В Башкирии поборы в школе стали причиной дискриминации детей

В Башкирии поборы в школе стали причиной дискриминации детей

14 мая 2019, 16:42ОбществоТатьяна МайороваPhoto: Дети. Майл. ру.
Школьники, чьи родители отказались сдавать деньги на ремонт и в фонд класса, стали «белыми воронами».

Жительница Белорецка Альбина Серпкова обратилась сразу в несколько инстанций, начиная от президента Путина и заканчивая прокуратурой, с жалобой на поборы в школе № 21, где учатся двое ее детей. В итоге уже почти неделю классная руководительница и директор школы дают объяснения по поводу происшедшего.

Медиакорсеть изучила суть конфликта, в котором всё оказалось довольно неоднозначно.

Жалоба

Альбина Серпкова является многодетной матерью и права свои защищать умеет. Однако подобная позиция мамы, похоже, не очень приветствуется другими родителями одноклассников ее детей и педагогами.

— Наблюдая за незаконной деятельностью родительского комете в 1 «Б» классе школы № 21, я отказалась вносить ежемесячный сбор в фонд класса в размере 100 рублей в месяц и ремонт класса в размере 700 рублей, — заявила Альбина в своей жалобе.

Среди нарушений родительского комитета, которые она обозначила, есть отсутствие протокола родительского комитета и личной подписи каждого родителя под решением о сборе средств.

— Предварительную информацию по целевому назначению средств фонда класса родительский комитет не предоставляет, предпочитая самовольно принимать решения о расходовании денег. Решение о подарках детям на праздники принимается в узком кругу родительского комитета, без учёта мнения других родителей, — добавила своих аргументов женщина. — Таким образом, родительский комитет нарушает п 3.4 Договора о сотрудничестве МОБУ СОШ № 21 и родителей, который гласит: «Родители осуществляют благотворительную деятельность на основе добровольности и свободы выбора целей».

По ее словам, после того, как она отказалась сдавать деньги в фонд класса, в том числе, на приобретение рабочих тетрадей и ремонт учебного помещения, в отношении ее дочки началась реальная дискриминация.

У Альбины состоялась серия объяснений с членами родительского комитета класса, в том числе и в родительском чате в WhatsApp, после чего ее внесли в «черный список». В споре также от одной из родительниц прозвучало предложение собрать подписи с просьбой перевести дочку Альбины в другой класс или даже в другую школу.

Самым последним фактом стал инцидент, происшедший в школе 6 мая. В тот день перед праздничными мероприятиями ко Дню Победы учительница приколола георгиевскую ленточку всем детям, кроме Ярославы Серпковой. Альбина уверена, что это связано именно с ее непримиримой позицией по отношению к школьным поборам.

Собрание

Жалобы Альбины Серпковой обернулись для школы серьезными последствиями. И классному руководителю, и остальным, кто причастен к конфликту с семьей Серпковых, пришлось писать объяснения. Если дойдет до прокурорской проверки, то административных наказаний представителям школы в данном случае, скорее всего, избежать не удастся.

8 мая состоялось родительское собрание, в рамках которого выступила завуч Виктория Клепинина. Ее речь родители записали на диктофон и позднее выложили в соцсети, что вызвало дополнительную бурю возмущения в школе.

Выступление завуча не оставило сомнений в серьезности последствий, которые доставит жалоба Альбины Серпковой коллективу школы. Речь началась с просьбы обращаться к завучу и директору прежде чем куда-либо писать, потому что перед праздником у всех оказалось испорчено настроение после общения с министерством образования, гороно и прочими инстанциями.

Что касается сбора средств, то завуч выразилась весьма недвусмысленно.

— Да, мы это всё прекрасно знаем, очень хорошо у нас в стране, в России, говорится, что должна нам страна, обязана. Учебниками нас обеспечивает школа. Но на рабочие тетради средств у нас нет. Мы же не для себя их покупаем, а для детей, — попыталась донести до родителей свою мысль Виктория Клепинина. — Не хотите сдавать — не нужно, вас никто принуждать не будет. Есть родители, у которых нет денег, чтобы сдать на ремонт класса, мы всегда идем на уступки, пожалуйста. Хотя вот эти 700 рублей — они же сдаются на четыре года, больше с вас никто спрашивать не будет. Вы все решения по поводу сбора средств принимаете сами.

Медиакорсеть созвонилась с одной из представительниц родительского комитета Юлией Осиповой, у которое иное мнение о происшедших событиях.

— Альбина устроила скандал на пустом месте. Все началось из-за того, что ее дочке на праздник подарили коричневую резиночку на волосы, а не розовую, которую она хотела. И после этого начались скандалы и разборки, у меня есть скрины переписки из чата, где она назвала нас всех быдлом, после этого ее и внесли в «черный список», — рассказала Юлия.

По ее словам, в начале учебного года семья Серпковых сдала вместе со всеми 400 рублей в фонд класса, но эти средства к весне уже были потрачены на дни рождения, подарки по разным случаям. А сдавать средства снова Альбина Серпкова уже отказалась.

Инцидент, когда Ярославе Серпковой не дали георгиевскую ленточку, Юлия Осипова также изложила иначе. По ее словам, поскольку Альбина не сдала деньги на покупку этих ленточек, которые родительскому комитету перед праздниками пришлось искать по всему городу, Ярославе и не дали ленточку.

— Это были ленточки, купленные на деньги родителей, а не бесплатные от школы. Почему родители других детей должны на свои средства приобретать ленточку для этой девочки, если мама отказалась дать на это деньги? — возразила Юлия. — Наверное, ребенку обидно было остаться без ленточки, но почему мама не задумалась о его чувствах, когда устроила весь этот скандал?

По поводу ремонта в классе, проведенного опять же на деньги родителей, Юлия также дала довольно исчерпывающий и многое объясняющий ответ.

— Я не в курсе того, как это должно быть по закону, возможно, это должны делать школа на государственные средства, но ведь их нет! Поэтому мы совместно с родителями приняли решение провести ремонт в классе, чтобы наши дети учились в достойных условиях, — пояснила женщина.

Деньги и конфликты в школе

Очевидно, что ситуация, возникшая в школе № 21, может повториться в любом другом учебном заведении, потому что деньги сегодня «в фонд класса» или «в фонд школы» собирают повсюду. Где-то это делают более юридически грамотно и регистрируют благотворительную организацию, предлагают на первом же родительском собрании мамам и папам первоклашек написать заявление о вступлении в нее, затем на общем собрании представителей родительских комитетов от каждого класса определяется сумма ежемесячного взноса.

После этого остальных родителей уже ставят перед фактом, что они должны вносить регулярно определенную сумму на счет школы. При этом в каждом классе также постоянно собирают средства на внутриклассные мероприятия, включая подарки детям, цветы ветеранам войны, различные шарики. Канцелярские принадлежности и прочие надобности. В принципе, каждый может отказаться от внесения этих средств, но такое случается редко, ведь прослыть «белой вороной» морально готовы далеко не все.

И если вопросы с ремонтом в классе можно попробовать решить на муниципальном уровне или постараться найти для класса «шефов», как это было в советские годы, то с учебниками всё гораздо сложнее. Давно звучат мнения о том, что производители учебных пособий давно уже перестали заботиться об удобстве родителей и детей и рассматривают учебники и рабочие тетради как надежный источник своих доходов. Поэтому если учебниками еще смогут пользоваться несколько ребят по очереди, по мере взросления, то рабочие тетради разрабатываются как «одноразовые» пособия, и их нужно приобретать ежегодно.

Министр просвещения России Ольга Васильева не так давно, отвечая на этот вопрос, выразилась вполне однозначно:

— Я постоянно слышу вопросы про эти тетради. Я обращаюсь к руководству школ. Коллеги, региональные и муниципальные управленцы, с 2015 года рабочие тетради входят в обязательную покупку школы. Я отвечаю за те слова, которые сейчас произношу в прямом эфире на всю страну, — сообщила министр.

Своим опытом в противостоянии с родительским комитетом и администрацией школы с корреспондентом Медиакорсети поделилась жительница Сибая Светлана Арбузова, которая дошла даже до федерального министерства просвещения.

— Мой ребенок учится в начальной школе, и всё, что описала Альбина Серпкова, нам знакомо: и внесение меня в «черный список» в родительских чатах, и игнорирование моего ребенка во время празднования дней рождения детей в классе, — рассказала Светлана. — Сначала я выражала недовольство, когда у нас в школе было принудительное изучение башкирского языка, чем вызвала недовольство родителей, но потом этот вопрос решился сам собой. А противостояние между мной и родительским комитетом осталось. И теперь вот наш новый конфликт связан со сбором денег в школе.

Родители в классе тоже намеревались собрать подписи о переводе ребенка Светланы в другой класс — видимо, эта мера пользуется популярностью в подобных ситуациях.

Светлану даже приглашали на конфликтную комиссию в школу как законного представителя ребенка. Она пошла туда после консультации с сотрудниками прокуратуры, которые посоветовали сделать аудиозапись. Как оказалось, на комиссии ставился вопрос об исключении ее ребенка из школы. В итоге ребенка исключать все-таки не стали, видимо, не найдя для этого веских причин, кроме напористого характера матери.

После таких событий Светлана Арбузова задалась целью докопаться до истины и выяснить, почему расходятся с делами слова и дела чиновников, касающиеся, в частности, приобретения учебников и рабочих тетрадей. Поначалу в ответ на первую жалобу сибайские чиновники по запросу Рособрнадзора ответили, что школе, где учится ребенок Светланы Арбузовой, средства на приобретение учебников были выделены полностью, и даже с излишком.

Но когда она выслала повторную жалобу с приложенными к ней чеками на покупку учебников и рабочих тетрадей и фотографиями учебников, прокурорская проверка подтвердила, что средств на учебнике школе все-таки не хватает. Более того, из тех учебников, которые детям выдают в школьной библиотеке, часть вообще не входит в перечень книг, рекомендованных министерством просвещения РФ.

Общеизвестно, что из федерального бюджета на обеспечение одного ребенка учебниками и рабочими тетрадями выделяется только 1000 рублей. Понятно, что на эту сумму обеспечить современного школьника всем необходимым нереально, на это потребуется денег в три или четыре раза больше. Таким образом, дальнейшие вопросы отпадают сами собой.

Федеральный министр просвещении Ольга Васильева в одном из своих выступлений рекомендовала в случае нехватки средств на обеспечение школьников присылать обращения, которые могут послужить поводом для пересмотра нормативов выделения денег учебным заведениям. С такими обращениями могут выступать как общественные организации, так и региональное министерство образования.

Светлана в начале нынешнего учебного года сделала звонок в федеральное министерство просвещения, где ей ответили, что министерство образования Башкирии отчиталось, что все школьники республики на 100% обеспечены учебниками. Таким образом круг замкнулся.

Такова была ситуация при прежнем министре образования РБ Гульназ Шафиковой. Вполне возможно, что наметился прогресс в ее решении при новом руководителе ведомства Айбулате Хажине, деловые качества которого, кстати, довольно высоко оценили члены президентского Совета по правам человека.

— Я решила дождаться следующего 1 сентября, и если нам снова сообщат на родительском собрании, что нужно покупать какие-либо учебники или рабочие тетради, то опять обращусь за разъяснениями, но уже в федеральные инстанции, — говорит Светлана Арбузова.

Медиакорсеть следит за развитием событий.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter