Верните директора: В Башкирии педагоги и трудные подростки просят отменить увольнение

Верните директора: В Башкирии педагоги и трудные подростки просят отменить увольнение

11 сентября 2018, 17:36
Общество
Лида Богатырева
7 сентября 2018 года вышел приказ об увольнении директора Серафимовской спецшколы для обучающихся с девиантным поведением Рашита Аднагулова.

Весь коллектив учреждения, воспитанники и жители поселка считают его отставку несправедливой, а причину надуманной.

В кабинете директора Серафимовской спецшколы в два подхода побывал весь педагогический состав. На глазах многих учителей и воспитателей стояли слезы, небольшое пространство то и дело заполнял взволнованный ропот и гул. Оба раза в кабинете были заняты все сидячие места, пустовало только одно кресло – Рашита Карамутдиновича.

Почему уволили директора?

О событиях прошедшего месяца рассказывали наперебой. Все началось 25 июля, когда двое воспитанников задумали побег. Улизнули ночью через хоздвор, вскрыли первую попавшуюся машину и поехали в Уфу. Детей поймали очень быстро, сначала отправили в Центр временной изоляции несовершеннолетних (ЦВИН) и уже потом доставили обратно в школу, где те провели около суток на карантине.

Практически сразу после карантина подростки сбежали снова, но быстро были пойманы и доставлены обратно в школу через 30 суток с довеском в виде заявления, в котором один из пацанов расписал, что сбежал из-за избиений в школе со стороны педагогов и других воспитанников.

А через месяц, 6 сентября, в кабинете у директора раздался звонок из министерства, его попросили приехать и разобраться в произошедшем. К тому времени мальчики уже раскаялись и признались, что все придумали, чтобы «оправдать себя перед отцом и пацанами школы». Рашит Карамутдинович собрал все объяснительные и другие документы, сел в машину и поехал в Уфу. В министерстве провел около 10 минут, вышел со словами «меня уволили», доехал до школы, доработал рабочий день и ушел.

Провожали Карамутдиновича со слезами на глазах, а на следующий день решили выступить единым фронтом за возвращение директора – написали обращение в министерство и главе региона Рустэму Хамитову, обзвонили журналистов. Ко всей этой истории мы еще вернемся, а пока расскажем о том, что представляет собой Серафимовская спецшкола и почему весь коллектив и воспитанники переживают за отставку своего руководителя.

Наш батя Карамыч

Серафимовская спецшкола для трудных подростков находится в Туймазинском районе. Учреждение такого типа в Башкирии единственное, да и по России их можно пересчитать по пальцам. Сюда попадают дети после решения суда, в основном, за воровство, бродяжничество и наркотики.

Директора школы Рашита Аднагулова пацаны называют просто «Карамыч». На своем посту он с 2011 года, в школе уже работает около 30 лет. Когда-то Карамыч был обычным воспитателем, потом на несколько лет ушел в бизнес, а затем снова вернулся в спецшколу уже в качестве директора.

Первое, что он сделал на посту – внушил педагогам, что спецшкола – не режимный объект, а пацаны – не заключенные. Он рассказывал еще раньше изданию Ъ-Уфа, что большая часть детей попадает в школу из неблагополучных семей. Он отмечал, что большинство из них никогда не видели добра, поэтому «лечить» их нужно трудом и хорошим отношением. Рашит Аднагулов верил и до сих пор верит, что, не смотря на совершенные преступления, у пацанов есть шанс исправиться и обрести нормальную жизнь.

Преподаватели рассказывают, что до того момента, когда в 2011 году Карамыч занял свой пост, в спецшколе было совсем другое отношение к детям, здесь условия были ближе похожи на «малолетку», сейчас же это второй дом.

– Это не зверинец теперь, это нормальное человеческое общество, они оттаяли все. Сердцем оттаяли. Три недели от силы, и ребенок оттаивает, и это в большей степени его заслуга (Рашита Аднагулова, – прим. ред.). По сути, за эту школу он отдал свою жизнь, здесь дневал и ночевал. За пять лет я ни разу не слышала, чтобы он на кого-то повысил голос, унизил, оскорбил – рассказала одна из педагогов.

– Помню случай, когда один из учеников сидит, за голову взялся, а потом как стукнет кулаком по столу со словами: «Почему же он не мой батя», - продолжила она. - Дети его так сильно любят, что один даже как-то свою тетрадку подписал - Айвар Карамыч. Но как отмечают учителя, в министерстве ничего этого не знают, потому что оттуда в спецшколу еще ни разу никто не приезжал.

Непослушный директор

Честно сказать, с министерством образования Башкирии у спецшколы и ее директора довольно натянутые отношения. На встрече с воспитателями и педагогами часто звучало словосочетание «неудобный человек». Сам Рашит Аднагулов считает, что в минобразования просто «ждали, когда этот непослушный директор споткнется», потому что он борется с ведомством уже четыре последних года.

Самый большой камень преткновения, считает Карамыч, это борьба за штат. В школе уже сократили режимную службу, всех психотерапевтов, медсанчасть. Педагогов и воспитателей отстоять пока удалось, но в спецшколе переживают, что это до поры до времени, так как пока что штатное расписание на новый год подписано не было.

Еще одна причина – урезание бюджета. За последние несколько лет с 53 млн рублей финансирование сократилось до 42 млн рублей, все время выкручивались за счет меценатов и спонсоров, которых находил сам директор.

- Приходилось даже выбивать детям то, что и так им положено государством, буквально до трусиков и маечек, – рассказывал ранее Рашит Карамутдинович.

За непослушного директора подписались все семьдесят работников спецшколы, начиная от педагогов и, заканчивая поварами и операторами котельной. Коллектив считает, что приказ с требованием расторгнуть трудовой договор «по инициативе сотрудника» был подготовлен заранее, и разбираться в ситуации никто не собирался.

«Он ехал на уже готовый приказ. Его ждали не для того, чтобы его мнение выслушать, не для того, чтобы узнать, что случилось, он ехал всего лишь приказ подписать», – рассказывают педагоги.

По словам учителей, заменить Карамыча не сможет никто, не зная специфику учреждения.

«Но теперь веры в справедливость нет. У нас это отняли и у детей отняли, а коллектив для них «пустое место», – подытожили разгневанные сотрудники.

«Я не думал, что так будет»

Вернемся к тем событиям. Педагоги рассказали, что со спецшколы никто не сбегал с 2011 года. Рамиль и Леша (имена изменены) здесь всего пару месяцев и еще не прошли «адаптационный период». Леша попал в спецшколу, потому что вскрыл гараж и украл оттуда огнестрельное оружие, Рамиля поймали после угона автомобиля. Со слов мальчика, он мечтал сбежать со школы, так как хотел избежать суда, об избиении соврал, потому что думал, что его переведут в другое учреждение в Екатеринбурге, где у него друзья.

Леша побежал просто за компанию, письмо писать не стал. Побег планировали две недели, сговорились и сбежали через задний двор. В планах было добраться до Уфы, чтобы там затеряться. Всего попыток побега было две, оба раза беглецов поймали довольно быстро.

– Я не хотел возвращаться и начал врать, чтобы оправдать себя. Еще во время первого побега мы много бегали по лесу, там падали, царапались. Когда нас отвезли в Туймазы, зафиксировали побои, потом отправили на 30 суток в ЦВИН. Я там назвал конкретные имена, все, которые я знал – воспитателей и одного пацана (которые его якобы били, – прим. ред.), просто чтобы оправдать себя. Почему выбрал именно эти имена, не знаю. Когда в ЦВИНе был, там письмо написал, его отдал папе. Папа моему письму поверил, мы решили отправить его Милане Скоробогатовой, уполномоченной по правам ребенка. Я не думал, что все дойдет до такой степени, что будут увольнения, думал, что меня просто переведут и все, а теперь сам хочу здесь остаться. Я очень хочу, чтобы директора вернули, потому что я сейчас очень-очень жалею о его увольнении, я раньше не осознавал, что он такой хороший. Мне пацаны потом объяснили, что он для школы сделал много, чтобы нас одевали, все давали, – рассказал Рамиль.

За ночь мальчики совершили восемь преступлений – вскрытие домов, угон автомобилей, кража, взломы. Большинство пострадавших пожалели пацанов из спецшколы и написали отказные. Парни в содеянном уже раскаялись, отправили объяснительные на имя Миланы Скоробогатовой со словами: «Все, что написал в обращении, не является правдой», только эти объяснительные уже никому не нужны.

Как увольняться будешь?

В день, когда мы разговаривали с сотрудниками и воспитанниками, сам Карамыч в школу приходить не решился. Мы с ним встретились позже, он рассказал, что как только зашел в министерство, то понял сразу – разбираться в произошедшем никто не собирается. Ведь если подумать логически, даже если детей кто-то бил, то нужно найти и наказать виновных, «но ничего этого не было».

– Она (министр образования Гульназ Шафикова, – прим.ред.) даже ни одно дело до конца не просмотрела. Но надо же приехать и расследовать на месте причины произошедшего, кто виноват, наказан ли тот, кто виноват, – рассказал Рашит Карамутдинович, – А ведь перед вами стоит человек, который жизнь положил за эту школу, который знает, как с детьми работать, чтобы их души не погубить, они и так уже все израненные.

После этих слов он поблагодарил всех спонсоров и коллектив за совместную работу, резко развернулся и ушел.

Редакция направила запрос с целью узнать позицию минобразования в этой ситуации, оперативный комментарий от министерства пока не получен.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter