Terra проблема: почему в Башкирии редеют инзерские Зубчатки

Terra проблема: почему в Башкирии редеют инзерские Зубчатки

14 октября 2018, 12:23
Общество
Виктория Куприянова
Медиакорсеть прошла популярным маршрутом и увидела основные проблемы туристической инфраструктуры.

На инзерских Зубчатках, несмотря на октябрьские холод и дождь, туристов много: некоторые приехали из Москвы, другие – из ближайших крупных городов, Магнитогорска и Уфы. Вариантов добраться до нужного места несколько: до Белорецка необходимо доехать на собственном автомобиле, рейсовом автобусе или маршрутном такси, затем – пересесть на автобус до небольшого села Тирлянское. До районного центра – Белорецка – 33 километра.

В самом Тирляне тоже есть, что посмотреть: Тирлянское колесо, выемка в скале для узкоколейной железной дороги, подвесной мост, а также развалины бывшего металлургического завода, из-за которого изначально и закладывалось селение. Лучше всего приезжать в пятницу вечером, чтобы осмотреть достопримечательности, выспаться и утром двинуться в путь.

Вариантов, где остановиться, несколько: это единственная в селе гостиница «Судовая гора», либо можно арендовать комнату или деревенский дом у местных: первый вариант практичнее, а второй поможет прочувствовать энергетику места.

Подъем на Зубчатки

Дорогу от Тирляна до вершины можно преодолеть пешком, но это займет весь день. Чтобы сэкономить время и сконцентрироваться на прогулке по Зубчаткам, лучше воспользоваться услугой развозки: машины выезжают утром и забирают вас вечером. При этом не обязательно покупать групповой тур, вы можете по приезду путешествовать по лесу и Зубчаткам самостоятельно. Сам подъем на гору – очень плавный, но добравшись до вершины, придется немножко полазить по курумам (каменным осыпям).

Немного фактов: инзерские Зубчатки относится к хребтам Южного) Урала. Имеют такое название благодаря выделяющимся скалистым вершинам («зубцам»), протяженностью несколько километров. Если обратить внимание на словообразование, на башкирском языке название состоит из двух слов - ирәк и таш: в переводе означает крючковатые, зубчатые камни. Длина хребта -10 км, ширина около 3 км, абсолютная высота - 1161 м.

Рубить не строить

Материал задумывался как стандартное описание одной из самых красивых локаций Башкирии, но, как это часто бывает – при подъеме на гору пришлось столкнуться с вечным туристическим вопросом. Поднимаемся – торчат пни справа, слева – наваленные друг на друга стволы берез, проходим еще сто метров – пустырь. И так почти километр. Прямо вдоль туристической тропы срублены деревья, и, если посмотреть на лес с вершины, становится понятно, что вырубают их именно по пути туристов, каждый раз разбивая единственную дорогу все сильнее.

Разрешение на вырубку у компании «Селена», как выяснилось, есть. И то, что происходит с лесом – проблема не одного дня.

- Мы боремся с вырубкой леса уже долгие годы. Гостиницу я открывал, чтобы Тирлян не пустовал: раньше ведь было 20 тысяч жителей, теперь меньше 4 тысяч по самым оптимистичным подсчетам, - рассказывает Анатолий Медведков, директор местной гостиницы. - Здесь мы со своей стороны делаем все, чтобы привлечь туристов: придумываем маршруты, ребята сделали "забросы" на гору, мы построили второй комплекс гостиницы. Но это все бессмысленно, если «Селена» вырубит лес на всей туристической тропе: и это случится скоро. Обращались к депутатам, сидел с ними, как с вами - напротив, глаза в глаза. Обещали помочь и забыли.

Ранее Медиакорсеть публиковала интервью с бывшим премьер-министром правительства Башкортостана Раилем Сарбаевым, в котором он рассказал о том, кто отдал башкирский лес в аренду двум крупным арендаторам - «Лесозоготовительной компании «Башлеспром» и «Компании лесной промышленности «Селена».

- Нас уже не было во властных структурах, а «Селена» продолжала пользоваться участками лесного фонда в Бурзянском, Абзелиловском и Белорецком районах объемом 400 тыс куб м ежегодно. При этом 150 тысяч кубометров хвойного леса по цене 1500-2000 рублей за один куб просто продается на корню. А ведь в распоряжении правительства республики, принятом еще в 2008 году, черным по белому написано, что подобные действия арендатор просто не имеет права совершать. Что «Башлеспром», что «Селена» – никто не занимается глубокой переработкой древесины. Хотя включение в приоритетный проект «Селены» обязывает ее этим заниматься.

Спорить с тем, что документально компании имеют право вырубать башкирский лес, увы, смысла нет: практически все судебные решения стабильно поддерживают деятельность лесорубов дальше. Но это история не о том, «что», а о том «как»: почему лес вырубается именно вдоль туристических троп, а переработка древесины - не более чем пустой звук?

Медиакорсеть будет следить за развитием ситуации.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter