Пятеро подростков сбежали из детского дома за лучшей долей

Пятеро подростков сбежали из детского дома за лучшей долей

Пятеро подростков сбежали из детского дома за лучшей долей

14 июня 2010, 19:44
Общество
Чрезвычайное происшествие случилось в белебеевском детском доме. После второго урока через открытое окно на первом этаже сбежали пятеро воспитанников. Побег ребята задумывали вместе, но по дороге разделились. 17-летнюю Наркас Исламову и 15-летнюю Юлю Воинову поймали в ближайшей лесопосадке – они направлялись к станции Аксаково. 14-летний Стефан Булатов, 15-летний Денис Гареев и 13-летний Алеша Афанасьев бегали чуть дольше. Пацанов завел в лес Денис, который сбегает из приюта, по его словам, уже в 15-й раз.

Ребята переночевали под открытым небом и добрались до уфимского микрорайона Дема на электричке. Денис отправился домой, если можно назвать жилищем времянку на улице, где живет его мама, пристрастившаяся к спиртному. А Стефан попался на краже печенья и селедки в демском продуктовом магазине, а Алеша не найдет до сих пор. Остальных беглецов вернули в детский дом, но Белебеевской межрайонной прокуратурой начата проверка по факту массового ухода сирот из специализированного учреждения.

Чиновники предпочитают камуфлировать детские побеги словом «уход», однако сами ребята называют вещи своими именами.

- Я снова сбегу в свой день рождения, - говорит Денис. – Мне не привыкать убегать из детского дома.

Директор приюта Альфия Ларюхина переживает, что не сумела создать детям комфортных условий. Но, на наш взгляд, причина побега кроется в другом.

Пятерка возмутителей спокойствия оказалась в Белебее недавно. Наркас Исламову перевели в начале апреле из Миякинского дома для сирот, а в конце этого месяца здесь появился Стефан Булатов, который не пришелся ко двору в Шаранском детдоме. Денис Гареев, Юля Воинова и Алеша Афанасьев приехали в середине мая из Уфимского приюта. Почему в конце учебного года три специализированных детских учреждения отказались от этих детей? По словам воспитателей, дети казались адекватными и уравновешенными, однако за три дня до побега Наркас Исламова резала вены... 

Трагедия случилась в день рождения девочки – 19 мая. Воспитатели устроили чаепитие, поздравляли именинницу, а она ушла в свою комнату и принялась резать руку бритвой. К счастью, раны оказались поверхностными. В детском доме гадают до сих пор, что стало причиной демонстрации – то, что на день рождения не приехал никто из родных или девушка не получила подарка, о котором мечтала.

Новоприбывшую Юлю поместили в одну комнату с Наркас, а Юля уже неоднократно пыталась покончить жизнь самоубийством. Влияние одной подруги на другую, похоже, оказалось слишком сильным.

Кстати, Юлия Воинова, в отличие от остальных беглецов, у которых где-то живут родители, лишенные прав на своих детей, настоящая сирота. Первый раз Юля пыталась наложить на себя руки после смерти матери, по крайней мере, она так объясняет свое стремление к суициду. О причинах остальных попыток расстаться с жизнью девочка молчит.

Но самое главное – каждый доставленный в Белебей ребенок остро переживал свой перевод из привычного детского дома.

- Мне обещали, что я останусь в Уфе до выпуска, а потом помогут устроиться художником-оформителем, - говорит Воинова. – Но меня обманули, отправив сюда.

Наркас объясняет, что сбежала, потому что стремилась к родному дяде, который якобы даже не знал, что она оказалась в детдоме.

Но девушка путается в показаниях, утверждая, что перед побегом дядя позвонил ей и обещал приютить у себя. Как родственник мог позвонить, если даже не подозревал, что племянницу отдали в приют? Наркас замыкается и не желает отвечать на другие вопросы. Интересно, что от встречи с дядей, к которому якобы бежала, она отказалась. 

А Юля честно признается, что запоминала дорогу к вокзалу, когда ее еще только везли в детский дом – то есть намеревалась бежать задолго до того, как ей попытались «создать комфортные условия».

- Мне не нравится, что мою свободу ограничивают, - говорит Стефан. – Я намерен уходить из детдома, когда захочу.

Денис живет с диагнозом «Умственная отсталость в степени дебильности, с системным недоразвитием речи», однако, учитывая сообразительность мальчишки, довезшего товарищей по несчастью до Уфы, не очень верится в правдивость врачебного заключения.

Проблема в том, что этих детей предали и бросили родители, а государство не сумело предоставить адекватную замену родного дома. И, наверное, не сумеет никогда.

Между тем, по словам уполномоченного по правам ребенка в РБ Лилии Гумеровой, только в Башкортостане насчитывается 19200 сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Рафис ХАСАНОВ.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter