Водители, эвакуировавшие людей из Урмана, проявили себя настоящими героями

Водители, эвакуировавшие людей из Урмана, проявили себя настоящими героями

15 июня, 03:26
Общество
Взрывы на военном складе в Урмане стали настоящим испытанием для правоохранителей Башкирии. Так получилось, что военные оказались не готовы к столь масштабной катастрофе – даже на самом арсенале работали только солдаты-срочники и вольнонаемные граждане. В первый день близ горящих складов рисковали жизнью местные полицейские и сотрудники министерства по чрезвычайным ситуациям. Больше всех отличились башкирские омоновцы – именно они выносили из самого пекла оружие, оставшееся в военной части. Но на этой линии «фронта», пролегшей в Иглинском районе, были и гражданские спасатели, труд которых был не менее опасен и особенно ценен. Водители «Башавтотранса» вывезли из зоны взрывов сотни людей, при том, что для них это была «обычная» работа.

Эх, путь-дорожка фронтовая

 

Утром, когда они выводили свои автобусы на уфимские маршруты, водители и не подозревали, что их ждет командировка в «горячую» точку.

- Автобусы «Башавтотранса» прибыли вовремя и организованно, - докладывали военные. – У нас голова не болела, каким образом вывозить людей, - признавались в штабе. – Всех погрузили в автобусы и отправили в Уфу и Иглино. 

Правоохранители считают, что для республики большой плюс, что в Башкирии сохранилось государственное автопредприятие.

- Урман стал проверкой для многих служб, но приятным открытием стало, что у государства есть возможность организовать четкую эвакуацию на автотранспорте, - рассказывают они. – В других регионах, где весь пассажирский автотранспорт отдан частным предпринимателям, такой быстрой и самое главное, слаженной переброски людей не получилось бы.

Кроме того, что государственный автоперевозчик мгновенно среагировал на просьбу о помощи штаба по ликвидации последствий катастрофы, «Башавтотранс» сумел выделить нужное количество большеместных автобусов без ущерба для городских пассажиров. Жители Уфы и не заметили, что часть пассажирских машин «ушла на войну» - место добровольцев заняли другие шоферы, тут же выехавшие из гаражей.

- Ни один частник не снял бы большого количества автобусов с маршрутов, - уверены в спецслужбах. – Да частники и не поехали бы в опасную зону, или запросили бы огромные деньги, а времени на такие переговоры бы у спасателей не было.

А вот водители «Башавтотранса» самоотверженно, под взрывами артиллерийских снарядов вывозили детей, женщин и стариков.

26–летний Ришат Калимулин из Уфимского ПАТП-3 один из первых вызвался добровольцем на опасное задание. Более 100 человек перебрались из Урмана в деревню Надеждино на автобусе Ришата.

- Я знал, на что иду, начальство предупредило, что дело очень опасное, - вспоминает г-н Калимулин. - Когда подъезжал к Урману послышались частые взрывы, и признаться немного испугался. Но когда увидел перепуганных местных жителей, то сразу забыл про страх. Надо было спасать людей.

Громкие хлопки, горящие постройки, выбитые стекла в домах и свистящие осколки… Все это ни на минуту не поколебало решимость молодого парня помочь людям. По его словам очень сложно было закончить посадку пассажиров, потому что многие были в шоковом состоянии.

- Я же простой водитель автобуса и привык возить обычных людей, - продолжает Ришат Галиевич. - А тут еще пришлось и психологом поработать – многие пассажиры в стрессовом состоянии, не знали как себя вести. Но, слава Богу, всех посадил и вывез.

Ришат вспоминает, как хотел скрыть от жены, куда отправился, чтобы лишний раз ее не расстраивать. Но супруга услышала в телефонной трубке гул и шум от взрывов и сразу догадалась, где находиться муж.

- Как зашел домой, жена расплакалась, - рассказывает г-н Калимулин. - Но я объяснил, что не мог поступить иначе, и все обошлось.

По словам молодого водителя, если ему еще когда-нибудь еще раз предложат такой опасный маршрут, он обязательно согласится.  Такой уж у него характер.

 

Не страшна нам бомбежка любая

 

Водитель Андрей Юнкин из Уфимского ПАТП-1 тоже оказался в числе добровольцев, побывавших в башкирской «горячей точке». Сержант ракетных войск в запасе, сразу согласился на предложение спасать людей, и в первый же день выехал в Урман. - Не каждый день видишь вдоль своего маршрута пожары, плачущих женщин и детей и бронетехнику, - вспоминает Андрей. – Пережил неприятные минуты, но помощь людям - святое дело.

Г-н Юнкин вспоминает, как буквально в пяти метрах от его автобуса упал 150-миллимитровый осколочный снаряд и, на счастье, не разорвался.

- А в это время шла посадка пассажиров, - продолжает Андрей. - Я служил в армии и немного представляю, что могла наделать эта штука, упавшая около нас.

Своим родным Андрей говорил, что находится в 20 км от Урмана, а на самом деле был практически в эпицентре.

Ветерана афганской войны Юрия Понамарева из Уфимского ПАТП-3 эта поездка нисколько не испугала. Что такое солдатский долг он знает не понаслышке. Двадцать лет назад на «КАМазе» возил боеприпасы из Кабула в Кандагар, и часто приходилось ехать делать под обстрелом. А в Башкирии в мирное время ему пришлось везти людей из Урмана в Иглино, и снова под обстрелом.

- Здесь было немного сложнее потому, как я отвечал не только за свою жизнь, но и жизнь пассажиров, - вспоминает г-н Понамарев. - Взрывы раздавались с такой частотой, что невольно вспомнил войну. Но я 32 года за рулем и дело свое знаю. Всех довез в целостности и сохранности.

По словам Юрия, многих местных жителей обуяла настоящая истерика. Когда автобус еще стоял и ждал команды к отправке, некоторые нетерпеливые граждане пытались взять его штурмом. Но боевой водитель быстро приструнил эти попытки.

- Я военный человек  и с паникерами разговаривать умею, - продолжает Юрий. - Вместе с полицейскими мы быстро разместили людей и спешно покинули опасную зону.

Юрий Михайлович имеет боевые награды. Поэтому его родные нисколько не сомневались, что он окажется там, где людям нужна помощь.     

 

А помирать нам рановато, есть у нас еще дома дела

 

Последний четверг мая, когда на военном арсенале-99 начали под Урманом греметь взрывы, для водителя автобуса Александра Кириллова был обычным рабочим днем. Совершив несколько круговых рейсов по 69-му маршруту, Александр поехал на обед в гараж, где ему сообщили, что маршрутный лист на сегодня изменен, и он отправляется «на пожар в Урман».

- Когда мне сказали, что в Иглинском районе горит арсенал, я представил себе пожар в каком-то небольшом ангаре, - говорит водитель. – Однако в действительности все оказалось гораздо страшнее.

О масштабах катастрофы можно было судить хотя бы потому, что родное для Александра Уфимское ПАТП-1 в первые часы направило на эвакуацию по меньшей мере 17 многоместных автобусов, еще столько же командировало в Урман Уфимское ПАТП-3.

В радиусе трех километров от эпицентра взрывов уже было выставлено оцепление. По мнению работающих в оперативном штабе, жизни водителей-спасателей ничего не должно было угрожать, однако пейзажи, которые увидел Александр Кириллов, вызывали ощущение совсем безрадостное.

- Огня уже видно не было, вероятно, высокое пламя удалось сбить, - вспоминает он. – Однако задымленность оказалась такая, что слезились глаза. Причем гарью застилалось не только небо. Мне показалось, что дым валит из-под земли – картина прямо адская. Да и разрывы снарядов раздавались с такой частотой, что было полное ощущение боевых действий. Будто мы где-нибудь в горячей точке.

Огромную колонну автобусов расформировали на «линии фронта». При возможной эвакуации в первую очередь было решено вывозить детей, стариков и больных. Автобус Александра направили в психоневрологический интернат в Улу-Теляке, расположенный в восьми километрах от Урмана.

Когда автобусы прибыли к месту назначения, первое, на что обратил внимание водитель, - дом для душевнобольных, к счастью, не разрушен, целы дверные проемы и даже не выбиты стекла на окнах. Тем не менее, врачи вывели пациентов из здания на открытую поляну.

- Я не знаю, как медики успокаивают душевнобольных, но ни массового психоза, ни даже паники не было. Пациенты, многие из которых глубокие старики, созерцали происходящее скорее отрешенно, чем нервно. Правда, раздавались взрывы те, кто помоложе, вздрагивали и постоянно смотрели в сторону эпицентра, откуда разносились залпы, - рассказывает Александр Кириллов.

Вероятно, потенциальную опасность для пациентов клиники в эти самые минуты оценивали и в оперативном штабе, и в самом интернате. Во второй половине дня с эвакуацией решили повременить, больных завели обратно в здание. Однако автобусы остались на дежурстве у этого социально-медицинского учреждения.

- К вечеру взрывы понемногу утихли, а примерно в полвторого ночи раздался залп такой оглушительной силы, что многие пациенты проснулись от шума. Стекла на окнах задребезжали, как при землетрясении, но выдержали, - продолжает водитель-спасатель. – Только утром стало ясно, что жизни пациентов угрозы нет, эвакуацию отменили, и к полудню я вернулся домой.

Дома шофера ждала встревоженная жена Гульнара.

- После смены он обычно возвращается к девяти вечера. Но несмотря на то, что Саша предупредил меня, что отправлен в срочную командировку в Урман, для меня эта ночь была очень беспокойной. Ведь по телевизору такие страсти показывали, - говорит Гульнара.

- Да и звонила она мне чуть ли не каждые пять минут, – добавляет ее супруг. – Но, слава Богу, все обошлось.

Прошло уже три недели с момента урманского форс-мажора, а Александр Кириллов не может забыть той краткосрочной командировки.

- Сейчас говорят, что в чрезвычайном происшествии на  арсенале виноват рядовой, неаккуратно бросивший боеприпасы. Но в моей голове никак не укладывается, как он, находясь в метре от первого взрыва, ставшего детонатором остальных, не только остался жив, но даже не получил ни царапины? – задается вопросом водитель. – Вот и получается, что всегда и во всем у нас виноват «стрелочник».      

Александр немного помолчал и вдруг произнес:

- Вы знаете, это, наверное, счастье, что из психоневрологического интерната мой автобус вернулся пустым. Позже смотря новости по телевидению или рассматривая фотоснимки разрушенных зданий в газетах, я представил, что могло бы быть, если б психоневрологический интернат находился ближе к эпицентру. Мое сознание рисовало страшные картины: наверняка, сердца душевнобольных стариков таких потрясений просто не выдержали бы.

Заметив, что мы обратили внимание на куклу в виде ангела на панели управления в его машине, Александр добавил:

- Наверное, это мой ангел-хранитель.

Евгений КОСТИЦЫН,

Геннадий ТАТАРИНОВ.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter