф? – удивилась я.

- Не знаю, это не наши сотрудники, они работают в Центре общественной безопасности, - был ответ. - Пусть за документами приходит ваша дочь, а вы сможете их забрать только при наличии нотариально заверенной доверенности.

- Значит, ваша комиссия рассмотрела документы, составленные с нарушениями, назначила на основании него наказание молоденькой девушке, которая не является собственником дома и, соответственно, не может нести ответственность за его состояние. Мне позвонили и сообщили, чтобы я заплатила за все это беззаконие штраф, а теперь вы мне отказываетесь дать документы, чтобы я могла опротестовать их в суде? – парировала я.

В этот момент я почувствовала, что вот теперь пришло время для фразы, которую вся республика услышала накануне из уст Радия Хабирова.

- Правильно сказал вчера Радий Хабиров, что госслужащие должны думать, прежде всего, о людях, а уже потом о себе и своем комфорте. Но у нас все чиновники поступают совершенно наоборот, и вы, в том числе, - обратилась я к моей собеседнице.

- Это не про нас! – обиженно запротестовала секретарь. – К нам это не относится. Мы нормально работаем!..

Следующим раундом выяснения отношений с чиновничеством стал диалог с юристом муниципалитета Симоной Гафуровой, которая, к слову, долго отказывалась назвать мне, как корреспонденту, свое редкое имя. Юрист заявила, что административная ответственность наступает уже с 16 лет, так что моя дочь вполне может отвечать за состояние газона, даже, несмотря на то, что не является собственником дома и земельного участка. Следуя логике моих собеседниц, получалось, что штраф мог быть наложен на любого человека, который имел бы несчастье открыть дверь в момент визита сотрудников Центра общественной безопасности.

В финале беседы, когда я почувствовала, что нервы на пределе, то заявила, что такого бардака уже давно не видела, и покинула здание муниципалитета.

Через полчаса мне позвонила секретарь административной комиссии Татьяна Самойлова и очень вежливым голосом сообщила, что они посоветовались с юристом и решили, что все-таки могут выдать мне на руки документы, как законному представителю моей оштрафованной дочери.

...По иронии судьбы, готовя вечером заметку про список кандидатов на должность мэра Уфы, я увидела в их числе заместителя главы администрации Кировского района Уфы Олега Котова, который возглавляет районную административную комиссию и подписал постановление о наказании моей дочери. Комментарии в данном случае излишни.

Мы намерены продолжить «травяную эпопею» и обратиться в суд, чтобы опротестовать постановление административной комиссии.

Медиакорсеть будет следить за развитием событий.

Комментарии юристов:

Мурат Мустафин, адвокат:

- Аналогичные случаи бывают часто, администрация наказывает предпринимателей за слишком высокую траву, за отсутствие урны, неправильно оформленную вывеску. Ко мне обращались за консультациями управляющие компании, которых штрафовали за крупногабаритный мусор, выставленный жильцами возле мусорных баков. Большая часть таких постановлений оспаривается в судебном порядке, суды их признают недействительными по различным процессуальным основаниям. В соответствии с Кодексом об административных правонарушениях административные комиссии должны соблюсти определенную процедуру: после обнаружения нарушения его следует заактировать и обязательно выдать копию протокола на руки нарушителю, затем по телефону или извещением по почте с уведомлением его должны вызвать для рассмотрения протокола о нарушении и взять с него объяснения, и только после этого состоится заседание административной комиссии, которая назначит наказание. Если к этому моменту нарушение устранено, то комиссии могут ограничиться предупреждением, и только если нарушение не устранено, назначить штраф. Однако на деле, как видим, эта процедура не соблюдается и комиссия просто «штампует» постановления о штрафах, даже не вникая в их суть. У меня вообще закралось подозрение, что существует некий план по сбору административных штрафов, который чиновники изо всех сил стараются выполнить, хотя и никогда не признаются в его существовании.

В описанном вами случае нарушением, прежде всего, является тот факт, что протокол был составлен на человека, не являющегося собственником. Это нужно оспаривать через суд, а потом еще и потребовать компенсацию судебных издержек.

Эльза Маулимшина, юрист:

- Такое отношение к людям со стороны административных комиссий – это, к сожалению, привычная практика. Я помогала предпринимателям и частным лицам несколько раз оспаривать подобные постановления об административном наказании, однако, к сожалению, сделать это удавалось не всегда. Мне самой доводилось приходить на заседания комиссий, представляя интересы своих клиентов-предпринимателей. В коридоре там в ожидании решения своей участи собирается каждый раз не меньше 50 или даже 100 человек. Часто приходилось наблюдать, как административные комиссии предлагали людям, явившимся на их заседания вместо официальной уплаты штрафа заплатить по квитанции 500 или 1000 рублей и после этого прекратить дело в отношении них.

Там порой такие истории можно услышать! Помню, приходила женщина преклонных лет, живущая в частном секторе, на которую был составлен протокол за то, что громко лаяла ее собака. В другой раз предпринимателя, арендующего офис на первом этаже многоэтажки, оштрафовали за то, что строители, проводившие ремонт фасада, сложили стройматериалы возле его двери. И опротестовать это решение через суд, кстати, не удалось. Судьи во всех инстанциях признавали, что факт нарушения отсутствует, однако штраф не отменяли.

Кстати, есть еще один важный момент, который следует учесть при опротестовании постановления комиссии. По закону состав комиссии, который присутствует на заседании, должен быть не менее 39 членов комиссии из 50. В противном случае заседание автоматически уже можно считать несостоявшимся. Так прописано в специальном законе РБ об административных комиссиях. Как показывает практика, обычно на заседание являются меньше 39 членов комиссии. Таким образом решение любой такой комиссии является незаконным даже из-за отсутствия кворума, не говоря уже о прочих сплошь и рядом допускаемых ими нарушениях.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter