В Верховном суде Башкирии по делу о Шульган-Таше выслушали мнение Минприроды России

В Верховном суде Башкирии по делу о Шульган-Таше выслушали мнение Минприроды России

12 марта 2019, 14:59ОбществоНадежда ВалитоваPhoto: Надежда Валитова. / Mkset.ru
На следующее заседание в качестве третьего лица пригласили выступить специалистов национального парка «Башкирия», который также оказался затронут в споре о границах заповедной территории.

Накануне в Верховном суде состоялось очередное заседание по административному делу, касающегося территории заповедника «Шульган-Таш». Речь идет об оспаривании постановлений правительства РБ № 71 от 9 марта 2017 г., №501 от 17 октября 2018 г., приказах минкульта РБ от 11 декабря 2014 года №355, 2 декабря 2015 г. № 380, Башкультнаследия №263 от 10 августа 2018 года.

В документах, напомним, говорится о фактическом установлении контроля органами исполнительной власти РБ путем смены правового режима на федеральных землях территории самого заповедника. Проще говоря, сотрудники заповедника «Шульган-Таш» теперь, исходя из этих документов, вынуждены запрашивать разрешение даже, чтобы прийти на свое рабочее место, а не только на производство каких-либо работ (например, изучение рисунков в пещере), которые проходят на территории заповедника, у Башкультнаследия.

Копировать обязанности

На заседании, которое началось спустя 20 минут заявленного времени, впервые присутствовала представитель министерства природных ресурсов и экологии России Анастасия Подвигина, также выступили представитель правительства республики (который явился на заседание, опоздав на 50 минут, за что получил замечание судьи), Башкультнаследия и будущего музея, посвященного Каповой пещере.

Директор историко-культурного заповедника «Шульган-Таш» Фаузиль Маликов был вынужден сидеть на заседании в качестве заинтересованного слушателя, поскольку, как сочли в суде (ссылаясь на кодекс административного судопроизводства), он не имел права выступать без высшего юридического образования.

На заседании в качестве слушателя также присутствовал руководитель ФГБУ «Государственный природный биосферный заповедник «Шульган-Таш» Михаил Косарев. Несмотря на то, что на заседании без уважительной причины отсутствовали представители минкульта РФ и РБ, его решили продолжить.

Истцы, представители ФГБУ, в очередной раз заявили о том, что вышеупомянутые оспариваемые документы ведомств, принятые в правительстве республики парализуют деятельность федерального учреждения, порождают ситуацию правового абсурда, результатами которых являются скандальные штрафы за монтаж туалета, изгородь и работу археолога из МГУ.

- Согласно этим постановлениям, у заявителя получается просто огромный список дополнительных обязанностей, которые просто парализуют деятельность федерального учреждения и не позволяют ему выполнять свою ежедневную текущую и научную работу. Об этом говорят резонансные дела со штрафами за туалет, изгородь и так далее, - говорит представитель заповедника, кандидат юридических наук Салават Юлчурин. - Здесь очевидно, что правительство республики вышло за пределы своей компетенции, поскольку заповедник находится под охраной федерального органа и вмешиваться в его работу могут только его представители.

Истцов также смутило, что из-за новоявленных организаций при Башкультнаследии (Научно-производcтвенный центр (НПЦ) по охране и использованию недвижимого культурного наследия, Государственное бюджетное учреждение Республики Башкортостан «Историко-культурный музей-заповедник «Пещера Шульган-Таш») появляется конфликт между ними и заповедником федерального значения. На сайте Башкультнаследия оно было создано в целях сохранения уникального памятника культурного наследия – пещеры Шульган-Таш.

При этом у Башкультнаследия и его подведомственных организаций нет ни должной уровню федерального заповедника охраны, патрулирования, штата, мониторинга исследований. То есть деятельность этого учреждения является абсолютно бессмысленной с точки зрения охраны Каповой пещеры в связи с отсутствием этой проблемы как таковой.

Однако ответчики настаивают, что цель новоиспеченной организации – сохранение наскальной палеолитической живописи и создание будущего музея. Ранее об этом Медиакорсети также говорил Данир Гайнуллин, руководитель НПЦ.

- Получается, до 2016 в заповеднике рисунки были без охраны и надзора, так что ли? – задается риторическим вопросом представитель заповедника.

Отметим, что если у заповедника, по словам Михаила Косарева, есть круглосуточная служба вахтовой охраны и КПП, то у управления Башкультнаследия и его подведомственных учреждений — внеплановые проверки по жалобам, плановые — 1 раз в 3 года. При этом физической охраны нет. Если у «Шульган-Таша» в списке технической охраны 12 стационарных и мобильных видеокамер, фотоловушки, веб-камеры с онлайн-трансляцией и датчики движения в пещере, то у Башкультнаследия официально не зарегистрировано никаких технических средств.

«Никому мешать работать мы не хотим»

Представитель правительства республики дал суду отзыв об административном деле. С доводами истца он предсказуемо не согласился и заявил, что права истца никак не затрагиваются.

- Оспариваемые постановления соблюдают все интересы и законные права биосферного заповедника, у нас нет цели ограничить их работу, - пояснил чиновник. – Более того, истец сам признает и не оспаривает возможность существования на одном земельном участке особо охраняемой территории двух различных режимов охраны, установленных уполномоченными органами власти.

- Вы говорите, что режима ограничения нет, а есть режим охраны, вы что под этим подразумеваете? – задал уточняющий вопрос представитель заповедника.

- Какой пункт вам дает такие полномочия?

- 9.1. Но мне больше нравится 9.2.

Отметим, что в законе говорится о полномочиях госорганов РФ в области сохранения объектов культурного наследия.

- Пожалуйста, выполняйте свои дела, работайте, проводите научные работы свои, но действуйте согласно закону, - заявил представитель правительства Юлчурину.

- Вы говорите, что ограничений у нас в работе заповедника нет, но они есть, мы их чувствуем! Их невозможно соблюдать ввиду абсурдности! - говорит Салават Юлчурин.

При этом представитель Башкультнаследия в суде не смог объяснить, на каких основаниях границы достопримечательного места «Земля Урала Батыра» определены так, а не или иначе, и почему они включают в себя территории нацпарка «Башкирия» и заповедника «Шульган-Таш».

Границы раздора

Представитель Минприроды встала на сторону заповедника. Одной из главных претензий представителям Башкультнаследия вновь стал вопрос о границах территории.

- Вы говорите, что придание статуса заповедника — это начальный этап формирования вашего учреждения. Границы установлены учреждением регионального значения, так?

- Не знаю, ответить не могу.

Представитель Башкультнаследия не смог в суде пояснить о том, как были установлены режим охраны и границы «Шульган-Таш», если это — территория федерального заповедника.

- Никем не рассматривается тот факт, что достопримечательное место «Земля Урала Батыра» касается двух заповедных территорий, в каждом из которых — свой конкретный режим охраны и разрешенной деятельности. Получается, что этот режим введен Башкультнаследием без согласования с Минприроды, фактически, самовольно. А это противоречит закону. Получается, что сотрудники учреждения не могут теперь осуществлять свои обязанности, работать полноценно, - заявила специалист.

Следующее заседание состоится в Верховном суде 18 марта в 14.00.

Медиакорсеть следит за развитием событий.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter