Залечили: в Башкирии в Сибае мужчину после инсульта положили в инфекционное отделение

Залечили: в Башкирии в Сибае мужчину после инсульта положили в инфекционное отделение

15 мая , 09:52ОбществоАндрей БорисовPhoto: 2gis.ru
48-летний Ильдар Ишалин, оставшийся без необходимых лекарств, всерьез опасается за свою жизнь.

В редакцию Медиакорсети обратился 48-летний житель Сибая Ильдар Ишалин, который попал в безвыходную ситуацию. Его история может послужить красноречивой иллюстрацией к сказанной накануне главой Башкирии Радием Хабировым фразе о том, что у него «волосы дыбом встают» от того, как в некоторых медучреждениях оказывают помощь больным, не имеющим отношение к коронавирусной инфекции.

Ситуация, в которую попал Ильдар Ишалин, близка к маразму. Однако в данном случае никому не до смеха, потому что Ильдар, по его словам, недавно переживший инсульт, остался без нормального питания, а также без надлежащего лечения и ухода.

— Я не могу ходить после инсульта. Лежу или сижу на кровати и кричу, зову кого-нибудь на помощь, — делится бедой этот большой взрослый человек, стесняющийся своей беспомощности.

Несвоевременный инсульт

Ильдар с 2006 года жил и работал в Москве. Он — строитель, принимал участие в возведение многих известных объектов. Уехал из Сибая из-за отсутствия нормальной работы. Если и жалел об этом, то только потому, что очень скучал по маме и сестре, оставшимся дома.

А вот теперь он крайне сожалеет, что прислушался к советам московских врачей и вернулся в Башкирию. Но ведь московские врачи не знали, какими испытаниями обернется для пациента их совет уехать подальше от столицы, задыхающейся в борьбе с коронавирусом, к месту регистрации.

…Геморрагический инсульт у Ильдара случился 18 марта. Его госпитализировали в Пушкинскую больницу в Подмосковье. После приступа оказалась парализована левая часть тела.

— Хорошая клиника. Меня там спасли, я считаю. И специалисты там компетентные, и медсестры заботливые, и медоборудование всё необходимое есть, и лекарства нужные мне давали, — вспоминает он. — Давление мне там сбили до «космического уровня» — 120/80.

Пролечившись три недели, Ильдар решил лететь в Башкирию. Так ему посоветовали врачи в Пушкинской больнице.

— Они сказали, что в моем состоянии лучше находиться подальше от Москвы, в которой сейчас больше всего регистрируют случаев коронавируса. Наверное, подумали, что в родном городе мне буде спокойнее. Вдобавок я смогу пройти реабилитацию в любом из башкирских санаториев, — рассуждает мужчина.

Недостаток двигательной активности после инсульта Ильдар с лихвой компенсирует смекалкой. Так, будучи практически неходячим пациентом, он умудрился организовать для себя перелет из Москвы в Магнитогорск и переезд оттуда в Сибай.

— Я заранее предупредил службы аэропорта о своем диагнозе. Из дома меня проводила моя подруга до такси, а в аэропорту меня встретили сотрудники с коляской и сопровождали до самого самолета. В Магнитогорске вызвали для меня такси и отправили в Сибай, — разложил всё по полочкам Ильдар.

Он очень радовался, когда без приключений быстро добрался до дома. Это было 8 мая.

Но на этом, похоже, полоса везения для Ильдара Ишалина закончилась.

Роковая путаница

В Сибае Ильдара опять стало беспокоить высокое давление. Возможно, виной тому оказалась местная экологическая ситуация — Сибайский карьер, который печально прославил город на весь мир, все еще продолжает чадить.

— 10 мая мне стало совсем плохо, вызвал «скорую помощь». Ждал около часа. В итоге фельдшер померил мне давление, дал таблетку и уехал, — говорит Ильдар. — 11 мая стало еще хуже. Вызвал снова «скорую», которая в этот раз примчалась быстро. Другой фельдшер осмотрел меня и решил везти в больницу.

И тут начались скитания пациента.

Сначала Ильдар, по его словам, пролежал около двух часов в машине «скорой помощи», потому что «в больнице не знали, что с ним делать».

— Из отрывочных фраз я понял, что у врачей есть четкие инструкции о том, как поступать с коронавирусными пациентами, но при этом, видимо, они теперь не знали, куда девать других людей, — пришел к выводу Ишалин.

Наконец, через два часа Ильдара отвезли на компьютерную томографию, потом снова вернули в карету «скорой помощи». Потом его все-таки приняли в больницу и поместили сначала на первый этаж, а 12 мая переселили на третий этаж.

— У меня подскочило давление 200/140. Было очень плохо, голова болела нестерпимо. Звонка для вызова медперсонала в палате нет. Я кричал и звал на помощь. Пришла санитарка, принесла таблетку, даже название не сказала, что за лекарство, — сетует Ильдар.

В палате не было вентиляции, окна открывали по большой просьбе и ненадолго, так что в остальное время там стоял едкий запах хлорки после дезинфекции, которую проводили пять раз в сутки.

— Они сказали, что так положено делать по инструкции из-за коронавируса. Постепенно я понял, что оказался в инфекционном отделении для зараженных коронавирусной инфекцией. Но ведь у меня в Москве брали анализ на COVID-19, и он был отрицательный! — возмущается пациент.

Он так и не добился ответа, почему его положили в инфекционное отделение, а не в неврологию. Через сутки его навестила врач, которая в ответ на вопросы пациента переспросила: «Вас же привезла из Хайбуллинского района „скорая“ с подозрением на COVID-19?».

После такого диалога у Ильдара появились подозрения, что его могли спутать с другим пациентом и по ошибке упечь вместо неврологического отделения в инфекционное. Однако получить подтверждение либо опровергнуть свои предположения он пока не смог, больше с ним никто на эту тему не общался.

«Издеваются все»

— Вы понимаете, я боюсь, что тут не выживу. Тем более при таком наплевательском отношении! — волнуется Ишалин.

По его словам, 13 мая медсестра поставила ему антибиотики в капельницу, а иглу воткнула не в вену, а под кожу. Ильдар говорит, что не сразу понял, что с рукой что-то не так. а поправить он сам ничего не мог, ведь одна рука у него пока так и не работает. Когда медсестра заглянула в палату через два часа, у пациента уже вздулась кожа на предплечье.

— А медсестра сказали: «Ничего страшного, пройдет», — сокрушается Ильдар. — Я плохо хожу, не могу дойти до туалета, попросил дать мне подгузник хотя бы на ночь. Принесли первый размер, а я вешу 120 кг. Так и не дали другой подгузник. Теперь если надо в туалет, лежу и кричу на все отделение, чтобы кто-то ко мне подошел. Потом они мне посоветовали принести из дома ведро-биотуалет.

Еду ему приносят в завязанном пакете, который полупарализоованный мужчина не может открыть самостоятельно.

— Я попытался развязать его одной рукой и зубами, пролил суп. Потом пришла санитарка, развязала и ушла. Я с трудом залез в пакет и обнаружил, что там нет ложки. Так и не поел ничего, — поток возмущения у Ильдара не иссякает.

Попросил санитарку поменять простыню, которую испачкали кровью после неудачно поставленной капельницы, так она просьбу выполнила только с третьего раза.

— У меня давление от постоянного стрессового состояния держится высокое. Решил написать жалобу в минздрав и Хабирову, кое-как отправил 13 мая вечером. Потом утром позвонил, хотел узнать, какие там движения. А чиновник в минздраве, к которому попала моя жалоба, сказал, что ответ мне дадут через 30 дней. Но я не протяну здесь месяц! — в ужасе заявил пациент. — Они просто надо мной издеваются все — и в больнице, и в минздраве!

В отчаянии Ильдар стал искать контакты журналистов, и ему посоветовали обратиться в нашу редакцию.

Мы попытались связаться с главным врачом Сибайской центральной городской больницы Радиком Надыргуловым, но он отправил нас к пресс-секретарю минздрава РБ Софье Алешиной.

По удачному стечению обстоятельств, получить ответ удалось оперативнее, чем мы ожидали. Заместитель министра здравоохранения Башкирии Ирина Кононова побывала сегодня, 15 мая, в эфире радио «Эхо Москвы в Уфе». Ведущая Елена Чиркова задала ей наш вопрос про Ильдара Ишалина.

— Впервые от вас об этом случае слышу. В первую очередь, надо обратиться к лечащему врачу или к заведующей отделением, делающей постоянный обход. Скорее всего, лечат основное заболевание, потом побочные эффекты. Ему нормализуют артериальное давление, он пожизненно будет теперь применять препараты. Другое дело, готов ли он к такому. Если он там лежит, значит, есть на то все показания. Пациент ведь не обладает специальными познаниями, — так ответила заместитель министра.

Надеемся, что после того, как медицинские чиновники вникнут в историю Ильдара Ишалина, они дадут более подробный ответ и помогут пациенту.

Медиакорсеть следит за ситуацией.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter