Вдохнуть смерть: В Башкирии становится популярной новая подростковая токсикомания

Вдохнуть смерть: В Башкирии становится популярной новая подростковая токсикомания

14 ноября 2019, 13:02ОбществоМинзаля АскароваPhoto: Медиахолдинг1Mi
Мkset.ru рассказывает, что такое сниффинг, по каким признакам выявить сниффера, а также о том, почему в республике не работает профилактика токсикомании.

В конце октября в Уфе 14-летняя девочка в компании друзей надышалась газом зажигалки и потеряла сознание в туалете торгового центра «Семья». Приехавшая бригада «скорой помощи» госпитализировала подростка в больницу, но она скончалась в тот же день, не придя в сознание. Причина смерти установлена — отравление газом. Девочка оказалась сниффером.

«Сниффинг» — это использование, с целью получения эйфории, ингаляции газа для заправки зажигалок. Этот жаргонизм образован от английского слова sniff (нюхать, сопеть), и имеет русскоязычный аналог «пыхать».

С 2016 года по 2018 год в России от токсикомании, в частности от вдыхания бытового газа, в России погибли более 360 детей, сообщает ТАСС со ссылкой на представителя главного управления криминалистики Следкома РФ Виктора Тюкова. Несмотря на смертельную опасность, среди детей эта «забава» набирает все больше популярности. По словам экспертов, в России 27-37% наркоманов начинают употребление психотропных веществ с токсикомании — с вдыхания клея, бензина и бутана.

Медиакорсеть пообщалась с психиатрами-наркологами и психологами, чтобы понять масштабы проблемы, а также выяснить, каким образом можно противостоять этой неожиданной угрозе.

Смерть наступает мгновенно

По словам доктора медицинских наук, врача психиатра-нарколога высшей категории Азата Асадуллина, первое упоминание о сниффинге, как о вдыхании паров психоактивных веществ относится к 8-3 векам до нашей эры. Пифии-предсказательницы, вдыхая одуряющий газ, возможно, содержащий метан или бутан, впадали в экстаз и переживали галлюцинации. Соплеменники же принимали эти галлюцинации за предсказания.

Сниффинг как феномен, по словам психиатра-нарколога, описывается начиная с 20-30 годов прошлого века. А уже в 60-х годах этот вид токсикомании среди американской молодежи, преимущественно на Западном побережье, принимает форму эпидемии. В качестве летучих углеводородов чаще всего оказывались трихлорэтан и фторированнные хладагенты. Впоследствии, эта же молодежь взрослела и вдыхание газов распространялась и среди более старших возрастных групп.

Photo:kurjer.info

— Советские ученые токсикоманию летучими растворителями описывают как подростковую девиацию или как аддикцию в местах лишения свободы среди взрослых с середины 80-х годов. Сниффинг в России получил широкую популярность в конце 90-х в начале 2000-х годов в среде подростков, — отмечает Азат Асадуллин.

Как правило, подростки пользуются несколькими способами употребления газа и других летучих растворителей: распыляют вещество в мешок или контейнер, а затем вдыхают, рыспыляют непосредственно в рот или в нос, вдыхают ткань, пропитанную веществом.

Так чем же опасен сниффинг? По словам психиатра-нарколога, частое вдыхание летучих углеводородов может привести к зависимости. Кроме того, в процессе формируется ряд обратимых и необратимых изменений в психической, соматической, неврологической системах организма человека.

— На основании клинических наблюдений и анализа литературы, можно предполагать, что смерть при вдыхании больших концентраций бутана наступает в считанные секунды. Это исключает прежде распространенную гипотезу, что в основе летального исхода лежат гипоксии (кислородное голодание) и гиперкапнии (состояние, вызванное избыточным количеством CO2 в крови).

Скорее всего, смерть наступает из-за паралича дыхательного и сосудодвигательного центров вследствии токсического действия бутана на передачу нервного импульса.

Азат Асадуллин уточняет, что зачастую дети и подростки погибают при первых же опытах с газом в результате индивидуальной реакции организма или из-за ошибки расчета дозы.

Кроме того, современные подростки продолжают увлекаться «легальными наркотиками». Один из таких изделий — жевательный табак с необычным названием «снюс». Этот продукт, свободно распространяемый через прилавки торговых точек, успели прозвать легальной заменой легким наркотикам. Снюс представляет собой измельченный и увлажненный табак, расфасованный по мини-пакетикам. В одной упаковке — от 10 до 20 штук. Снюс прячется под губой и не вызывает запаха. Содержание никотина в одной порции снюса — от 40 до 60 миллиграммов, это как в трех пачках сигарет. Причем этот никотин —не растительного, а синтетического происхождения.

В социальных сетях множество пабликов и сообществ, где подростки черпают информацию о подобных легких наркотиках. Корреспондент Медиакорсети вступил в одну из таких групп, а затем оказался в закрытой беседе любителей снюса под названием «Никотин —как смысл жизни». Это не составило большого труда. Практически все участники беседы оказались несовершеннолетними.

Как распознать?

Распознать, что ребенка появилось пагубное увлечение, нелегко, но все же можно.

— У ребенка появятся симптомы, как у любого потребителя психоактивных веществ. У него изменится поведение, могут наблюдаться нарушения умственных процессов, а также сна. Родителям также стоит обратить внимание на одежду и руки детей — появится «химический запах». Если рассматривать сниффинг как диагноз, то и подход должен быть как к заболеванию. По статистике, 28-37% наркозависимых начинали именно с токсикомании — со вдыхания клея, бензина, бутана. Родителям необходимо обратиться к адекватному специалисту — психиатру-наркологу и действовать по его инструкциям, — подчеркивает Асадуллин.

Психолог уфимского психолого-медико-социального центра «Индиго» Екатерина Кудрявцева отмечает, что подростки, как правило, начинают увлекаться токсикоманией в процессе познания окружающего мира, в погоне за яркими эмоциями. Часть детей ищет в психотропных веществах те эмоции, которые они не получают в семье — ласку, внимание, заботу. Для детей из неблагополучных семей сниффинг — способ ухода от реальности, от жизненных проблем, конфликтов с близкими.

— Если родители обнаружили, что ребенок увлекается токсикоманией, в первую очередь, необходимо выяснить причину. И помочь ему получить те эмоции и чувства, которые он заменяет сниффингом, — комментирует психолог.

Профилактика: вроде есть, но не эффективна

В республиканском наркологическом диспансере № 1, по данным января-сентября 2019 года, на учете состоят 18 подростков-потребителей токсических веществ с вредными последствиями. В аналогичном периоде прошлого года их было больше — 20 человек. Однако, по словам экспертов, в реальности число «поклонников» новой токсикомании может быть значительно больше. В учреждении также сообщили, что статистика смерти от сниффинга не ведется, так как доказать, что летальный исход наступил именно по этой причине тяжело: об этом узнают, когда рядом был свидетель или последующий «шум» в СМИ.

Руководитель проекта «Трезвая Россия», член Общественной палаты РФ Султан Хамзиев выступил за изменение законодательной базы путем введения ограничений оборота потенциально опасных, токсичных веществ — газовые баллоны, зажигалки, бытовая химия и т.д, предусматривающих запрет их реализации несовершеннолетним. Хамзиев высказался прямолинейно: «Зачем ребенку покупать зажигалку? Для курения и токсикомании. Поэтому необходимо ограничить ее продажу детям».

Наш собеседник — доктор медицинских наук Азат Асадуллин, считает эту идею совершенно бесполезной.

— В таком случае, нам придется запретить и бензин, и лак для волос. Опиаты, спайсы и синтетические катионы (соли) тоже ведь запрещены, но что мы видим в итоге? — отмечает он.

В целом, профилактика токсикомании, как и других социально-демографических проблем, сама по себе болезненная история. Мало того, что российских ученых, которые изучают сниффинг, можно на пальцах перечислить, так и сама система профилактики устарела. Об этом нам рассказывает коллега Азата Асадуллина, кандидат медицинских наук, доцент кафедры психиатрии и наркологии БГМУ Эльвина Ахметова.

— Само по себе аддиктивное поведение подростков трудно изучать из-за ряда юридических сложностей. Проводить любые манипуляции, в том числе исследовательские, мы можем только после согласия их законных представителей. А они не всегда его дают, — отмечает врач.

По словам Эльвины Ахметовой, родители снифферов не стараются обращаться за помощью к наркологу, так как опасаются постановки детей на наркологический учет.

— Нет обращений — нет проблемы, к сожалению у нас распространен именно такой принцип,

— говорит она.

Что касается профилактики, то ее вовсе не существует, вернее существует, но настолько устарела, что малоэффективна, считает Ахметова.

— Это безумно сложный вопрос. Профилактика все еще строится на примитивном запугивании, директивном запрете и проводится без учета мультифакториальной этиологии болезни зависимости. Это значит, что любая болезнь развивается в результате негативного воздействия комплекса факторов — социальных, психологических, личностных. Профилактика аддиктивного поведения — динамический процесс. К моему большому сожалению, в нынешней превенции совершенно не учитываются научно обоснованные доказательные методики, не перенимается опыт успешных программ и совершенно не проводится работа с детьми и подростками, — комментирует она.

Ранее Медиакорсеть писала о том, что Уфа попала в ТОП-10 регионов по количеству тайников с наркотиков. Эксперты, в частности, выяснили, какой наркотик в башкирской столице наиболее популярный. А также о том, что в Башкирии ежемесячно через Даркнет покупают наркотики на 33,6 миллиона рублей.

Полное интервью с наркологом Азатом Асадуллиным о причине роста синтетических наркотиков и лечении нарко и алкозависимости можно почитать здесь.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter