Нигериец, осужденный в Уфе за изнасилование проститутки, пел и танцевал за еду в СИЗО

Нигериец, осужденный в Уфе за изнасилование проститутки, пел и танцевал за еду в СИЗО

16 марта , 15:48ОбществоТатьяна МайороваPhoto: Mkset.ru
Осиа Альфаеус Эбитими дал эксклюзивное интервью Медиакорсети.

Этого 24-летнего нигерийца сегодня, пожалуй, можно с полным правом назвать одним из самых узнаваемых людей в Башкирии. После обвинения в изнасиловании уфимской проститутки, которая, к слову, была почти в два раза старше его по возрасту, Осиа Альфаеус Эбитими (или Айо, как его коротко называют друзья) бесконечно мелькал в местных новостях и даже попал в ток-шоу на Первый канал. Но, как признался молодой африканец в интервью Медиакорсети, он был бы счастлив, если бы не было ни этой неприятной популярности, ни обвинения в преступлении, в котором Айо, по его словам, не виновен.

«До сих пор не верится, что я на свободе»

В нашу редакцию Айо приехал со своим другом Шаби Доко Апполинэром, которого в упрощенном варианте зовут Майком, и адвокатом Рамилем Гизатуллиным, защищавшим его на следствии и в суде.

За шесть лет, проведенных в России, Айо научился довольно сносно говорить по-русски, хотя иногда что-то он не сразу понимает, поэтому сложные понятия переводит для него на английский язык Майк, который за 10 лет совсем освоился в нашей стране. Майк старше Айо, ему 29 лет, он имеет репутацию самого серьезного африканца среди студентов и потому возглавляет Союз африканских студентов в Башкирии. После освобождения Айо Майк собрал всех своих собратьев-студентов на очень серьезный разговор.

- Я объяснил им еще раз, что надо быть более ответственными за свои поступки и не нарушать правила поведения и законы страны, в которой мы сейчас находимся. Мы приехали сюда учиться, нас отправили сюда власти наших стран, выбрали нас, потому что мы хорошо учились. И мы должны оправдать доверие, получить профессию, а не заниматься тут глупостями. Иначе можно попасть в такую историю, в какой оказался Айо, - с очень серьезным лицом объяснил Майк.

Что касается Айо, то по нему было видно: парню очень хотелось выговориться, и мы предоставили ему такую возможность.

- Мне до сих пор не верится, что я на свободе, - признался молодой человек. – Больше всего на свете я хочу забыть всё, что произошло, как страшный сон, и уехать домой в Нигерию. Ведь я мог умереть. Меня спасло чудо, а также мои друзья и мой адвокат.

Впрочем, уехать из России слишком быстро, пожалуй, не удастся.

Во-первых, нужно дождаться нового рассмотрения в суде, ведь потерпевшая Мария Лусникова подала апелляционную жалобу. А во-вторых, у Айо совершенно нет денег. После освобождения из-под стражи он живет в квартире у Майка и носит его вещи. Вдобавок у Айо просрочена виза и регистрация. Чтобы утрясти все эти вопросы, придется походить по инстанциям.

Друзья надеются, что им удастся получить материальную помощь от посольства Нигерии, которое, как минимум, должно купить для Айо авиабилет из России в Нигерию. Однако пока связаться с посольством и обсудить эти вопросы не удается. И это обстоятельство крайне расстраивает Айо. По его словам, представители посольства не горели желанием помочь ему и во время следствия.

- Они не любят ввязываться в разные скандалы, опасаются за свою репутацию, даже если человек невиновен, они лучше подождут, когда все проблемы решатся сами, - пояснил Майк, отметив, что такая тактика поведения характерна для посольств многих африканских государств.

- У меня на счету в посольстве было около 10 тысяч долларов, когда меня арестовали. Майк долго дозванивался до посольства и просил перечислить деньги на адвоката, на приобретение продуктов и т.д. Но там такое правило: перечислять средства за меня только на счет кому-то из моих земляков. Перечислили девушке из Нигерии, которая училась в Уфе, она скинула часть суммы нам, а потом пропала. Вместе с ней пропали 5700 долларов, - рассказал Айо.

Вместе с Майком они нашли эту девушку в Москве, когда недавно ездили на запись ток-шоу «На самом деле».

- Денег у нее уже нет, это понятно. Говорит, что ничего не знает. Может, на учебу потратила, может, на что-то другое, - констатировал Майк. Друзья пока не решили, стои ли обращаться по этому поводу в полицию.

«Следователь хотел меня посадить ради карьеры»

Напомним, обвиняемый нигериец был задержан в начале января 2019 года. Основанием для задержания стало заявление, поступившее от 41-летней уфимки, сообщившей, что молодой африканец напал на нее, ограбил и изнасиловал 31 декабря 2018 года.

Пикантность ситуации придал тот факт, что женщина занимается проституцией и даже не скрывает своего рода занятий. Так, на недавнем телешоу в ответ на реплику одного из зрителей о том, не считает ли она изнасилованием секс, за который ей не заплатили, Мария возразила: «А почему я должна заниматься этим бесплатно?».

Следствие длилось почти восемь месяцев, и около полугода шел судебный процесс. В итоге судья Радмир Гаймалеев принял решение, ставшее полной неожиданностью для многих. Он постановил переквалифицировать все статьи обвинения, которые вменялись Айо, на более легкие: «разбой» — на «самоуправство», а «изнасилование» и «развратные действия» с части второй на часть первую и приговорил подсудимого к отбыванию наказания в виде 2 лет и 4 месяцев в колонии-поселении. Время, проведенное в СИЗО (а это 1 год и 2 месяца), было зачтено ему в счет наказания в двойном размере. Таким образом фактически получилось, что наказание подсудимый уже отбыл. К радости друзей, Айо освободили в зале суда.

Адвокат Рамиль Гизатуллин считает, что в России дело Айо Осиа – скорее всего, единственное, связанное с сексуальным преступлением, по которому обвинение было переквалифицировано на более легкие статьи. Соответственно, и наказание с грозивших ему поначалу 20 лет уменьшилось до 2 лет и 4 месяцев.

- Получилось как в фильме «Берегись автомобиля»: он виноват, но и не виноват, – говорит адвокат.

Мы уже писали ранее о серьезных претензиях к качеству следствия по делу Айо со слов адвоката Рамиля Гизатуллина. У Айо тоже есть свои соображения на этот счет.

- Я считаю, что следователь решил при помощи моего дела добиться карьерного роста, поэтому он сразу решил меня посадить и не принимал во внимание никакие доказательства в мою пользу, - говорит он.

По его словам, парню поначалу долго не везло на адвоката. Три юриста, которые были защитниками Айо до появления Рамиля Гизатуллина, просто не выдерживали никакой критики. Перво-наперво они требовали аванс и потом сразу теряли интерес к происходящему. Один из них пообещал Айо, что его осудят на 10 лет колонии, если повезет, а второй вовсе оказался приятелем следователя.

- Когда нас познакомили с Рамилем, мы сразу поняли, что он будет защищать Айо по-честному, - отметил Майк. – Он даже не стал спрашивать про деньги, а потребовал у следователя последний протокол допроса Айо и даже поругался с ним. А потом старался привлечь к делу Айо как можно больше общественного внимания, чтобы все знали, что Айо обвиняют несправедливо.

Впрочем, как считает сам Рамиль Гизатуллин, своим освобождением его подзащитный обязан, как это ни парадоксально, потерпевшей Марии Лусниковой.

- Если поначалу она скрывала лицо, надевала парик и очки, то потом явно стала наслаждаться своей известностью и стала связываться с журналистами, ездить на ток-шоу уже без парика. Ролик с обвинениями в адрес молодых людей, которые не так давно явились к Марии с поддельными удостоверениями сотрудников полиции и пытались ее уломать на бесплатный секс, проститутка сама отправила журналистам. После этого ее пригласили на передачу «На самом деле», и там после проверки на полиграфе был сделан вывод, что она лжет, - объяснил Рамиль Гизатуллин.

«Мария Викторовна, вы лжете!»

Вспоминая о своем общении с потерпевшей, Айо сразу начинает злиться. Поначалу он назвал ее в беседе с нами по имени и отчеству, потому что привык так говорить во время суда. Но потом сразу осекся и стал называть лишь Марией.

- Я думаю, что проститутки бывают разные, и становятся они проститутками по разным причинам. Многим нужны деньги на учебу, на воспитание ребенка без отца, на лечение пожилых родителей. Но Мария – другая. Ей уже 42 года, как выяснилось. Если у нее и были когда-то давно, в молодости, материальные проблемы, то она давно их решила, но от занятий проституцией не отказалась. Потому что ей нравится этим заниматься! – уверен Айо. – Она просто любит такую жизнь. По-моему, у нее большие психологические проблемы.

Еще Айо отметил, насколько Мария озлоблена на мужчин.

- У нее зло на всех мужиков без исключения. Я это сразу заметил. У нее очень злое лицо и злые глаза. Она такая была и во время нашего первого знакомства, и уже потом, после моего задержания, во время очной ставки и в суде, - делится своими соображениями молодой человек. – Она вела себя в суде как королева, заявляла громко, что «Айо - чернокожий, иностранец, не один из нас». Поэтому судья должен защищать не Айо, а её, и прокурор должен защищать её, и все российские женщины должны быть на её стороне. Она сказала, что она – россиянка, и поэтому все должны ей поверить.

И Айо, и Майк, и Рамиль Гизатуллин уверены, что сама Мария Лусникова и ее единомышленницы из так называемого Альянса секс-работников России не зря подняли шум вокруг этой истории. Она стала наверняка первым шагом к тому, чтобы легализовать проституцию в России. Самое печальное – что на фоне шумихи вокруг этой истории ряды российских проституток наверняка пополнились новыми искательницами «красивой и богатой жизни».

При этом повсюду замалчивается факт, что против Марии Лусниковой возбуждено уголовное дело по факту кражи 500 долларов у Айо, с чего, собственно, и началась вся эта громкая и долгая эпопея.

- Судья – не глупый, и прокурор тоже соображает. Они не повелись на призывы Марии, когда она говорила, что в ее лице я якобы оскорбил всех российских женщин, - заявил Айо. – Я считаю, что она не имеет права делать никаких заявлений от имени российских женщин. Такие женщины, как она – это позор для всей страны. Я уверен, что большинство российских женщин не такие, как Мария. Они – добрые и хорошие люди. Я хочу обратиться ко всем мужчинам и мальчикам с призывом лучше не связываться с проститутками, иначе неизвестно, чем это может закончиться.

«В СИЗО издевались, спасло чтение Библии»

14 месяцев, проведенных в СИЗО, Айо вспоминает как сплошной кошмар. Его поместили в общую камеру, где содержались самые разные люди, - и по возрасту, и по национальности, но все они подозревались в изнасиловании. При этом Айо оказался единственным темнокожим заключенным СИЗО на улице Достоевского в Уфе. Он отметил, кстати, что со стороны сотрудников СИЗО ни разу не было в его адрес грубости и тем более проявлений расизма, а вот «зэки» над Айо поглумились вдоволь.

Всего в камере было 11 мест. Сразу Айо как самого молодого и вдобавок темнокожего, местные авторитеты стали унижать. Заставляли убираться, пометать полы, мыть посуду и т.д. Часто били.

- Один раз ночью мужик сорвал с меня одеяло и стал бить. Я стал кричать и спрашивать, за что он меня бьет. Он ответил: «За то, что ты – негр».

Я потом попробовал объяснить, что для африканцев это слово очень обидное, просил больше так не называть меня. Но они мне отвечали, что им на меня плевать, что я приехал в их страну, я - не один из них, я – чужой, и поэтому я виновен, - вспоминает Айо с ужасом. – Меня били и поодиночке, и все сразу. Я защищался как мог, но их было слишком много. Было так тяжело, что я даже начал думать о самоубийстве. Я писал жалобы, просил перевести меня в одиночную камеру, но этого так и не произошло.

Видимо, в насмешку Айо в камере прозвали Иваном, и это стало дополнительным поводом для придирок.

- Я много размышлял над тем, что со мной случилось и даже начал писать книгу. Она на английском языке. Если ее переведут на русский язык, то я ее выложу в интернет, - рассказал нигериец.

В СИЗО, во время прогулок на воздухе, Айо встретил некоторых высокопоставленных арестованных. Запомнил одного бывшего прокурора и экс-начальника 13-й колонии, который обвинялся в крупных взятках. Этот мужчина дал Айо много наставлений, как правильно вести себя в суде, и предрек, что ему дадут 5 лет колонии общего режима и отправят в ИК-13.

Не угадал, стало быть.

Айо очень потрясло, что некоторые заключенные совсем не хотели на волю, а наоборот, радовались, что наконец-то снова попали за решетку.

- Один, помню, говорил, что сидит уже в шестой раз, - поделился одним из своих тюремных потрясений Айо. – Говорил, что тут его дом, тут его бесплатно кормят.

Кстати, о тюремной еде, которой сотрудники колоний так любят угощать журналистов при случае.

- На завтрак – безвкусная каша, в основном перловка. Если раз в три месяца давали гречку, то в этот день в СИЗО был праздник, на обед давали суп, который состоял из мутного кипятка и трех картофелин. Пару раз мне достался куриный огузок, от которого меня чуть не стошнило, на ужин – опять картошка, - рассказывает Айо.

- Я несколько раз лежал в Уфе в больницах, помню, что там тоже очень плохо кормят, - посочувствовал другу Майк. – Представляю, как же могут в России кормить в тюрьме!

Друзья собирали передачи для Айо, но первую передачу у него сразу отняли сокамерники. Только со временем все нормализовалось.

В первый месяц в СИЗО от такой еды у нигерийца постоянно болел живот, но потом, видимо, привык. Чувство голода он испытывал постоянно. Подружился с баландером, разносившим еду (люди, осужденные за легкие преступления при условии хорошего поведения переводятся в качестве наказания в качестве хозобсоуги на работу в СИЗО - ред.), и выпрашивал у него несколько картофелин в качестве добавки. В знак благодарности читал и танцевал рэп.

- Я постоянно устраивал концерты, читал рэп и танцевал в камере и на прогулке. В прогулочном дворе люди из других камер специально подходили, чтобы посмотреть на мои выступления, - вспоминает Айо с улыбкой. – Многие меня хвалили, но некоторые и тут тоже оскорбляли.

К счастью, в камере появился мужчина, который стал заступаться за Айо и никому не позволял его обижать. Стало легче. Еще один человек, с которым у нигерийца установились дружеские отношения, был верующим человеком. Он дал Айо почитать Библию.

- Это мне очень помогло. Я стал гораздо спокойнее и перестал обращать внимание на тех, кто пытался меня унизить, - признался парень.

А вот с чем он никак не мог свыкнуться, так это с жуткой антисанитарией. Банный день в СИЗО – пятница, при этом, словно специально, следователь несколько раз вызывал Айо на допрос именно в эти дни.

- Один раз так было четыре недели подряд, так что я ходил немытым целый месяц. От меня пахло как от уличной собаки. Просто пипец! Я это сам чувствовал. Было очень стыдно, - признался он.

При этом он старался держать в порядке свою стильную прическу при помощи бритвы, которую передали друзья.

«Испытание и кара за то, что не прислушался к маме»

Своё 24-летие Айо встретил в камере, с тоской думая, что это, возможно, не первый день рождения, который ему придется отметить в неволе.

- Я ни за что на свете не хочу пережить всё это снова, - клянется он. – Пока был в тюрьме, я стал другим человеком. Я считаю, что всё это мне было дано как испытание и наказание за то, что я не прислушался к советам мамы.

Память о маме – это больная тема для него. Перед отъездом из Нигерии в Россию мама очень переживала, что сын останется в чужой стране без контроля, напутствовала его, чтобы читал Библию, следовал заветам Господа – в том числе, не пил, не курил и не прелюбодействовал. Первые два наказа дались ему без особого труда, а вот с прелюбодеяниями оказалось сложнее. Ежемесячные стипендии иностранцев сопоставимы со средней зарплатой в Башкирии (от 40 до 50 тысяч рублей в зависимости от курса валют), в сочетании с симпатичными россиянками это оказалось выше сил Айо.

Между тем, мама умерла уже через месяц после его отъезда из Нигерии из-за неудачной операции. Поскольку Айо был самым старшим в семье, наставлять его на путь истинный оказалось некому, надежными друзьями он тогда еще не обзавелся.

- Мне было 18 лет, ребенок еще был, никакого жизненного опыта, - на вид вполне искренне сокрушается Айо.

- Зато сейчас уже есть, - пытается разрядить обстановку шуточками Майк и добавляет. – Айо – не исключение, к сожалению. После приезда в Россию такое происходит с 95% африканцев.

Теперь, как только представится возможность, Айо намерен уехать домой, в Нигерию, где живут младшие брат и сестра. По его словам, многие нигерийцы знают его историю, но в отличие от бюрократов из посольства простые люди не верили в его виновность и очень радовались его освобождению. С работой в Нигерии сейчас трудно, там также ощущается кризис из-за падения цен на нефть.

Ближе к осени Айо планирует отправиться в Германию и продолжить учебу, теперь уже по бизнес-направлению. Там уже учатся его друзья, обещали поддержать.

Еще Айо хочет жениться, причем на русской девушке из Уфы, с которой встречался раньше.

- Я в последнее время часто вспоминал о ней, вчера нашел её, мы поговорили. Она сказала, что думала, будто я умер. О случившемся со мной не стала говорить. Наверное, не хочет меня расстраивать. Я очень ценю такое отношение. Для меня важно, что она – тоже верующая христианка. Надеюсь, что она простит меня и согласится быть со мной. Я был бы очень счастлив, - с улыбкой делится мечтами Айо.

Айо и Майк попросили через наше издание обратиться ко всем, кто также верит в невиновность нигерийца, с просьбой оказать ему материальную поддержку на первое время после освобождения, пока не удается связаться посольством. Средства можно перечислить на счет Майка Шаби Доко Апполинэра. Телефон Майка для связи: 89610431828.

Реквизиты:

Получатель: ШАБИ ДОКО АППОЛИНЭР

Номер счета: 40820810706000340460

Банк получателя: БАШКИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ N8598 ПАО СБЕРБАНК

БИК: 048073601

Корр. счет: 30101810300000000601

ИНН: 7707083893

КПП: 027802001

SWIFT-код: SABRRUMM

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter