За смерть сироты две чиновницы опеки поплатились креслами, а 11 - выговорами

За смерть сироты две чиновницы опеки поплатились креслами, а 11 - выговорами

13 октября, 23:29
Общество
Виновными в смерти трехлетнего сироты Матвея Катеринчука, скорее всего, назовут родных детей семьи Сафаргалеевых. Напомним, в патронатной семье в деревне Расмекеево Кушнаренковского района Башкирии, помимо Матвея, воспитывалось еще четверо приемных ребятишек – два девятилетних мальчика, 17-летняя девушка и 13-летняя сестра погибшего малыша. Кроме того, супруги Марс и Зульфия Сафаргалеевы имели четырех собственных детей, старшему из которых исполнился 21 год.

Как установили следователи, родные дети весьма агрессивно восприняли детдомовцев и периодически измывались над несчастными. Тем более, что все мальчики имели задержку в умственном развитии и это не могло не раздражать «полноценных» ребят, которые принялись поколачивать сирот. Побои обнаружены у всех воспитанников, а в начале августа «дедовщина» родственников закончилась трагедией. В районную больницу доставили трехлетнего малыша в состоянии комы. На теле маленького пациента, даже на половом члене, были многочисленные ссадины, царапины, гематомы и раны, а ушибы на лице замазаны краской. Умер Матвей Катеринчук на пятые сутки от серьезной черепной травмы – ребенку кто-то проломил голову.  

Как показала проверка прокуратуры Башкирии, организованная после гибели ребенка, чиновники из отдела опеки Кушнаренковской администрации весьма халатно относились к своим обязанностям. Например, брат и сестра Катеринчуки были переданы в семью Сафаргалеевых без обязательного заключения о санитарном состоянии жилого помещения, соблюдении норм жилья и оценки уровня доходов приемных родителей.

Заключения по остальным приемышам были составлены «с грубыми нарушениями». Никто из чиновников не учел, что трое ребят, передаваемые в патронат, имеют задержку психического развития и им требуются особые условия для воспитания. Чиновники утверждали, что приемная семья – благополучная. Но проверка выяснила – родители Сафаргалеевы нигде не работали, а детей брали для того, чтобы жить на детские пособия. 

Кроме того, личные дела сирот почему-то остались в управлении по опеке и попечительству уфимской мэрии, и в Кушнаренково не представляли какие дети к ним переехали. Прокуроры установили, что Матвея постоянно избивали старшие ребята, но никто из попечителей, обязанных контролировать приемные семьи, этого не заметил. В мае у Сафаргалеевых побывала проверка кушнаренковской комиссии по делам несовершеннолетних, но и она «не выявила факта жестокого обращения с мальчиком» и не заметила, что в семье отсутствуют «надлежащие условия для воспитания приемных детей». Не обратили внимания на страдания сирот и в местной школе, хотя родственники часто замазывали синяки приемных детей тональным кремом.        

После прокурорской ревизии две чиновницы из администрации Кушнаренково попрощались с должностями, еще 11 работниц опеки районной и уфимской мэрии поплатились выговорами.

Башкирский следственный комитет расследует уголовное дело по факту гибели малыша, ход расследования контролируется прокуратурой республики. Подозреваемые в совершении преступления пока не названы. Но уже сейчас понятно, что малолетние убийцы уйдут от ответственности – все находившиеся в доме в момент драмы дети не достигли 14 лет, а значит к ним нельзя применить уголовное наказание. Правда, о трагедии в милицию сообщил старший родной сын Сафаргалеевых – 21-летний Марсель, который мог приложить руку к убийству малыша. Так что под подозрением у следователей – вся семья.  

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter